Духовные сферы сетевого бытия

Портал-Credo.ru (дается в сокращении)

Привычные взгляды на религиозную деятельность и электронно-технологический прогресс упорно мешают представить наличие между ними каких бы то ни было взаимоотношений. Церковь и Интернет кажутся явлениями не менее далекими друг от друга, чем Солнце и Проксима Центавра, а их сопоставление — еще более бесперспективным, чем сравнение определений «божественный» и «высокоскоростной». Но ведь даже сам термин «религия», происходящий, как известно, от латинского глагола religare — «связывать», делает это понятие родственным феномену глобальной сети, предназначенной, в первую очередь, для установления информационных связей между континентами, странами, сообществами и отдельными людьми.

Но дело даже не в этимологических корнях, сближающих Интернет с вероисповеданием. За исторически короткий период своего активного развития виртуальный мир сумел создать собственную социальную среду, весьма близкую религиозной. Если принять за основу одну из самых распространенных культурологических дефиниций Бога как источника всего сущего и рассматривать веру как необходимое условие достижения высшей духовности, а религию — как средство приобщения к нему, то трудно не согласиться с утверждением, что для огромной армии сегодняшних обитателей единого сетевого пространства именно Интернет является главным святилищем, в котором сконцентрированы все их духовные ценности и верования и на котором сосредоточены все их поистине религиозные устремления. И единственной дорогой миллионов и миллионов этих людей к Богу стал путь через онлайн, посредством которого они, как правило, и контактируют со всей окружающей действительностью.

Характерной особенностью нашей эпохи можно считать не только широчайшую компьютеризацию и информатизацию, но и глубочайший кризис традиционных религий, которому оказались подвержены практически все мировые конфессии, устоявшиеся вероучения и церковные институты. Одновременно со стремительным увеличением пользовательской аудитории Интернета происходит постоянное сокращение количества прихожан в храмах. Большая часть народонаселения планеты участвует в реальных соборных службах гораздо реже, чем в онлайновых чатах и видеоконференциях. А страницы Сети Сетей читаются значительно чаще, чем страницы Книги Книг. При этом веб-навигация и веб-серфинг зачастую оказываются поразительно схожими с религиозным миссионерством, а присущая Интернету анонимность во многих случаях делает виртуальное общение человека с кем бы то ни было более «интимным» и предпочтительным для него, чем обычная исповедь с ее тайной или публичная молитва с «непосредственным» обращением к Богу. Новый век порождает новые религиозные проявления и новые формы существования церкви. И принципиально неверным было бы представление о гражданах всемирной инфокоммуникационной территории как о людях абсолютно неверующих и атеистичных чуть ли не до воинственности. Жителям глобальной сети в массе своей свойственно верить, но их вера и их духовность формируются прежде всего самой Сетью.

Еще в 1982 году в Сети появилась публикация «Как найти Бога в Интернете?» («Finding God on the Internet»), представлявшая собой путеводитель по великому множеству электронных ресурсов самой разнообразной религиозной направленности. А ведь в то время еще не существовало ни системы World Wide Web, ни комплекса веб-технологий, ни самой «Всемирной Паутины», а количество подключенных к единой Сети серверов не достигало и полутысячи. В 1995 году онлайновая аналитическая компания Survey.net провела свой первый посвященный духовной тематике опрос интернет-аудитории, в результате которого выяснилось, что по крайней мере один из десяти постоянных визитеров Сети периодически обращается к ее услугам с вопросами и проблемами религиозного характера. По данным этого исследования, 66% пользователей Интернета безусловно верили в Господа, 56% были уверены в реальности рая и ада, 37% считали веру важнейшим фактором своей личной жизнедеятельности, а почти 70% полагали, что религия оказывает позитивное и созидательное влияние на общество.

За прошедшие с той поры десять лет Интернет изменился до неузнаваемости, его население возросло в сотни раз, но позиции религии и церкви в нем от этого отнюдь не ослабли, а напротив — заметно укрепились. В одних только Соединенных Штатах 64% интернетизованных граждан регулярно выходят сейчас в онлайн для организации и обеспечения своего духовного бытия: ищут религиозную литературу и музыку, знакомятся с новостями церковной жизни, договариваются об участии в богослужениях и проводят благотворительные акции. И статистика свидетельствует о том, что за последние три года общее число религиозно настроенных посетителей Интернета по меньшей мере удвоилось. Небезынтересно, что свыше 40% из них относят себя к христианам, но, несмотря на то что доля приверженцев других вероисповеданий оказывается намного меньшей, 85% всей нынешней «онлайновой паствы» признают равноправие иноверцев и считают необходимым уважать убеждения сторонников чужих конфессий.

В атмосфере такой исключительной толерантности в Сети процветают всевозможные виртуальные структуры, принадлежащие и крупнейшим мировым религиям, и мало кому знакомым духовным течениям, и сектам откровенно антисоциального толка, и всевозможным мистическим образованиям с неприкрыто жульническими намерениями. Помимо всех ветвей христианства, своими веб-представительствами располагают ислам и буддизм, иудаизм и индуизм. Создали собственные интернет-общины баптисты и духоборы, мормоны и молокане, адвентисты седьмого дня и сатанисты всех мастей. Из Всемирной Паутины можно извлечь электронные версии текстов Библии и Корана, Торы и Упанишад, аудиозаписи стихов Марии Деви Христос и кришнаитские песнопения в формате MP3. Подавляющее большинство этих материалов распространяется бесплатно, но кое-кто из предприимчивых деятелей электронного бизнеса уже начал возделывать ниву околорелигиозной коммерции и предлагает верующим «полный спектр интересующих их духовных продуктов и сервисов» или «пожизненное членство в привилегированной сетевой общине» за конкретную и далеко не всегда минимальную плату. По расчетам профессиональных экспертов, в 2004 году только официальные показатели интернет-экономики, связанной с обслуживанием ведущих конфессий, превзошли планку 6 млрд. долларов. А с учетом прибылей от реализации разного рода «самодеятельной» культовой и оккультной продукции, совокупный объем этого сектора электронного рынка можно смело оценить в 10–12 млрд.

Виртуальные храмы и дистанционные приходы, аудиовизуальные проповеди и гипертекстовые первоисточники, баннеры с ликами святых и специальный софт для интерактивных медитаций — во всем этом изобилии сетевых религиозных услуг чрезвычайно трудно разобраться даже хорошо осведомленному человеку, отдающему себе отчет в собственных целях обращения к Интернету как проводнику веры. А что же в таком случае говорить о людях ищущих, которые стремятся с помощью веб-технологий прийти к духовности и обрести истинное душевное равновесие, но еще не нашли своего Бога в Сети? К счастью для них, как, впрочем, и для утвердившихся в своем исповедании верующих, тон в современном религиозном Интернете задают все-таки не многочисленные малоизвестные клерикальные формирования или подозрительные аферисты-мистики, а весьма влиятельные деятели церкви и возглавляемые ими авторитетные учреждения и организации. Есть, к примеру, свой персональный сайт у верховного настоятеля буддистов Далай-Ламы (www.dalailama.com). Есть свой портал и у ватиканского руководства во главе с римским папой (www.vatican.va).

Недавно покинувший этот мир папа Иоанн Павел II был, пожалуй, самым инициативным первосвященником, пропагандировавшим внедрение сетевых технологий и прочих достижений информационного века в практику современного католицизма. В 2001 году он выступил с речью о несомненной пользе передовых инфокоммуникационных систем, «которые стирают межгосударственные границы, преодолевают межличностные барьеры и позволяют распространять религиозную информацию и транслировать церковные службы в реальном времени для всех верующих во всем свете». А два года спустя Иоанн Павел II избрал темой своего новогоднего послания «Интернет как новый форум прославления Господа» и внес предложение о назначении официального покровителя всего Интернета из числа канонизированных святых. В соответствии с этим предложением кардинальский совет избрал католическим куратором всемирной Сети святого Исидора Севильского, жившего на рубеже VI–VII веков в Испании и оставившего после себя 20-томный научный труд под названием «Этимология». С этого момента 4 апреля — день именин святого Исидора — считается праздником всех причастных к Интернету профессионалов и пользователей, а пару лет назад в онлайне был организован орден святого Исидора Севильского, учредители которого написали молитву, предназначенную для прочтения всяким добропорядочным католиком перед выходом в сетевое пространство: «Боже великий и всемогущий! Молим тебя, дабы по примеру святого Исидора, епископа и доктора, во время странствий по Интернету мы направляли наши глаза и руки только к тому, что не противно тебе, и обращались милосердно и терпеливо с душами, которые мы встретим там. Аминь».

Ход освоения Рунета религиозными институтами нашей страны может считаться ярчайшим примером концентрации всех тенденций, проблем и достижений, проявившихся в аналогичных процессах мировой практики на пространстве всей глобальной cети. Иначе, собственно, и быть не могло — хотя бы потому, что в условиях такого огромного и многонационального государства, как Россия, на едином информационном поле оказались представлены едва ли не все ныне действующие конфессии и духовные течения, включая, прежде всего, ислам (незсимый информационный канал www.islam.ru занимает вторую строчку в рейтинге популярности религиозных ресурсов «Яндекса» и «Рамблера»), буддизм (www.buddhism.org, www.buddism.ru и т. д.), иудаизм (www.judaica.ru и др.) и католичество (www.catholic.ru). Существует и целый ряд светских интернет-изданий о религии, наиболее популярными из которых являются «Кредо.Ru», «Мир религий» и портал «Религия и СМИ». Последний, в частности, печатает оригинальные аналитические статьи, посвященные общественно-религиозной проблематике, оперативно сообщает обо всех событиях религиозной жизни в России и мире, проводит ежедневный мониторинг актуальных публикаций на религиозную тему в авипечатных и сетевых изданиях, публикует государственные и церковные документы общественной значимости. Ежедневно портал посещают от 1 500 до 2 000 человек из России и двадцати зарубежных стран.

Одной из наиболее трудноразрешимых проблем православного Рунета может считаться проблема толерантности — того самого уважительного отношения к инаковерующим, о котором уже говорилось выше, которого так недоставало нашей церкви на всем протяжении ее многовековой истории и которое продолжает оставаться в дефиците после широкомасштабного выхода православия в онлайн. Если неоправданно резкими высказываниями в адрес представителей иных конфессий время от времени грешат даже сайты верховных органов православной церкви, то каков может быть спрос с «ультрапатриотических» ресурсов вроде «Русской линии», регулярно предоставляющих слово активным сторонникам «очищения земли русской от иноземцев и иноверцев», — то прославившемуся анархистскими погромами октябрьского путча 1993 года генералу Альберту Макашову, то известному своими радикально-националистическими взглядами игумену Алексию (Просвирину), редактирующему журнал «Ревнитель православного благочестия».

Неустанным борцом с сектантством, а заодно и со всеми отличными от православия вероисповеданиями в Сети успел зарекомендовать себя и диакон Андрей Кураев. После выхода в свет скандальной брошюры «Как делают антисемитом» он решил ополчиться на ислам и сразу на нескольких сайтах Рунета выступил с призывом объявить священную войну христиан против мусульман, обвинив последних в насильственном повсеместном насаждении своей религии и чуть ли не поголовном участии в организации террористических актов. И весьма характерно, что в ответ на возмущенную реакцию российского исламского руководства официальные лица православной церкви предпочли отделаться туманными рассуждениями о своей непричастности к политике «мирских информационных средств» и откреститься от ответственности за поведение и выступления «сетевых прихожан».

Римско-католическая церковь в своих взаимоотношениях с глобальной сетью следует принятым несколько лет назад идеологическим документам, главные из которых именуются «Этика в Интернете» и «Церковь в Интернете». Основной их смысл сводится к предостережению верующих от стимулируемого чрезвычайно развитой в онлайне электронной коммерцией потребительского отношения к вере. В последние годы Ватикан стал уделять повышенное внимание Интернету как средству пропаганды своих идей. О всемирной сети не раз высказывался и папа Иоанн Павел II, считавший ее незаменимым и высокоэффективным инструментом распространения христианства и общечеловеческих ценностей. Однако, по мнению верховного католического руководства, активизация религиозной деятельности в Интернете ни в коем случае не должна превратить его в «церковный супермаркет», где за деньги каждый пользователь сможет создать собственный «набор необходимых верующему товаров и услуг», отвечающий его персональным воззрениям. Этика купли-продажи, которая стала основной в современном информационном пространстве, не должна распространяться на вопросы веры и подменять ее ценности.

Развитие религиозного Рунета, повышение актуальности множества связанных с ним вопросов и неподконтрольность сетевого пространства органам государственного управления заставили в последнее время российское правительство обратить особое внимание на деятельность православия в онлайновом информационном пространстве. В марте нынешнего года в Москве прошла представительная конференция «Религия и церковь в информационном обществе», организованная Центром развития информационных технологий, Министерством связи и информационных технологий, Администрацией Президента и Федеральным Собранием РФ. В конференции приняли участие представители правительства, РПЦ, других традиционных религиозных объединений и научного сообщества, а выступивший с речью Леонид Рейман в который уже раз отметил, что ратует против государственного регулирования российского сегмента Интернета, но считает, что государство должно пропагандировать добровольные ограничения на распространение негативной информации в Сети, в частности установку специального программного обеспечения.

«Религиозные объединения, несомненно, могут сыграть важную роль и в распространении культуры — не только религиозной, но и той светской культуры, которую называют высокой и которая противостоит массовой, одурманивающей, отупляющей культуре, — заявил министр. — Интернет создает массу возможностей для выработки разнообразных форм такой работы, простейшей из которых является помощь в осуществлении культурных проектов во всемирной сети. Религиозные организации могут внести свой весомый вклад и в борьбу с распространением в Интернете порнографии, культа насилия, экстремизма и т. д. Государство, повторю, не должно вводить цензуру, однако ничто не мешает пользователю добровольно установить на свой компьютер специальную программу, которая будет защищать его самого и его семью от всех этих негативных, безусловно, вредных явлений. Речь тут может идти и о прямой поддержке разработчиков программного обеспечения, осуществляющего, выражаясь языком профессионалов, фильтрацию контента, и о пропаганде использования подобных программ. К сожалению, в России на сегодняшний день нет ни соответствующих программ, ни осознания пользователями необходимости их использования, так что работы здесь — непочатый край».

Однако религиозные деятели, поддержав стратегические информационные инициативы правительства в целом, практически отказались помогать Кремлю в решении весьма деликатных задач контроля и регулирования Интернета. Они достаточно категорично заявили, что первопричина всех бед — в «моральном оскудении общества», и вместо того чтобы контролировать Интернет, государству необходимо принимать срочные меры по нравственному оздоровлению страны. При этом в выступлениях представителей РПЦ неоднократно отмечалось, что сейчас в российском сегменте Сети удельный вес серьезной информации о религии значительно выше, чем в традиционных СМИ. «Государство и общество смогут победить царящую в Интернете бездуховность, только если признают сами что-нибудь, кроме экономического процветания и материального благополучия, — заявил заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин. — Даже если религиозное мировоззрение не считать единственно верным, а считать одним из многих мировоззрений, то тогда и заботу об экономическом процветании надо признать всего лишь одним из мировоззрений, имеющих право на существование. Дело не в том, чтобы вводить в Интернете цензуру, дело в том, чтобы ставить на уровне общенациональных СМИ вопрос о смысле жизни человека. Надо выработать не систему запретов, а положительный идеал, ради которого стоило бы жить и работать, иначе мы погибнем, если у нас будет самая сильная в мире власть и самая дорогая в мире нефть».

Министр информационных технологий и связи Российской Федерации Леонид Рейман, выступая на международной конференции «Религия и церковь в информационном обществе» (Москва, март 2005 г.), сказал: «Стремительный прогресс науки и техники, появление новых информационных технологий, компьютеров и средств связи привели к поистине эпохальным изменениям содержания и качества жизни людей, общественного сознания в целом. В конце ХХ века ученые и политики разных стран заговорили о становлении глобального информационного общества, в котором определяющим фактором общественной жизни и производства становятся научное знание и информация. В ходе повсеместного освоения информационно-коммуникационных технологий повсюду в мире может быть обеспечен устойчивый экономический рост, повышено общественное благосостояние, укреплено социальное согласие, обеспечена международная стабильность. Процессы развития информационного общества, безусловно, имеют не только техническую, но и духовную составляющую. В виртуальный мир сегодня ежедневно погружаются свыше 700 миллионов человек (по данным Международного телекоммуникационного союза). Виртуальное пространство Интернета для многих из них стало домом и офисом, где они проводят значительную часть своей жизни. А что говорить о миллиардах людей, для которых телеприемник является и основным источником информации, и средством приобщения к культуре, и поставщиком развлечений. Надо признать: человечество во все большей и большей степени зависит от информационных технологий. Какими будут последствия развивающихся сегодня процессов? Как скажутся они на духовности наших современников и будущих поколений? Что мы можем и должны сделать для преодоления негативных тенденций? На эти вопросы человечеству еще предстоит найти ответы. Могу предположить, что для этого потребуются совместные усилия ведущих специалистов в самых разных областях человеческой жизни. И поэтому, как мне кажется, сегодняшняя наша встреча очень важна, поскольку позволяет, по крайней мере, выделить болевые точки и наметить те пути, следуя которыми, мы сможем подойти к решению стоящих перед нами проблем. Виртуальное пространство не менее, чем реальное, нуждается в утверждении в нем нравственных начал, в том положительном духовном влиянии, которое оказывает на человека и общество религия. Необходимо духовное, религиозное освоение и обустройство виртуального пространства, в процессе которого будет формироваться нравственная, духовная атмосфера, положительно влияющая на поведение его обитателей. Здесь, как мне представляется, уже само по себе расширение присутствия религиозных организаций в Сети, их активная позиция в работе с пользователями будут значить очень много. За последние годы уже наметились основные точки дискуссий вокруг заявленной сегодня темы. Это нынешнее состояние Интернета, электронных масс-медиа и мультимедийной продукции в плане их морально-нравственного влияния на общество, а также возможные пути и способы защиты духовного здоровья потребителей этой продукции; это вопрос о развитии религиозного вещания на телевидении, радио и в международной компьютерной сети; это использование религиозными организациями возможностей дистанционного образования. Особое внимание хотелось бы обратить на круг проблем, связанных с взаимоотношением конфессиональных объединений и государства в свете информатизации. Чего вправе ждать религиозные организации, чего вправе ждать государство, какие общие цели могут быть намечены, какие совместные программы могут быть выработаны»?

Добавить комментарий