Мультикультурализм как иллюзия благополучия

Павел ЖИТНЮК, Росбалт

В одной из серий замечательного фильма «Чужие», есть эпизод, где героиня Сигурни Уивер говорит ученым, выращивающим монстров-убийц: «Вы все умрете». Желание высказаться подобным образом возникало порой у некоторых российских участников прошедшего недавно в Петербурге российско-германского форума «Мастерская будущего», собравшего на диалог российских и немецких молодых политиков и экспертов.

Тема форума звучала так: «Новые демографические и миграционные вызовы для России и Европы. Общие проблемные точки России и Германии. Возможное российско-европейское сотрудничество по проблемам демографического кризиса». Российские и германские молодые «элиты» пытались понять, что с этими вызовами делать. И возможно, предложить какие-то решения.

Население Европы в 1995-2000 гг. уменьшилось бы на 4,4 млн. (-1,2%), если бы не приток приблизительно 5 млн. мигрантов на протяжении этого периода. Население Германии сокращалось бы, начиная с 1970 г., если бы не приток иммигрантов. В конце 1990-ых гг. иммиграция обеспечивала не менее трех четвертей прироста населения в Австрии, Дании, Греции, Италии, Люксембурге, Испании и Швейцарии. Количество иностранцев, проживающих в Финляндии, Ирландии, Италии, Португалии и Испании, в 1990-ые гг. удвоилось.
Но, даже с учетом ежегодного прибытия в Европу 600 000 иммигрантов на период 2000-2050 гг., население континента все равно уменьшится за указанный промежуток времени на 96 млн. человек.
ООН, «Мировой экономический и социальный обзор 2004»

Германская общественность строго привержена концепции мультикультурализма. «Интегрироваться», «жить вместе, оставаясь разными», «повышать толерантность в обществе», — такие слова звучали на заседании «Мастерской будущего». Проанализировать меняющуюся на глазах ситуацию в Европе — отражением чего стали события во Франции — никто откровенно не решился…

«Как могут мирно существовать две культуры, в одной из которых принято мыть улицы шампунем, а в другой — резать баранов на общих лестницах?», прозвучал вопрос с российской стороны на одном из заседаний. «Это не культурные различия, а бытовые. Ничего страшного, ведь лестницы потом можно помыть», — последовал ответ.

Если европейцы готовы мыть лестницы в своем доме за арабами — значит, действительно, не далек час, когда «они все умрут».

Выходы из новых миграционно-культурных угроз немецкие коллеги видят в следующих шагах: просветительские курсы для прибывающих иммигрантов, воспитание детей на мультикультурных принципах, либерализация форм и методов экономической поддержки территорий, разработка концепции международных и общенациональных антинаркотических кампаний, «сочетающих в себе просвещение, пропаганду здорового образа жизни, меры помощи наркозависимым».

Надо, говорят, создавать для детей мультикультурные школы. Но ведь ни один более-менее обеспеченный немец не отдаст своего ребенка в такую школу — причем не из-за расизма, а из-за того, что не все ученики одинаково хорошо знают язык, следовательно, уровень преподавания ниже. Надо, говорят, чтобы «новые европейцы» сдавали экзамены на знание культуры и истории своей новой родины. Но «новым европейцам» это не нужно — им нужно от новой родины, чтобы она предоставила им работу и жилье, а образ жизни и культуру они как раз хотят сохранить свои.

И пока политкорректные мальчики из разного рода политических форумов рассуждают, как именно надо натурализовать иммигрантов, иммигранты постепенно натурализуют их самих. В лучшем случае.

На протяжении десяти лет уровень рождаемости в Германии составляет 1,3, что гораздо ниже необходимых 2,1. Поэтому будущее немецкой нации выглядит весьма печальным. К 2050 году:
— 23 миллиона немцев умрут;
— население Германии сократится с 82 до 59 миллионов;
— количество детей младше 15 лет сократится до 7,3 миллионов человек;
— треть населения Германии будут составлять люди старше 65 лет. Соотношение между пожилыми людьми и молодежью в Германии будет превышать два к одному в пользу первых;
— население Германии будет составлять две трети процента от мирового населения, и лишь один из каждых 150 человек на Земле будет немцем. Кроме того, немцы окажутся в числе самых старых народов мира.
Патрик Дж. Бьюкенен, «Смерть Запада»

Надо отметить, что позиция российских участников форума отличалась большей рассудочностью и трезвостью по отношению к возможной интеграции чужаков. Или, если угодно, меньшей политкорректностью… Но из-за этого было достаточно трудно, а по некоторым вопросам невозможно, найти общий язык.

Например, когда один из российских участников предложил, что для рабочих-мигрантов надо создавать отдельные поселения, где будет обеспечиваться порядок и какая-никакая социальная защита мигрантов, немецкие коллеги были возмущены. Очевидно, что изолированные поселения ассоциируются у них с Майданеком или Освенцимом. В то время как в Петербурге некоторое время назад идея создания «комфортабельного гетто» для гастарбайтеров обсуждалась на полном серьезе. Сказывается слишком разное воздействие исторического прошлого…

Любопытно, что при этом в личных закулисных беседах европейские коллеги вовсе не так политкорректны; многие из них понимают, что целлулоидный мир всеобщей толерантности и мультикультурального братания существует лишь в фантазиях, а в реальности на наших глазах разворачивается жестокая борьба за благоустроенное и обжитое европейское пространство между старожилами и голодными и злыми неофитами. Но упаси боже говорить об этом при всех… Это не демократично, не политкорректно, не по-европейски, а значит это — Табу.

Представляется, что у ярко выраженного мультикультурализма, захватившего Германию, есть несколько истоков.

1. Страну сильно «перепахал» комплекс вины за исторические ошибки. Настолько, что кажется, уходит сама идентичность немецкого народа. Готовность мыть лестницы за мигрантами — хороший показатель.

2. Пресловутая политкорректность, при которой выросло уже поколение европейцев. Неспособность называть вещи своими именами сильно затрудняет диалог.

3. Объективно сложная ситуация с мигрантами и с будущим европейцев. Ситуация, при которой общественный организм пытается побороть страх — в том числе, аутотренингом, которым является идеология мультикультурализма.

Европейская элита так отстроила свою жизнь, что ее тропы не пересекаются с тропами иммигрантских низов. Иммигрантов для наиболее обеспеченных и успешных европейцев как бы не существует. Они живут в районах, отгороженных от иммигрантов, не встречают их ни в магазинах, ни в клубах — кроме как в качестве обслуги; их дети учатся в школах, где нет проблем с мигрантами.

Характерный мелкий пример: первый день работы Франкфуртского автосалона — билеты в этот день в пять раз дороже, чем в обычные дни, в результате публика сильно отличается от среднеевропейской — сплошные состоятельные белые граждане. Никаких турок и арабов, как будто их нет в Германии вообще.

Нет пока заметной доли инокультурных иммигрантов и в органах власти — таким образом, у верхних слоев общества создается иллюзия благополучия. «Какие мигранты? Мы с ними не сталкиваемся, значит проблема надуманна…»

Между тем точка «Х», когда произойдет качественный рост числа инокультурных жителей, уже близка. В этой точке иммигранты неожиданно обнаружатся в непривычных для элиты местах, причем в больших количествах. Вот тогда «верхи» осознают проблему, только будет уже поздно. Они потеряют свои страны, и на их месте возникнет пресловутая «Еврабия».

…Вполне возможно, что Россия скоро окажется одним из самых удобных и безопасных мест для жизни. Наши проблемы в сфере массовой инокультурной миграции пока еще не сравнимы с европейскими или американскими, где южные штаты скоро станут сплошь испаноязычными. У России еще есть время поучиться на чужих ошибках, подумать и предложить свои способы решения проблем, с которыми сталкивается сейчас вся европейская цивилизация.

Добавить комментарий