Упущенные возможности ООН

ФайнэншиэлТаймс, 14 сентября 2005

Нэнси Содеберг

Недавно в Нью-Йорке прошел саммит, в котором приняли участие большинство мировых лидеров. Эта встреча должна была стать сильной поддержкой утопического плана создания глобального правительства в XXI столетии. Но идеологический конфликт между Соединенными Штатами и большой частью развивающихся стран привел эту встречу на грань провала.

Этот саммит готовили в течение нескольких лет. После тяжелых провалов международного сообщества во время кризисов на Балканах и в Руанде в 1990-е годы господин Аннан учредил несколько комиссий для решения проблемы защиты гражданского населения в тех странах, где правительства не делают это, а также с целью поиска путей решения острых проблем развивающихся стран.

После войны в Ираке в 2003 году Кофи Аннан признал, что есть огромная разница в том, в чем видят угрозу для себя развитые и развивающиеся страны. Соединенные Штаты видят угрозу для себя главным образом в терроризме и в оружии массового поражения; а что касается развивающихся стран, то они видят угрозу для себя в экономической отсталости, бедности, долговом бремени, ВИЧ/СПИДе и других инфекционных заболеваниях.

В марте этого года господин Аннан выступил с рядом здравых предложений. Он призвал развитые страны направлять 0,7 % ВВП развивающимся странам, рекомендовал ослабить торговые барьеры и списать долги в обмен на обязательства развивающихся стран установить у себя порядок во власти, не участвовать в распространении оружия массового поражения и прекратить оказывать поддержку террористам. Эти меры были частью усилий ООН по достижению Целей развития тысячелетия к 2015 году.

Все лето дипломаты отвергали один проект таких мер за другим. Между тем возникает впечатление, что большая часть развивающихся стран так и осталась в 1960-х годах, утверждая, что терроризм допустим при освободительной борьбе, тормозя реформу управления ООН и не приходя к согласию в том, каким образом нужно расширить Совет Безопасности ООН. Самая сильная оппозиция исходит от ряда реакционных государств, таких, как Пакистан и Алжир, а Россия и Китай все чаще выступают против любых проявлений того, что они воспринимают как посягательство на суверенитет государств.

Соединенные Штаты также препятствуют достижению прогресса в ООН. Есть ряд вопросов, в отношении которых США сохраняют непримиримую идеологическую позицию, такие, как Киотский протокол о глобальном изменении климата, Международный уголовный суд, размер помощи, которую необходимо оказывать развивающимся странам, разоружение и нераспространение ядерного оружия, и право на аборт. Вашингтон начал серьезно участвовать в общем диалоге лишь в середине августа, когда Джон Болтон, новый постоянный представитель Соединенных Штатов в ООН, выразил стремление вновь начать этот процесс – с нуля.

Результатом такого большого количества острых проблем и давления, оказываемого с разных сторон, стало то, что в черновом варианте документов, подготовленных для принятия на саммите, были заключенные в скобки страницы текстов, вокруг которых велись споры. Дипломаты все еще продолжали спорить даже тогда, когда лидеры их государств уже прибывали в Нью-Йорк.

Окончательные результаты будут противоречивыми. Соединенные Штаты сейчас согласились с тем, что в документе можно упомянуть конкретные цели для помощи развивающимся странам, но не следует упоминать о какой-либо особой поддержке этих целей. Дискредитировавшая себя Комиссия ООН по правам человека, которую в последнее десятилетие возглавляли Сирия, Куба, Ливия, Судан и другие государства из клуба репрессивных стран, будет заменена новым Советом по правам человека, но структура этого Совета еще не определена. Все еще ведутся споры о том, насколько можно увеличить полномочия Генерального секретаря ООН в целях управления этой организацией, и это несмотря на призывы комиссии Волкера к срочному проведению реформы ООН.

Светлая сторона заключается в том, что дипломаты, после множества пререканий, согласились признать ответственность мирового сообщества за защиту гражданского населения стран мира, а также согласились с необходимостью улучшить миротворческие операции. Новая Комиссия по установлению мира сосредоточится на решении тех проблем, которые возникают у государств вследствие конфликтов. Все это важно, но этого явно недостаточно для жизни ООН и всего мира в XXI веке. Не удалось затронуть острейшие проблемы для мира и безопасности – терроризм, применение силы, нераспространение оружия массового поражения и реформу Совета Безопасности ООН. Даже после 11 сентября 2001 года, группа стран продолжает блокировать любую попытку дать в рамках ООН определение понятию «терроризм». Правда, страны согласились обсудить эту проблему позже в этом году.

В условиях противодействия со стороны Соединенных Штатов и того скептицизма, который проявляют развивающиеся страны, обсуждение предложений, касающихся разоружения и нераспространения, а также критериев для применения силы, зашло в тупик. Такой же тупиковой проблемой стала реформа Совета Безопасности ООН. Четыре государства, которые стремятся войти в Совет Безопасности на постоянной основе – Япония, Индия, Бразилия и Германия – так и не добились успеха в своих попытках создать шесть новых постоянных мест в Совете Безопасности ООН, в том числе два места для африканских государств. Африка отвергла это предложение.

Горькая правда заключается в том, что мировые лидеры не сумели принять вызов, брошенный Генеральным секретарем ООН. В его предложениях представлен тот путь, по которому мир должен идти вперед в XXI столетии. Должно пройти время, пока эти лидеры «дорастут» до того понимания проблем, которое есть у Генерального секретаря ООН. А до тех времен мир будет хуже, чем он мог бы быть.

Автор статьи является вице-президентом Международной группы по разрешению кризисов и автором книги «Миф супердержавы: применение американской мощи и злоупотребление ею».

Добавить комментарий