Что делать с Россией? – 4 («Policy Review», США)

Джеймс Голдгейер и Майкл МакФол, 18 октября 2005, Nasledie.ru
Антон Беспалов, Максим Коробочкин, ИноСМИ.Ru

«Ангажирование» российского общества

Развитие отношений с российским правительством по всем направлениям не означает, что официальные круги США должны поддерживать путинские самовластные методы или избегать обсуждения и практической поддержки демократических ценностей в российском обществе. Ни одним из упомянутых векторов политического курса не следует жертвовать ради другого. Путин и его правительство будут сотрудничать со своими коллегами из Вашингтона только в том случае, если подобное взаимодействие будет соответствовать российским национальным интересам в их понимании. Они не станут отказываться от взаимовыгодного межправительственного сотрудничества из-за попыток американцев «ангажировать» российское общество. Поэтому, помимо активизации межгосударственного взаимодействия с Кремлем, власти США должны вновь оказать поддержку неоконченному делу демократизации России.

Исход борьбы за демократию в России решат прежде всего сами граждане этой страны. Однако Соединенные Штаты могут оказать здесь кое-какую помощь, способствуя изменению соотношения сил в пользу сторонников свободы. У США нет эффективных рычагов давления, чтобы по-настоящему влиять на экономическое и политическое развитие России. Поэтому главной стратегической задачей должно стать всеобъемлющее, устойчивое и реальное сотрудничество со всеми элементами российского общества.

Первым шагом этого нового политического курса должны стать откровенные высказывания о свертывании демократии в России при Путине. За несколько недель до назначения советником президента по национальной безопасности Кондолиза Райс (Condoleezza Rice) опубликовала статью, где отмечалось, что отсутствие откровенного разговора о внутренних проблемах России чревато вредными последствиями: «Попытки Соединенных Штатов оказывать помощь [России — прим. перев.] нельзя считать ошибкой. Но, как подчеркивает российский реформатор Григорий Явлинский, Соединенным Штатам следовало «говорить правду» о происходящем [на его родине]». После этого она подвергла критике «»лакировку действительности», которой занималась администрация Клинтона». Сегодня идея Райс представляется еще более актуальной. Не только дела, но и слова имеют значение. Явлинский и другие защитники демократии в России и сегодня хотят, чтобы американские официальные лица «говорили правду» о происходящем в стране.

Значение имеют и непосредственные личные контакты с российскими демократами. В ходе своего визита в СССР в мае 1988 г. Рональд Рейган обсуждал с советским лидером Михаилом Горбачевым проблемы, связанные с контролем над вооружениями и региональными конфликтами. Однако, находясь в Москве, Рейган не допустил, чтобы из-за его личной дружбы и сотрудничества с Горбачевым «в тени» остался другой вопрос, вызывавший у него озабоченность — проблема прав человека. Выступая в Хельсинки накануне своей первой поездки в Советский Союз, Рейган заявил: Без соблюдения прав человека подлинную международную безопасность обеспечить невозможно: Величайшей творческой и нравственной силой в нашем мире, величайшей надеждой на жизнь и успех, на мир и счастье, является свобода всех людей». В ходе визита в советскую столицу президент неоднократно подтверждал эту идею словом и делом, будь то в своем выступлении перед студентами МГУ, или на приеме в резиденции американского посла, куда было приглашено около сотни правозащитников. Рейган не только сфотографировался вместе с этими противниками коммунистической диктатуры, но и отнесся к правозащитникам с таким же уважением, как и к своему советскому коллеге. Президент Буш, госсекретарь Райс и другие высокопоставленные представители американского государства должны следовать той же стратегии: использовать встречи с российскими демократами и правозащитниками, чтобы выразить поддержку их борьбе и попытаться защитить этих храбрых людей от новых притеснений со стороны российских властей.

Нельзя забывать и о финансовой помощи. В период, когда в России происходит свертывание демократии, некоторые чиновники из администрации Буша начали обсуждать график «исключения» России из финансируемых Соединенными Штатами программ по поддержке демократии. С момента прихода к власти администрация в каждом проекте бюджета предусматривает сокращение финансовой помощи в рамках Закона о поддержке свободы (Freedom Support Act) для региона в целом и России в частности. За 2002-2004 г. финансирование программ в рамках Закона сократилось с 958 миллионов до 548 миллионов долларов, а средства, выделяемые на подобную помощь для России были урезаны со 162 до 99 миллионов долларов (отдавая должность проницательности законодателей, следует отметить, что в проекте бюджета на 2004 г. администрация Буша предлагала ассигновать еще меньшую сумму — 72 миллиона). В 2005 г. сокращение финансирования продолжилось. В подготовленном администрацией проекте бюджета на 2006 финансовый год средства, выделяемые России в рамках Закона о поддержке свободы, составляют всего 48 миллионов долларов.

Администрация мотивирует это тем, что из-за экономического роста в России некоторые программы экономического характера вполне можно урезать, а доля средств, выделяемых на распространение демократии, не подвергается радикальному сокращению. Но ассигнования на поддержку демократии следует не сокращать, а увеличивать. Построение демократии в России не просто не завершено: на его пути возникло еще больше препятствий. Более того, если Соединенные Штаты сегодня — когда демократия в стране еще далеко не укоренилась — бросят российских демократов на произвол судьбы, какие выводы относительно последовательности американской политики сделают из этого избранные народом лидеры Ирака и Афганистана? Кроме того, финансовая помощь должна носить более целенаправленный характер — поступать тем организациям и людям, которые непосредственно ведут борьбу за сохранение демократических институтов и процедур. К примеру, пришло время усилить техническую и финансовую помощь независимым СМИ, организациям, осуществляющим наблюдение за выборами, или проводящим кампании по вопросам социальной политики, группам, борющимся с коррупцией, и молодежным движениям. В период, когда партии воздерживаются от дебатов по проблемам политического курса, поддержка конкретных кампаний в защиту прав детей или студентов, или акций, выражающих озабоченность граждан людскими потерями и материальными расходами на войну в Чечне, приобретает особое значение. Но прежде, всего западные организации, участвующие в поддержке демократии в России, должны осознать новую политическую обстановку, сложившуюся в России при Путине, и, вместо того, чтобы продолжать осуществление программ десятилетней давности, внести в свою деятельность соответствующие корректировки.

Сокращение финансирования студенческих обменов и стипендий также представляется опасной близорукостью, поскольку именно первое посткоммунистическое поколение, вступающее во взрослую жизнь сегодня, через много лет после распада СССР, и определит направленность развития России в долгосрочной перспективе. Эти российские студенты являются естественными союзниками Америки в деле укрепления демократии в стране. Более того, ничто так не способствует распространению демократии, как наглядные примеры, которое дает людям непосредственное знакомство с американским обществом.

Помимо этого, Соединенным Штатам следует выделять больше средств на развитие высшего образования в России, делая особый упор на создание факультетов политических наук и общее развитие политологии как научной дисциплины. Сегодня Россия уже может похвастаться несколькими бизнес-школами мирового уровня и рядом первоклассных экономических факультетов. В результате у российских студентов появилось немало возможностей для изучения институтов рыночной экономики, но с изучением демократических институтов ситуация иная. Еще одним мощным инструментом распространения демократии в России и ее интеграции в западное сообщество является финансовая помощь в целях расширения доступа к интернету.

Особое внимание — выборам 2008 г. Следующим судьбоносным событием в политической жизни России и последним важнейшим этапом развития российско-американских отношений до ухода администрации Буша из Белого дома станут президентские выборы 2008 г. До этих выборов стабильность путинского режима сомнений не вызывает. Снижение цен на нефть, новый крупный теракт или «цветная революция» еще в одной соседней стране — все это не способно привести к падению нынешней власти. Поэтому важнейшее значение приобретает вопрос о том, какое решение примет Путин в отношении назначенных на 2008 г. президентских выборов. Если он, в соответствии с конституцией, после окончания второго срока покинет свой пост, у российской демократии появится шанс на возрождение. Уже сам факт проведения состязательных президентских выборов в установленный срок и в соответствии с законом, даже если победу на них одержит подобранный Путиным преемник, будет способствовать укоренению именно такого способа передачи власти, и послужит для будущих претендентов на единоличное правление предупреждением, что пренебрежение конституционными нормами чревато для них немалой опасностью. Однако если Путин решит изменить или нарушить конституцию, чтобы остаться у власти, он тем самым подорвет собственную легитимность, поскольку устойчивое большинство россиян высказывается за всенародное избрание главы государства.

Президент Буш и его администрация не могут сделать много для возрождения демократических институтов, ослабленных за пять лет пребывания Путина у власти. Буш не в состоянии создать в России независимое телевидение, «вернуть к жизни» самостоятельные политические партии, или остановить войну в Чечне. Однако он может использовать свое личное влияние на Путина, чтобы убедить российского президента: уход с поста в 2008 г. будет для него предпочтительным вариантом. В частных беседах Буш мог бы объяснить ему, что мирная, демократическая передача власти поможет Путину занять в истории место выдающегося «государственного строителя» (пусть, с нашей точки зрения, его деятельность и не заслуживает такой оценки), а пытаясь удержаться у власти после второго срока, он будет выглядеть обычным диктатором-бандитом. В ходе таких контактов Буш мог бы и попытаться убедить своего друга Владимира придать выборам 2008 г. более справедливый и прозрачный характер. В качестве первого шага в этом направлении президент США мог бы порекомендовать российскому коллеге выступить с инициативой о внесении в существующий закон о выборах поправки, позволяющей неправительственным организациям осуществлять наблюдение за ходом голосования.

Параллельно с этой неофициальной «пропагандистской кампанией» Буш и его правительство должны уделить должное внимание и увеличить финансовую помощь тем общественным силам в России, которые борются за то, чтобы парламентские выборы 2007 г. и президентские выборы 2008 г. стали свободными и честными. В частности, с помощью американского финансирования российские организации, занимающиеся мониторингом выборов, должны получить возможность разместить своих представителей на всех или большинстве избирательных участков, проводить параллельный подсчет голосов и экзит-поллы в масштабе всей страны. Максимальную помощь в ближайшие три года следует оказывать и программам по укреплению независимых СМИ, обеспечению явки избирателей и просветительской работе среди населения.

Политика, основанная на принципах

Соединенные Штаты не в силах пресечь антидемократические тенденции в России. Россия — слишком большая страна, а могущество Путина чересчур велико. Однако официальные лица США должны четко заявить, по какую сторону баррикад стоит Америка. В своем выступлении в Национальном фонде за демократию (National Democracy Endowment) 6 ноября 2003 г. Буш, рассуждая об эпохе Холодной войны в Европе и Азии, заметил: «Мы были источником вдохновения для угнетенных народов. В лагерях, на подпольных профсоюзных собраниях и тайных молебнах люди знали, что есть в мире страны, избавленные от кошмара, который переживают они. Они знали, что есть, по крайней мере, одна страна — земля света и надежды — где свобода ценится и гарантируется. И они молились, чтобы Америка о них не забыла, и не забыла о своей миссии — распространять свободу во всем мире».

Демократы в России и сегодня надеются, что мы не забыли ни о них, ни о своей миссии — распространять свободу во всем мире, в том числе и в России. Задачей политического руководства США в отношении этой страны является сотрудничество как с российским государством, так и с российским обществом.

Добавить комментарий