Душа и тело

Александр ЗАЙЧЕНКО

Я люблю встречаться с друзьями — то своими коллегами по прошлой и нынешней работе. Иногда я приглашаю их на заседания наших клубов, где мы, представители христианской интеллигенции получаем возможность пообщаться с людьми, мировоззрение которых радикально отличается от нашего. Один из таких людей – Николай. В этом году мы как-то встретились с ним на клубе. После обсуждения общих, клубных проблем, мы перешли к разговору о Боге. Николай, историк и юрист по профессии, был убежден, что люди – только материальные существа. По его мнению, если бы мы умерли, то прекратили бы существовать. Для него понятие души, жизни за пределами смерти, было абсурдно.

Как очень многие в нашем обществе, он твердо придерживался философии Сагана – «Космос – это все, что есть, когда-либо было или когда-либо будет». Кроме того, он напомнил и о песне Мадонны – «Я — материальная девочка, живущая в материальном мире». С его точки зрения, люди есть просто мозг и тело в физическом смысле. Сначала я попытался убедить Николая, что есть существенные причины полагать, что люди – больше духовные существа, чем материальные.

Я заметил, что из доказательства различий свойств разума и мозга логично вытекает, что разум и мозг – не одно и то же. Субъективная структура наших сознательных умственных событий — чувство боли, восприятие звука и цвета – отличается от чисто физических ощущений. Если бы мир был только материальным, то эти субъективные аспекты сознания не существовали бы. Но они действительно существуют! Таким образом, мир больше, чем материя. Очевидный пример — цвет. Моментального восприятия достаточно, чтобы убедить мыслящего человека, что цвет это больше, чем просто длина световой волны.

Я продолжал приводить аргументы, перейдя на его профессиональную площадку. Если люди, с юридической точки зрения, были просто материальными существами, преступники не могли бы считаться ответственными за преступление, совершенное в прошлом году просто потому, что их физические свойства уже изменились и они не были ответственны за поступки, по существу, другого, уже изменившегося человека. Каждый день мы уже не такие, какими были вчера. Каждый день мы теряем миллионы клеток, и существуют факты, утверждающие, что каждые семь лет все клетки нашего тела полностью обновляются. Поэтому, с точки зрения чистого материализма, человек, совершивший преступление в прошлом году – не тот, кто находится в данный момент на скамье подсудимых. Обращаясь к юридическому опыту Николая, я заметил, что преступник, решивший использовать этот довод в свою защиту, не добьется больших результатов. Такие юридические трюки просто не пройдут в современном просвещенном мире. Юридически и интуитивно мы признаем постоянство души, которая определяет личность в течение долгого времени.

По дороге домой после заседания клуба, мы продолжали дискутировать в машине и постепенно перешли к одному из самых мощных аргументов Николая — аргументу свободы. Я утверждал, что, если мы — просто материальные существа, то не существует свободы желания. Вместо этого мы фаталистически привязаны к миру, в котором все определено механистическими материальными процессами. Проезжая светофор и полагая, что в этот момент мысли Николая, возможно, сосредоточились на дороге, я перешел к примерам из вождения автомобиля.

Расстояние, которое проходит машина в движении, раз и навсегда определяется такими факторами как мощность двигателя автомобиля, выбранная передача, качество ходовой части, состояние дорожного покрытия, скорость ветра и ряда других физических обстоятельств. Таким образом, в соответствии с законами движения Ньютона, точное расстояние, которое покроет наша машина, определено конкретными физическими процессами. Аналогично, если я просто материален, мой «выбор» — просто производная таких факторов, как генотип и химия мозга. Поэтому мои решения не свободны, они уже определены.

Я указал, что это понятие нужно понимать глубоко. В понятиях фаталистического детерминизма, я не могу быть нравственно ответственным за мои поступки, так как награда и наказание имеют смысл, только если мы обладаем свободой желания. В исключительно материальном мире стимул сведен до статуса условного рефлекса. Кроме того, даже сама любовь представляется бессмысленной. Вместо того, чтобы быть действием воли, любовь становится автоматической процедурой, определяемой физическими процессами. Если Мадонна — просто материальная девочка, живущая в материальном мире тогда, она действительно не имеет никакой свободы выбора.

Короче говоря, я представил Николаю три неоспоримые причины полагать, что люди имеют душу, которая продолжает существовать вне тела. Сначала, логически или интуитивно, мы признаем нефизические аспекты человеческого существа, например, его эго. Затем, с юридической точки зрения, даже притом, что наша физическая плоть меняется из года в год, мы должны признать наличие души, определяющей личность. Наконец, принцип свободной воли и желания предполагает, что мы — больше чем просто материальные роботы. Вместе эти три причины дают нам право заключить, что люди имеют нематериальную природу, которая стоит выше его материальной сущности. В христианском мировоззрении эту нематериальную природу человека называют душой. Именно потому, что человеческая душа не зависит от материальных процессов, мы можем пережить смерть физического тела, которое будет ждать воскресения во втором пришествии Христа. (См. Фил. 1:23; Иоанн 5:28-29).

Через неделю, во время следующей нашей встречи, мы продолжили наше обсуждение. Теперь я пытался воплотить свои аргументы в твердое свидетельство существования Спасителя и воскрешения Иисуса Христа из мертвых. К тому времени, когда я закончил рассказывать Николаю о воскрешении, мы снова подъезжали к его дому. Я успел рассказать ему то, что двадцать лет назад объяснил мне мой первый друг-христианин Иван Семенович. Я описал, как Создатель всего сущего стал Богом и Спасителем моей души. И сегодня Он для меня более реален, чем плоть, покрывающая мои кости.

Мне очень хотелось бы рассказать вам, что Николай уверовал в Христа в тот же день, но я не могу. Я могу лишь сказать, что с тех пор у нас было много бесед о жизни после смерти и о душе. Я помню о том, что все доказательства мира не изменят человека – только Святой Дух может это сделать. Люди закрывают уши словам свидетельства не потому, что не могут принять его, но потому, что они сознательно не желают этого. Но хотя Николай еще не пришел к Богу, я надеюсь, что у этой истории еще будет продолжение.

Добавить комментарий