К вопросу об этикете

Михаил НЕВОЛИН, Kbogu.ru

Недавно я беседовал с одной женщиной, только что вернувшейся из поездки в одну из стран так называемого «дальнего зарубежья». Это была её первая поездка за пределы России и, возможно, поэтому, мне было особенно интересно узнать о её впечатлениях. На мой вопрос о том, что её более всего поразило в первые дни пребывания в гостях, я получил довольно неожиданный ответ. Дело в том, что в силу обстоятельств, ей приходилось время от времени посещать различные учреждения и просто встречаться с людьми, сопровождая своих знакомых. Язык она не очень хорошо понимала и в детали переговоров не вдавалась, но первое, что её поразило было то, что, как ей показалось, её знакомых знали почти все. Когда она, наконец, спросила: откуда их знает так много народа, они даже не поняли вопрос. Впоследствии всё разъяснилось. Наблюдая со стороны очень приветливое отношение, она сразу же пришла к выводу, что, вероятно, все эти люди – просто хорошие и давние знакомые. Почему же уважительное отношение друг ко другу незнакомых людей кажется многим из нас чем-то удивительным, а элементарные этические нормы кажутся странными?

Обычно, когда речь заходит о правилах этикета сразу же выдвигается стандартный аргумент – это всё фальшь и лицемерие. В противовес этому предполагается некая форма поведения, которая кому-то кажется более искренней, когда «никто ни перед кем не должен притворяться». Если у меня плохое настроение – извольте принимать меня. Если мне хочется петь от счастья – извольте слушать. В то же время, сами мы, как правило, предпочитаем пусть и «неискреннюю», но улыбку и радушие, а не чистосердечное хамство. В некоторых странах, где мне приходилось бывать, люди, случайно столкнувшись на улице, непременно извиняются друг перед другом, причём делают это оба, не особенно выясняя, кто кому пересёк дорогу. У нас такое столкновение часто выливается во взаимные обвинения в невнимательности, если только можно назвать столь мягко ту брань, которая обычно следует за этим столкновением.

Конечно, не стоит идеализировать какие-либо общества. Всюду и везде найдутся те, кто, расталкивая других, будет стараться встать без очереди, кто швырнёт из окна автомобиля на дорогу пустую пачку сигарет и тому подобное. Однако, где-то такой человек вызовет у окружающих стыд и негодование и к нему отнесутся даже с некоторым снисхождением, как к человеку, вероятно, не совсем здоровому. А где-то это будет воспринято, как проявление силы. Те поступки, которые воспринимаются в других обществах, как явное проявление неадекватности у нас будет многими восприниматься, как появление какой-то особой «крутости» или социальной значимости. В нашем обществе сложились весьма своеобразная атмосфера, когда граница между хамством и нормой постепенно стирается. Вам нигде не придётся увидеть таких заплёванных тротуаров, автобусных остановок и даже лифтов, чем у нас. Что это — особенность нашей физиологии, вызывающая обильное слюноотделение, которое не позволяет нам доехать в лифте до нужного этажа не сплюнув на пол или элементарное хамство по отношению к окружающим? Во многом о нашей общей культуре говорит и своеобразный стиль автомобильного движения, когда каждый каждому старается максимально осложнить жизнь, вероятно, самоутверждаясь таким образом. В общественном транспорте ситуация в общем то схожая. Напряжённые, словно в ожидании какого-либо подвоха лица пассажиров в метро, готовых в любой момент дать достойный отпор другому пассажиру, который заденет или случайно подтолкнёт. Не удивительно, что со стороны это выглядит пугающе и остаётся только догадываться, что мы можем услышать в следующее мгновение.

В 2005 году начал своё вещание новый круглосуточный телеканал на английском языке, призванный улучшить имидж России. Один из организаторов этого проекта Михаил Лесин, обосновывая его необходимость, в своё время сказал: «мы должны пропагандировать Россию на международном рынке, ее положительный образ, а то выглядим в их глазах как медведи: ходим и рычим». Рычать, конечно, не стоит, но вот имидж складывается из очень многих факторов. Не так давно, когда наша сборная ещё боролась за путёвку на очередной Чемпионат мира по футболу произошёл очень характерный эпизод. Сразу же после долгожданной победы над сборной Уэльса один из наших игроков, улучив момент, когда на него были направлены телекамеры, не долго думая, просто с перекошенным от какой то ярости лицом заорал матом, посылая подальше то ли всех соперников, то ли телезрителей, то ли вообще весь мир. Конечно, круглосуточное вещание специального канала на английском языке окажет какое-то влияние на создание положительного имиджа. Но мне кажется, что на имидж страны это мало влияет. Даже неадекватность отдельного человека (будь то футболист, орущий матом на весь мир или Генсек, снимающий ботинок, чтобы постучать им по столу где-нибудь в ООН) мне не кажется способной создать или разрушить имидж. Гораздо более важной мне представляется наша реакция на подобные выходки. Как мы воспринимаем это, как позорный поступок или как проявление силы и способ показать, кто на самом деле всех «круче»?

По некоторым статистическим данным 15 процентов россиян прошли через тюрьмы и лагеря. Около миллиона человек единовременно находятся в местах лишения свободы, а около 400 тысяч – их охраняет. Эти цифры не могут не впечатлять и они во многом определяют атмосферу в обществе. Своеобразная этика (если здесь уместно вообще применять это слово) постепенно входит в нашу жизнь. Одним из первых общественных институтов, где это проявилось, была ещё советская армия. Именно дедовщина наиболее ярко продемонстрировала, как психология зоны постепенно выходит за пределы, ограниченные колючей проволокой. Зонная этика и этикет, причём в самом её неприглядном виде постепенно пронизывает все сферы жизни общества. Сегодня с большой долей вероятности можно утверждать, что, садясь, например, в маршрутку в любом городе от Калининграда до Владивостока, в пути вам придётся наслаждаться песнями «за жизнь». Кстати, я ничего не имею против так называемого «шансона». Здесь, как и в любом другом жанре есть произведения совершенно различного уровня. Так вот вам придётся, скорее всего, слушать вовсе не оригинальные тюремные песни, среди которых есть и достойные внимания, а стилизованные под тюремную лирику песни очень сомнительного, на мой взгляд, качества.

Конечно, в каждом обществе есть свои понятия о том, что такое хорошо и что такое плохо. Эти нормы поведения формируются не один год и зависят от очень многих факторов. Но задумывались ли мы над тем, почему то, что часто выглядит неприглядным в другом обществе, может восприниматься нами, как некая норма? Не так давно во время очередной предвыборной кампании в одной из постсоветских республик борьба между двумя кандидатами, один из которых имел судимость. Как это обычно бывает, оба предвыборных лагеря старались показать своего соперника по предвыборной борьбе в неприглядном свете. Эта статья не о политических баталиях и я бы не хотел останавливаться собственно на выборах. Для меня наиболее характерен был тот факт, что для дискредитации судимого кандидата кое-где сообщалось не просто о его судимости, но и то, что он сотрудничал со следствием и администрацией. В некоторых странах такой аргумент мог бы как-то помочь кандидату с криминальным прошлым «набрать очки», так как показывал бы, что он стал всё-таки на путь исправления. У нас же этот факт (вне зависимости от его истинности), скорее всего, уменьшил число его сторонников.

Влияют ли ценности общества на церковь? Думаю, что да. В некоторых церквях есть обычай перед принятием крещения свидетельствовать о своём пути к Богу. Обычно это выглядит так: человек, пришедший в церковь, рассказывает о своей жизни до того, как стал христианином и о том образе жизни, которую он вёл. Слушая такие свидетельства иной раз поражаешься обилию приключений, выпавших на долю рассказчика – столь часто приходится слушать признания какого-нибудь человека, что он был чуть ли не лидером преступной группировки, терроризировали целые районы и входил в так называемую организованную преступную группировку. Я не хочу ставить под сомнение подобные свидетельства, но хотел бы обратить внимание, что нам достаточно легко признаваться в том, что не считается позорным в определённой субкультуре (пил, принимал наркотики, воровал и так далее). Гораздо реже мы слышим в свидетельствах признания в том, что считается неприемлемым на зоне – трусость, предательство друзей, доносительство. Означает ли это, что люди, имеющие подобные проблемы, не приходят в церкви? – Не знаю. Кстати, слушая свидетельства многих уверовавших из числа бывших зеков, тоже часто поражаешься их рассказам о прошлой жизни на зоне. Большинство из них, по их словам, были, как говорится, в авторитете, и никогда не сотрудничали с администрацией колонии, что не очень хорошо согласуется с общими статистическими данными.

Приходится признать, что в церквях дело с тем, что принято обозначать словом вежливость, обстоит точно не лучше, чем в стране в целом. В истории церкви были периоды, когда порядок, вежливость, этикет считались чем-то противоположным истинной духовности. Так в 17 веке в Англии многих шокировало поведение появившейся тогда религиозной группы последователей Джорджа Фокса, которая считала неприемлемым обращаться к кому-либо в уважительной форме, если уж к Самому Богу они имеют дерзновение обращаться на «Ты». Конечно, в действиях Фокса и его последователей, которых принято называть квакерами, было много здравого, но манера их поведения скорее отталкивала от них людей, нежели привлекала.

К сожалению, в наших церквях многие верующие очень своеобразно понимают слова Христа о необходимости научить все народы, записанные Евангелии от Матфея (28:19). Проявляется это, например, в том, что к незнакомому человеку, впервые зашедшему в церковь, могут тут же обратиться на «ты». Могут «в простоте» подойти к нему и, фамильярно похлопывая по плечу, начать тут же его «учить». Даже форма приветствия будет выбираться не в зависимости от того, как это может быть комфортно человеку, а как это кажется правильным таким ревностным прихожанам. Где-то его гостя могут тут же схватить в объятия, где-то расцеловать, а где-то тут же попросить его для знакомства помочь перетащить какие-нибудь тяжёлые вещи.

Никто из нас не любит, когда на него кричат, когда обращаются грубо. Мало кому нравится, когда его «подрезают» на машине или на пешеходном переходе вдруг осыпают бранью из проезжающей машины, которая к тому же окатила грязью с ног до головы. Мы не любим, когда продавец в магазине, вдруг забыв о нас, начинает разговаривать по телефону с другом, который ему неожиданно позвонил. Нам не нравится, когда во время богослужения в церкви кто-то из прихожан вдруг начинает гневно кричать на нас, чтобы мы сняли со своего ребёнка шапку или когда позади сидящий ребёнок под умилённое щебетание родителей упорно пытается проверить насколько крепко Господь прикрепил мои уши к голове. Нам не нравится, когда на церковном дворе малознакомый нам человек вдруг, не дав нам вставить и слово, начинает засыпать нас поучениями и советами на все случаи жизни, о которых мы его и не просили. Нам много что не нравится в поведении друг друга. В Евангелии от Луки есть замечательные слова, которые знакомы даже тем, кто далёк от христианства. Их часто называют «золотым правилом»: «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними (6:31)». Уважительное отношение к другим людям, вежливость, внимательность – это не просто маски, как полагают некоторые. Именно с этого и начинается долгий путь к той любви, которая определена в Библии, как «совокупность совершенства».

Добавить комментарий