Россия в зеркале рейтингов

Сергей ЛЕСКОВ, «Известия»

Китайский мудрец сказал, что человек представляет собой дробь. В числителе — то, что думают о нем другие. В знаменателе — что думает о себе он сам. Если судить о нашей жизни по тому, как рапортуют чиновники, все в ажуре, дробь ползет к потолку. Если же послушать, что говорят о нас другие, окажется, что числитель падает до уровня плинтуса. По осени многие международные фонды опубликовали данные обширных исследований, у нас появилась возможность увидеть себя не только глазами родных министров, но и со стороны.

Россия — 5-я страна в мире по уровню убийств на 100 тысяч человек. Наш индекс — 19 убийств, у лидера, Колумбии, — 63. Это прогресс, в 2002 году мы были во главе списка. Но все равно убийств у нас в 20 раз больше, чем в Японии, в 12 раз больше, чем в Швеции, в 3,5 раза больше, чем в Америке. Самое распространенное орудие убийства в России — кухонный нож. Мы, русские, считаем себя очень добрыми и гостеприимными. Почему режем друг друга кухонными ножами, непонятно. Может, спьяну или по таинству души.

В другом исследовании Россия по уровню коррумпированности заняла 126-е место, рядом с африканскими странами, о которых мы впервые узнали из этого списка. Обидно: еще 10 лет назад мы были во вполне пристойном пятом десятке. Но тогда у нас капитализм еще был недоразвит, у него было детское лицо. По поводу нынешнего места спору нет, не надо на исследования тратиться. Предприниматели в голос говорят, что уровень отката чиновникам за год вырос в 2 раза. И произошло это — видимо, по случайному стечению обстоятельств — после «дела ЮКОСа». На сленге, который принят у русских бизнесменов, чтобы не получить кактус или клизму из толченого стекла, гостям надо готовить толстый тортик, иначе тебя примут в пионеры и отправят на отдых.

Впрочем, с кухонными ножами бегают одни, а килограммовые тортики кушают другие. Для рядового законопослушного россиянина эта статистика любопытна как пища для ума, но воспринимается отстраненно. Прямое отношение к каждому имеет доклад, подготовленный ООН и посвященный инвестиционной активности в мире. Обошлось, к счастью, без крайностей. Россия находится на респектабельном 24-м месте по способности к инновациям. На 6-м месте по привлекательности для размещения технологических подразделений западных компаний. И на 5-м месте по уровню реинвестированного капитала. А транснациональные компании вообще ставят Россию на 3-е место в мире по привлекательности. Должно быть, чем крупнее иностранная птица, тем выше у нее свито гнездо. И тем опаснее мелкому взяточнику к ней подступаться.

У России много способностей и Россия очень привлекательна. Способности выявлены давно, как и привлекательность открылась, и нас, как засидевшуюся в девках барышню, переполняют предчувствия от сознания собственной значимости. Но женихи смотрят на сторону, будто мы с червоточинкой. Объем иностранных инвестиций в Китай — 55 миллиардов, в Россию — 11 миллиардов, в основном за счет нескольких крупных сделок. Самым заметным ограничителем инвестиций и главным препятствием для роста российской экономики является ее сырьевая ориентация и нетехнологический характер. В докладе ООН, в разделе, где говорится о роли правительств в развитии высоких технологий и наукоемких производств, Россия не упомянута ни разу, хотя наши чиновники твердят о национальных программах и о том, что спят и видят, как бы обустроить экономику знаний. Видят они реальную жизнь из окон «Мерседесов», которые производит американо-германский концерн «Даймлер-Крайслер», направляющий на развитие новых технологий в 1,6 раза больше средств, чем вся Россия.

Еще любопытный доклад — «Отчет о глобальной конкурентоспособности», только что подготовленный Всемирным экономическим форумом. Россия заняла 75-е место из 117, съехав вниз за 2 года с 61-й позиции. И опять эксперты отмечают, что Россия не использует своего потенциала, не развивает технологичные отрасли, на которые делают ставку лидеры рейтингов. Конкурентное преимущество достигается, как в спорте, когда выжимаешь из себя знания и умения. А мы пока выжимаем не из себя, а из своей природы. Знания здесь не нужны, а умение требуется одно — добыть у чиновника квоту.

В числителе у нас блаженное легкомыслие. В знаменателе — недоверие и зависть. Эта дробь зовется русским счастьем.

Добавить комментарий