2005г.: Экономические итоги года

Григорий Гриценко, Полит.ру

Уходящий 2005 год большинству россиян запомнится, прежде всего, монетизацией льгот и резким ростом цен на бензин, а узкому кругу специалистов – падением темпов экономического роста и досрочным погашением львиной доли внешнего долга. Таково представление событий в общественном сознании, хотя с профессиональной точки зрения эти четыре компонента экономической жизни 2005 года нужно расположить другими парами: монетизация льгот – падение темпов роста, рост цен на бензин (нефть) – досрочное погашение внешнего долга.

Очевидно, что проводимая федеральным правительством монетизация льгот была прежде всего направлена на стимулирование экономического роста, так как внешние источники роста, несмотря на сверхблагоприятную мировую конъюнктуру, позитивного влияния на российскую экономику уже не оказывали. Требовались иные источники роста, и внутренний спрос, особенно на товары и услуги по определению отечественного производителя, мог полностью или частично заменить падающий внешний спрос. Замена натуральных льгот прямыми денежными выплатами с одновременным повышением цен на жилищно-коммунальные услуги, телефонную связь и проезд в общественном транспорте рассматривалась, прежде всего, как механизм улучшения финансового состояния организаций, предоставляющих эти услуги. Предполагалось, что повышенная плата за эти услуги даст их производителям дополнительные денежные ресурсы, которые они сразу же направят на обновление парка оборудования, износ которого превысил все допустимые пределы. Спрос на оборудование, с одной стороны, вызовет рост внутреннего предложения, а с другой, после проведения необходимых инвестиций, – снижение потерь и расходов в течение эксплуатации. Снижение потерь и расходов — естественно, в более отдаленной перспективе — позволит окупить произведенные инвестиции и сформировать собственные инвестиционные фонды, которые в дальнейшем дадут возможность производить обновление основного капитала без резкого повышения тарифов.

Вероятно, этот расчет и был верным, хотя о результатах еще рано судить, так как одного года для решения всего комплекса проблем, накопившихся в этой сфере, совершенно недостаточно. Но даже самый точный расчет способно загубить неряшливое исполнение, что и показала практика монетизации. Заменив натуральные льготы денежными выплатами, проводившие монетизацию органы власти совершенно забыли о том, что кроме «льготных» категорий граждан существуют другие категории физических лиц, которые пользовались частью льгот «на общих основаниях», — например пенсионеры. И им повышение цен на услуги основных отраслей жизнеобеспечения ничем не компенсировали. В результате по всей стране прокатились массовые протесты против монетизации, и власти были вынуждены отреагировать на них досрочным повышением пенсий в размерах гораздо более значительных, чем это планировалось в бюджете на 2005 год. После чего волнения поутихли, но неприятный осадок остался, хотя по истечении года можно сказать, что финансовое состояние производителей коммунальных и транспортных услуг значительно улучшилось, и заказы на новое оборудование они увеличили.

Правда, насколько сильно рост заказов со стороны сектора производства общественных благ повлиял на экономический рост, оценить затруднительно. Скорее всего, повлиял он не очень сильно, так как процесс монетизации четко высветил одну проблему, с которой нам пока никак не удается сладить, – низкий уровень платежеспособного спроса широких масс населения. Если даже оплата проезда по полной стоимости в автобусе или электричке оказывается людям не по карману, то говорить о том, что получаемые этими отраслями доходы могут простимулировать предложение во всей остальной экономике, просто невозможно. Тогда получается, что доходы сектора общественных благ всегда будут крайне низкими, и их в лучшем случае будет хватать только на заработную плату и топливо. А на обновление парка уже ничего не останется.

Соответственно, ждать от коммунального и транспортного секторов того, чтобы они стали локомотивами экономического роста, не приходится. И это мы в полной мере почувствовали в уходящем хозяйственном году. Прежде практически непрерывный рост сменился скачкообразными движениями, внешне напоминавшими зубья пилы. В одном месяце был полный провал, а в следующем вдруг резкий подъем, который потом опять сменялся провалом. Российская экономика потеряла устойчивость, и не последнюю роль в этом сыграло исчерпание ресурсов советского периода, особенно в нефтяной промышленности. Мощности по добыче нефти и особенно по ее транспортировке оказались недостаточными, вследствие чего производство черного золота практически перестало расти. Таким образом, нефтяной источник роста оказался исчерпанным, а попытки властей создать новый источник роста в виде коммунального и транспортного хозяйства оказались неудачными. Что не замедлило отразиться на темпах экономического роста, падение которых наверняка продолжится и в следующем году.

Проведение монетизации, внешне воспринимавшееся как простое повышение цен, к сожалению, совпало с действительным повышением цен. Начиная с декабря прошлого года непрерывно стали расти цены на бензин, и все попытки экономических властей хоть как-то его затормозить оканчивались неудачей. Хотя в активной динамике цен на бензин российские экономические власти точно были не виноваты, и все неприятности пришли к нам с мировых рынков. Скачкообразный рост цен на нефть, доходивший до $60 за баррель, заодно подталкивал вверх и внутренние цены на нефтепродукты, вызывая недовольство владельцев личного автотранспорта, и усугублял трудности монетизации для автобусных парков. Мировое повышение стоимости топлива затронуло практически все стороны нашей жизни, и избежать его, как тогда представлялось, было практически невозможно.

Хотя само по себе повышение цен на нефть для России как нефтедобывающей страны никаких опасностей не сулит, а наоборот, приносит дополнительные прибыли, реакция большинства населения носила негативный характер. И это понятно, потому что в любой экономике, особенно такой большой, как российская, всегда существует разрыв во времени между изменением цен и доходов. Цены на нефть на мировых рынках могут спокойно удвоиться за несколько недель, а доходы продавца этой нефти удвоятся только через несколько месяцев. Доходы догоняют цены с сильным отставанием, и поэтому какую-то часть времени покупателям бензина приходится оплачивать его по новым ценам старыми доходами. Потом, конечно, все приходит в норму, но ощущение того, что тебя ограбили, еще долго будет отравлять людям жизнь.

Но то, что оказывается плохим для простых потребителей, является очень хорошим для государства. Как раз благодаря удорожанию нефти госбюджет России значительно вырос, и у него появились сверхплановые доходы, которые государство отправило на увеличение своей мощи: в нашем случае — на досрочное погашение части внешнего долга. Досрочное погашение долга Парижскому клубу кредиторов можно со всем основанием записать правительству в актив, потому что оно одним махом решает сразу несколько задач. Первая — это снижение долговой нагрузки на экономику, которое в дальнейшем, через год-два, позволит или повысить доходы наименее обеспеченной части населения, или снизить налогообложение производителей. Вторая – угроза дефолта по государственному долгу, витавшая над российской экономикой, постепенно уходит в прошлое, а это снижает вероятность девальвации рубля и риски инвестициям. Что, в-третьих, уже привело к повышению кредитного рейтинга страны, после чего, как правило, значительно увеличивается приток иностранных инвестиций. И в-четвертых (это уже внешнеполитический аспект) — развязавшись с внешним долгом, российское государство получает свободу рук для активной деятельности на мировой арене, чем оно наверняка воспользуется.

В целом же экономические итоги года выглядят не очень утешительными, хотя по некоторым позициям кое-какие успехи у нас все же были. Следующий год, как нам кажется, тоже принесет больше проблем, чем радостей, поэтому интересных сюжетов для анализа будет более чем достаточно.

Добавить комментарий