Если праздновать Рождество, а не день рожденья…

Михаил СИТНИКОВ, Credo.Ru

ЕСЛИ ПРАЗДНОВАТЬ РОЖДЕСТВО, А НЕ ДЕНЬ РОЖДЕНЬЯ… «Важно не то, какого числа родился Иисус, а то, что это было Рождество Христово»

Весьма своеобразным «подарком» тем, кто празднует Рождество 25 декабря по григорианскому календарю, было сообщение аналитического Центра Юрия Левады, обнародованное аккурат в рождественский сочельник. По заключению экспертов Центра, абсолютное большинство россиян (94% от опрошенных 1600 человек ) «католическое Рождество» не празднуют, так как берегут силы для того, чтобы отметить Новый Год. Признают же 25 декабря за праздник только 6% (в 2004 году ‑ 16%) россиян, преимущественно с высшим образованием, проживающих в Москве и небольших городах, на Дальнем Востоке и Северо-Западе страны. Такие результаты исследований, вероятно, способны объяснить в определенной степени несколько странную инициативу дьякона Андрея Кураева, который, заручившись поддержкой движения «Наши», призвал московских православных устроить 24 декабря перед вечерним предрождественским богослужением пикет у входа в католический кафедральный собор Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии на Малой Грузинской (благо от храма Иоанна Предтечи на Пресне, в Предтеченском переулке до собора минут 15 неспешного хода) с невнятными лозунгами. От намерений «дьякон всея Руси» через пару дней публично отказался, но тенденция к более или менее активному неприятию в околоправославной среде празднования Рождества христианскими церквями 25 декабря сохраняется. В чем же может таиться причина такого неприятия именно в нашей стране, где, насколько известно, оно только и проявляется? Ведь нигде более ничего подобного никогда не наблюдалось.

В соответствии с выводами, в которых единодушны церковные историки, Рождество Христово стало праздноваться христианами Римской империи с III века, но и после того этот праздник довольно медленно распространялся по христианскому миру. Само понятие новой эры появилось только в первой четверти VI века благодаря трудам папского архивариуса Дионисия Малого, который отсчитывал ее от рождения Иисуса, допуская одновременно, что таковое могло произойти и в промежутке между четвертым и шестым годами. Но по первоначальным расчетам Дионисия, Иисус родился 25 декабря в 753 году с момента основания Рима, что и было положено в основание римского церковного летоисчисления новой эры в 533 году.

Очень важным обстоятельством при установлении окончательной даты Рождества следует считать то, что Святые Отцы использовали для нее день зимнего солнцестояния, отмечавшийся ранее в языческой культуре как праздник возрождения Солнца. Сохранились документальные свидетельства, которые подтверждают, что первые празднования христианского Рождества и языческие торжества по поводу начала прибавления дня совмещались воедино. Ничего удивительного в этом нет, так как, веря во Христа, как в Богочеловека, сошедшего в мир, первые христиане верили и в Единого Бога, который в других религиях мог именоваться иначе.

Впоследствии христианство Западной традиции все более обособлялось от влияния языческих представлений и совершенствовалось как изолированная доктрина, основанная на евангельско-библейском базисе. В Восточных же христианских традициях религиозные представления, основанные на синтезе христианского и языческого мировосприятий, с большим или меньшим успехом продолжали развиваться. Об этом свидетельствует, в частности, и такое специфическое явление в отечественном православии, как «двоеверие», сохранившееся на территории России и ряда стран СНГ до настоящего времени. «Принятие христианства и приобщение Руси к западноевропейской книжной культуре не могло не породить проблемы взаимодействия языческой традиции и новых культурных приобретений», ‑ объясняет эту закономерность в появлении православного двоеверия один из крупнейших отечественных историков религии Владимир Мильков. О том, что религиозность русских людей была вовсе не такой однозначной, как часто пытаются изобразить это ведомственные церковные историки, вполне определенно говорил и академик Дмитрий Лихачев, который отмечал, в частности, что и сам «летописец отнюдь не отличается последовательностью в своей религиозной точке зрения на события».

Первое рождественское богослужение состоялось в Риме в 330 году на месте еще не построенного и только заложенного нынешнего Ватикана в языческий день Солнца, который всегда праздновался на том же месте. Впоследствии Рождество практически уравнялось в католичестве по своей значимости с Пасхой, вплоть до того, что в раннем средневековье считалось даже единственным днем, в который должно принимать крещение. Позже на Рождество в Риме стали совершаться три литургии, в числе которых одной, под названием «Граду и миру», придается вселенское значение для христианской Церкви.

О самом рождении Иисуса в Новом Завете скупо упоминается лишь в двух Евангелиях ‑ от Матфея и от Луки. Поэтому, вероятно, этот факт оброс в разных христианских традициях немалым количеством легенд и преданий, включающих в себя множество разного рода вольных деталей. Это могут быть волхвы, пастухи или цари, пришедшие встречать появившегося на свет Богочеловека, ангел, путеводная рождественская звезда и прочие подробности, которые трактуются по-разному. Впрочем, есть разночтения об обстоятельствах рождения Иисуса и у самих евангелистов. Иными словами, как можно уразуметь из всего, что сопровождает непреложный факт рождения Иисуса, можно сделать однозначный вывод о том, что Рождество Христово имеет для христиан, прежде всего, глубоко символичное в религиозном смысле значение. То есть, оно никоим образом не может рассматриваться в качестве памятной даты, подобно тому, как отмечаем мы дни рождения Пушкина или Его Святейшества Патриарха. Следовательно, любые разночтения в определении конкретной даты празднования Рождества просто несущественны.

В связи с упомянутыми уже особенностями Западной и наиболее ярко выраженной в русском православии Восточной традицией христианства, можно с большой долей вероятности предположить, что этим объясняется и особая «ревность о православном Рождестве» в нашей стране. Сравнительно «молодое» христианство России начало осмысленно формироваться, как всеобъемлющее мировоззрение, только с появлением российской религиозной философии и богословия в XVIII веке. Всего лишь триста лет назад в России зародилась самостоятельная религиозная мысль (Феофан Прокопович), ранее основанная исключительно на католическом понимания источников вероучения. Богословскую мысль, позволяющую осознанно подходить к новозаветному откровению, не следует путать с вероучительным фундаментализмом, который основан на народных верованиях, включающих в себя кроме христианских представлений и массу дохристианских.

Поэтому ничего необъяснимого в зачастую излишне категоричном неприятии формальной даты «неправославного» Рождества в российских околоправославных кругах, по сути, и нет. Ведь сравнительно «молодое» российское христианство в основной массе своих последователей просто не «повзрослело» еще до той степени, при которой Рождество Христово воспринимается не как памятная дата, а как один их величайших Символов Единой Соборной и Апостольской Церкви, наряду с Воскресением Христовым.

Добавить комментарий