Гонимая церковь в 2005г.

Роман ЛУНКИН, Портал-Credo.Ru

Давление, которое региональные и федеральные власти оказывают на представителей религиозных меньшинств, в последние годы не уменьшилось, а изменило свою форму. В эпоху президента В.В. Путина, во времена укрепления «вертикали власти», дискриминация прав верующих стала юридически более грамотной. Почти исчезли отдельные «дикие» чиновники, которые по своей воле решали судьбу евангельских церквей или оппозиционного Московской патриархии православного прихода. Складывается общегосударственная политика маргинализации тех движений и Церквей, которые родились в начале 90-х гг. и стали полноправными членами российского общества.

Для многих пасторов или священников-диссидентов, которые не смогли по тем или иным причинам наладить диалог с чиновниками, последующие годы могут стать моментом истины. Как в повести Льюиса Кэролла «Алиса в стране чудес», для того, чтобы хотя б остаться на одном месте в сказочном королевстве, придется очень быстро бежать. В противном случае власть сама определит каждой Церкви свою узкую нишу, а может быть, и вовсе прикажет, если выражаться не буквально, а образно, «отрубить им всем голову». Пока ведь у власти просто руки до этого не доходили.

Самой очевидной мишенью являются «альтернативные» православные, обвиняющие Московскую патриархию в коррупции, слишком тесных связях с властью, в аморальном поведении духовенства, наконец — в догматическом искажении Православия. В связи с началом (и, возможно, завершением в 2006 г.) процесса объединения РПЦ МП и РПЦЗ(Л), возрастает роль «альтернативных» Церквей российского происхождения, наиболее заметной из которых на информационном пространстве является Российская Православная Автономная Церковь (РПАЦ). В 2005 году в судебном порядке был лишён церковного здания приход святой равноапостольной княгини Ольги в Железноводске в Ставропольском крае. Таким образом, новый член Общественной палаты епископ Ставропольский и Владикавказский Феофан (Ашурков) частично выполнил свою задачу, поставленную им еще в 2003 году, – ликвидировать независимый приход РПАЦ, существующий в крае с начала 90-х гг. под руководством братьев-священников — Романа и Георгия Новаковских.

В Брянской области борьба против священников Михаила Дударева, Виктора Землякова и иеромонаха Олега (Елисеева), перешедших в РПАЦ в 2004 году, была поддержана чиновниками на высшем уровне. Под давлением епископа Брянского и Севского Феофилакта (Моисеева) местные и областные власти включились в кампанию по травле клириков РПАЦ. В интервью автору советник губернатора Брянской области по религиозным вопросам Сергей Гавриков утверждал, что отношения власти и Московской патриархии должны быть самыми тесными именно для того, чтобы отделять от зерен такие «плевелы», какими являются общины РПАЦ в области. Угрозы в адрес родственников священников Автономной Церкви и в их адрес лично продолжаются до сих пор. Наконец, осенью 2005 года в Суздале неизвестными был избит сам глава РПАЦ Митрополит Валентин (Русанцов).

Массовыми и более целенаправленными стали устрашающие действия властей в отношении протестантских групп и целых объединений. Прежде всего, это связано с тем, что у чиновников, которые заботятся о «национальной и духовной безопасности народа», существует подозрение, что в стране действительно растет и крепнет многотысячная армия протестантов. Для власти евангельские лидеры являются потенциальными сторонниками «оранжевой» революции, которую функционеры понимают как смену правящей элиты, то есть, как стремление согнать чиновников с их насиженных мест. А за свое кресло любой нынешний «Акакий Акакиевич» будет бороться до конца.

В апреле 2005 года было совершено нападение на офис Ижевской епархии церквей ХВЕ «Дело Веры» — сотрудники милиции и ОМОНа провели обыск и задержали более 40 человек по подозрению в сокрытии некоего бывшего заключенного, якобы совершившего убийство (эти предположения не подтвердились). Как отмечали впоследствии адвокаты Славянского правового центра, верующих подвергли «заведомо незаконному задержанию и бесчеловечному и унижающему обращению».

Аналогичный налёт, но без участия сотрудников правоохранительных органов, произошёл в Москве. В мае 2005 года шестеро неизвестных молодых людей ворвались в офис Российской Церкви христиан веры евангельской (РЦХВЕ) на ул. Фабрициуса и устроили там погром. Хулиганы заявляли о том, что их «послали бить сектантов», но не сказали, кто именно. На прощанье они посоветовали обитателям офиса крупнейшего пятидесятнического объединения России «вести себя тихонько».

Для тех, чьё терпение чиновники, формально невиновные ни в чём, испытывали уже давно, спокойная жизнь оказалась синонимом медленного умирания религиозной общины и прекращения активной социальной и миссионерской деятельности. Именно поэтому столичная церковь ХВЕ «Эммануил» с весны 2005 года регулярно проводит в центре Москвы митинги и пикеты в защиту своих прав на богослужение в своём Доме молитвы и на своей земле. Проблемы церкви «Эммануил» — отказ выдать разрешение на переоборудование Дома культуры в Солнцево и лишение церкви прав на купленный ею несколько лет назад участок земли на проспекте Вернадского — стали одной из тем заседания Совета по взаимодействию с религиозными организациями при президенте РФ. О ситуации вокруг общины было доложено мэру Москвы Юрию Лужкову, а пастор церкви Александр Пуршага встречался с тогдашним вице-мэром Михаилом Менем. В результате община пятидесятников «Эммануил» одержала частичную победу – осенью 2005 года церкви все же было выдано разрешение на перепрофилирование здания в Солнцево под Дом молитвы. Такую же победу одержала церковь «Слово Жизни» в Нижневартовске в декабре 2005 года, на имущество которой заявил свои претензии «православный» предприниматель. Благодаря энергичной общественной позиции епископа Объединения церквей ХМАО-Югра Василия Витюка, в иске коммерсанту было отказано, а местные чиновники, которые не вмешивались в борьбу церкви с бизнесом, испугались превращения конфликта в межрелигиозное столкновение.

Аналогичные проблемы вывели протестантов 4 июня 2005 г. на главную площадь Воронежа. Дело в том, что мэрия отказывается выделить землю под строительство Духовного центра христиан веры евангельской, который возглавляет пастор Андрей Башмаков. В отличие от столицы, пятидесятников из Совета старших служителей Церквей христиан веры евангельской (Андрея Башмакова и Алексея Шиповского) поддержал Консультационный Совет глав протестантских общин города Воронежа, куда входят представители евангельских христиан-баптистов, пятидесятников, адвентистов седьмого дня, евангельских христиан, методистов и пресвитериан. Кроме того, Алексей Шиповский – пастор и член Союза журналистов РФ — направил целый ряд писем, в том числе и президенту РФ, о нарушении прав верующих в Воронежской области. Подобные открытые письма президенту В. Путину от лица евангельских объединений стали отправляться почти повсеместно.

В мае 2005 года с письмом главе государства и с заявлением о провокациях со стороны православной епархии РПЦ МП выступил Консультативный совет протестантских церквей Екатеринбурга и Свердловской области. Церкви, входящие в этот совет, уже многие годы подвергаются оскорблениям со стороны «сектоведов» — священников Екатеринбургской епархии РПЦ МП, которые инициируют пикеты около зданий, где протестанты проводят свои воскресные богослужения.

С первого взгляда кажется, что протестантские Церкви мало чего добились своими выступлениями, но это не так. Евангельские церкви, чётко заявившие о своей политической позиции, перестали быть шахматными фигурами в руках функционеров в органах власти. В стране, в которой идеологическая дискриминация подается как «имущественный спор хозяйствующих субъектов», только публично заявивший о себе член гражданского общества способен добиться защиты своих прав. Идя на нарушение основных гражданских прав, прописанных и в Конституции РФ, и в законе о свободе совести 1997 года и, тем самым, усиливая дискриминацию религиозных меньшинств по всей стране, представители власти не оставляют лидерам социально активных церквей другого выхода. Они объективно вынуждают их быть политиками.

Так, настоятель отнятой у РПАЦ церкви св. Ольги в Железноводске прот. Роман Новаковский и его прихожане заявляют о том, что государство возрождает советские репрессии против диссидентов – ведь власти нет дела до верующих, которые не согласны с официальным православием. Пастор церкви «Эммануил» Александр Пуршага не раз заявлял представителям СМИ о том, что российская демократия в устах чиновников и политиков — «вульгарная выдумка», а правоохранительные органы плюют на Конституцию. Воронежские протестанты (еще в ходе июньского митинга) выдвинули свои, по сути, политические предложения о том, как справиться с этой ситуацией: добиваться объективного информирования населения через государственные СМИ о социальной деятельности протестантских вероисповеданий на территории Воронежской области, а также участия «наравне с епархией РПЦ МП в организуемых властями социальных, культурных и гражданско-патриотических программах и акциях».

Вслед за гонимыми протестантскими и «альтернативными» православными общинами невозможность стоять на месте понимают и лидеры других христианских конфессий, для которых участие в общественно-политических дискуссиях становится обычным делом. Впервые, пожалуй, в 2005 году глава Российской Католической Церкви митрополит Тадеуш Кондрусевич выступил не в тон с Московской патриархией — против обязательного введения в школах «Основ православной культуры» и за участие католиков в Межрелигиозном совете России. В качестве критика власти активно выступал и председатель Союза евангельских христиан-баптистов Юрий Сипко, не боясь говорить о сохранившейся привычке российского государства подавлять личность и вытеснять протестантов из социальных учреждений и в целом из общественной жизни. Член Общественной палаты РФ и лидер РОСХВЕ епископ Сергей Ряховский после целого ряда выступлений общин, входящих в РОСХВЕ, также вынужден был заявить о том, что государство проводит опасную «политику кнута и пряника».

Религиозные лидеры постепенно выходят из заколдованного круга российской общественной жизни, когда виновность отдельных чиновников оправдывается мифической неприкосновенностью государства. Постепенно оказывается, что за демократию не может, и более того, не хочет бороться только сакральная кремлевская власть. А ведь к этому процессу должны подключиться еще и граждане. Протестанты, католики, «альтернативные» православные разрушают чары этого колдовского мира, где только «рубят головы», так как не могут обойтись без свободного проведения богослужебных собраний, свободы проповеди и осуществления дел милосердия. В авторитарном государстве гонимые христиане будут представлять всё большую угрозу для своих гонителей.

Добавить комментарий