Во что верят христиане

Клвйв Люис

Итак, христиане считаю, что некая злая сила сумела подчинить себе мир. (Главнейшим ее представителем считается «князь мира», т. е. сатана). Но тут возникает естественный вопрос: соответствует ли такое положение вещей воле Божией? Если да, то странный же это Бог, — скажете вы; а если нет, — то как может что-либо случитьсыя против воли Того, Кто обладает абсолютной властью?

Но каждый из вас, кто когда-либо обладал какой-либо властью, знает, что ваша воля может в одних случаях исполняться, а в других наталкиваться на противодействие. Мать может вполне разумно сказать детям: «Я не собираюсь приходить каждый вечер и заставлять вас убирать детскую. Вы должны сами приучиться держать ее в порядке». Но однажды вечером, зайдя в детскую, она обнаруживает в камине плюшевого мишку, чернильницу, учебник французской грамматики. Это противоречит ее воле. Она предпочла бы, чтобы ее дети были аккуратны. Но, с другой стороны, именно ее воля дала детям свободу быть неаккуратными. Та же ситуация может возникнуть в любом полку, профсоюзе или школе: вы предоставляете какое-то действие на добрую волю исполнителей, и половина людей отказывается его выполнять; это – против вашей воли, но ваше предложение сделало возможным такое положение вещей.

То же самое, вероятно, происходит и во Вселенной. Бог наделил свои создания свободной волей, а они, стало быть, могут пойти как по верному, так и по неверному пути. Некоторые считают, что можно представить себе некое свободное создание, которое не может пойти по плохому пути. Я не могу себе этого представить: если существо свободно быть добрым, оно также свободно быть и злым. И это возможно благодаря свободной воле. Так почему же Бог эту свободную волю предоставляет? Да потому что без свободной воли, даже если она способствует появлению зла, были бы невозможны любовь, радость и красота, то есть все то, что обладает истинной ценностью в мире. Живых существ, которые работали бы как машины или автоматы, вряд ли стоило бы создавать. Радость, которую Бог предназначает своим созданиям, это радость свободного, добровольного соединения с Ним и друг с другом в экстазе любви и блаженства, в сравении с которым самая восторженная любовь между мужчиной и женщиной покажется пресной. А для этого люди должны быть свободны.

Конечно, Бог знал, что случится, если люди воспользуются свободой неправильно. Очевидно, Он считал, что стоит пойти на этот риск. Мы можем не соглашаться с Ним в этом: но в несогласии с Богом есть одна загвоздка. Бог – источник самой нашей возможности рассуждать: вы не можете быть правы, а Он – неправ, как ручей не может подняться выше своего источника. Когда вы выступаете против Него, вы выступаете против той силы, которая вообще делает вас способными рассуждать; это то же, что рубить сук, на котором сидишь. Если Бог считает, что война во Вселенной это справедливая цена свободы воли, и создал мир, в котором Его создания могут совершать настоящее добро или зло, и может произойти что-то действительно важное – в отличие от игрушечного, механического мира, приводимого в движение веревочками, — то и мы можем признать, что наша свобода воли стоит цены, которую мы платим за нее.

Когда мы поймем, в чем суть свободной воли, мы увидим, насколько глупо спрашивать, как меня однажды спросили, почему Бог создал человека из такого ненадежного портящегося материала. Чем лучше материал, из которого создано существо, тем оно способнее, сильнее, свободнее и прекраснее, если развивается правильно и хорошо, но тем хуже оно станет, пойдя по неверному пути. Корова не может быть очень хорошей или очень плохой; но собака может быть и лучше, и хуже; ребенок в большей степени может быть лучше и хуже, еще более – может быть лучше или хуже обыкновенный человек, а еще более – человек гениальный. Сверхчеловеческий дух – может быть наилучшим или наихудшим из всего сущего.

Как же Темная Сила сбилась на неправильный путь? На этот вопрос который человек не может дать сколько-нибудь достоверный ответ. Можно, однако, сделать разумное (и традиционное) предположение, основанное на нашем собственом опыте уклонения с правильного пути.

Поскольку у нас вообще есть сознание собственного «я», возникает возможность поставить это «я» на первое место, сделать себя центром – фактически, быть богом. В этом и заключался грех сатаны, которым он заразил человеческий род. Некоторые думают, что падение человека как-то связано с полом, но это ошибка. (Рассказ в Книге Бытия скорее наводит на мысль, что некое извращение природы пола последовало за падением и было его результатом – но не причиной.) Сатана же вложил в головы наших далеких предков мысль, будто они могут быть «как боги», существовать сами по себе, как если бы они сами себя создали, — быть самими себе хозяевами, придумать для себя какое-то счастье помимо Бога, вне Бога. Эта обреченная попытка породила почти все, что мы называем человеческой историей: деньги, бедность, честолюбие, войну, проституцию, классы, империи, рабство – долгую, ужасную историю человека, пытающегося найти счастье в чем-то ином, кроме Бога.

Причина безуспешности этих попыток в следующем: Бог создал нас подобно тому, как человек изобретает машину. Машина, созданная с расчетом на бензин, не будет работать исправно ни на каком другом топливе. Человека же Бог создал с расчетом на то, что энергию для своей жизни он будет черпать в Боге. Бог – горючее, на котором, по Его замыслу, может работать человеческий дух. Никакой другой нет. Поэтому бесполезно просить Бога сделать нас счастливыми по нашему разумению, минуя какую бы то ни было религию. Бог не может дать нам счастье и мир в отрыве от Него, потому что без Него счастье и мир просто не существуют.

В этом ключ к пониманию истории. Затрачивается масса энергии, создаются цивилизации, придумываются превосходные учреждения; но каждый раз что-то портится. Какая-то роковая осечка приводит к власти эгоистичных жестоких людей, и все скатывается обратно вниз – к бедствиям, отчаянию и катастрофам. Так и получается: машина, как будто прекрасно трогается с места, проезжает несколько метров, а затем ломается. Это потому, что ее заставили работать на неподходящем горючем. Вот что сделал сатана с нами, людьми.

А что же сделал Бог? Во-первых, всего Он вложил в нас сознание, совесть, чувство добра и зла. На протяжении всей истории человечества были люди, старавшиеся (некоторые ценой огромных усилий) придерживаться этих начал, но полностью это не удавалось никому.

Во-вторых, Он одарил человека тем, что я называю светлыми мечтами: я имею ввиду странные, разбросанные по всем языческим религиям рассказы о Боге, который умирает и вновь возвращается к жизни и своей смертью каким-то образом дарует людям новую жизнь.

В-третьих, Он избрал один народ и несколько веков вколачивал в головы избранного Им народа, каков Он, что Он – Один, и как важно вести себя правильно, по Его завету. Это был еврейский народ, и Ветхий Завет описывает весь процесс этого вколачивания.

А затем человечество испытало настоящий шок. Среди евреев внезапно появляется Человек, который ведет себя так, как будто Он – Бог. Он заявляет, что прощает грехи, утверждает, что существовал вечно, говорит, что в конце времен придет судить мир.

Тут нужны небольшие пояснения. Пантеист, индус мог бы сказать, что он – часть Бога, или что он и Бог – едины, и это было бы вполне нормально. Но Тот человек был еврей и не мог иметь ввиду такого Бога. В еврейском понимании Бог это Существо, стояще за пределами мира, создавшее этот мир, — Существо, бесконечно отличное от чего бы то ни было. А если так, то слова человека, объявляющего себя Богом, были самым ошеломляющим заявлением, когда-либо слетавшим с человеческих уст.

Есть в Его заявлении нечто, ускользающее от нашего внимания, потому что мы слышим это так часто, что уже не вникаем в смысл. Я имею ввиду «право» прощать грехи – любые грехи. Если говорящий не является Богом, то это звучит абсурдно и смешно. Мы можем понять, что человек прощает обиды, нанесенные лично ему: вы отдавили мне ногу, я вас прощаю; вы украли у меня деньги, я вас прощаю. Но что сказали бы вы о человеке, никем не обиженном, который заявляет, что прощает вам обиду, причиненную другим, или присвоение чужих денег? Ослиная самоуверенность – вот самая мягкая характеристика такого заявления! Но именно это делал Иисус. Он говорил людям, что их грехи прощены без всякой предварительной консультации с теми, кто непосредственно пострадал от этих грехов. Он без колебаний вел Себя так, словно был главной заинтерсованной стороной, главным пострадавшим от каждой обиды. Это оправданно только в том случае, если Он на самом деле – Бог, чьи законы нарушаются и чьей любви каждым грехом наносится рана. В устах всякого, кто не есть Бог, эти слова свидетельствовали бы просто о беспримерной глупости и чудовищном самомнении.

Однако (и это так странно и многозначительно), даже у Его врагов, читающих Евангелие, Его слова не вызывают ощущения глупости и самомнения. Тем более – у непредубежденных читателей. Христос говорит, что Он «кроток и смирен» — и мы верим Ему, не замечая, что будь Он просто человек, кростость и смирение – самые последние слова, которыми можно было бы охарактеризовать Его некоторые слова.

Говоря это, я стараюсь предотвратить глупость, которую часто можно услышать: «Я готов принять Иисуса как великого учителя нравственности, но я не принимаю его притязаний на божественность». Так вот, если бы простой человек говорил то, что говорил Иисус, то он не был бы великим учителем нравственности. Он был бы либо безумцем, как любой, называющий себя чайником, либо дьяволом из ада. Вы должны решить для себя: либо признать, что этот Человек был и есть Сын Божий, либо счесть Его сумасшедшим и тогда либо посадить под замок как безумца или возненавидеть и убить как дьявола, или пасть к Его ногам и назвать Его Господом и Богом. Только откажитесь от покровительственного вздора ансчет того, что Он – великий учитель человечества. Возможности думать так Он нам намеренно не оставил.

Добавить комментарий