Кто остановит СПИД в России?

Михаил ЧЕРЕНКОВ

Россия сегодня на грани – общество на грани вымирания, страна на грани исчезновения. СПИД – это мор, имеющий социальные и духовные причины и следствия, на которые предпочитают не обращать внимания, так как выводы напрашиваются слишком тревожные. Если кривые демографического кризиса и развития эпидемии ВИЧ/СПИД совпадут в своей направленности и динамике, Россию ожидает катастрофа. Это означает не только угрозу национальным интересам и территориальной целостности государства, но и гибель всей нации. Внутренняя Россия превращается в выморочные земли, которые предстоит заново колонизировать новым народам и государствам.

Как отмечают эксперты, ни одна другая нация не переживала такой затянувшийся рост смертности (сокращение продолжительности жизни). Сегодня каждый второй мужчина умирает, не достигая пенсионного возраста; средняя продолжительность жизни мужчин — 58 лет. Доля трудоспособного населения неуклонно сокращается. И если добавить к этому миллионы потенциальных больных, то можно согласиться с выводом эксперта Майкла Спектера, что СПИД угрожает России превращением ее в страну третьего мира, ведь силу государства определяют не земли, а люди. А потому верно, что будущее страны с вымирающим населением не может быть светлым. Самая большая эпидемия ВИЧ/СПИД в Европе зарегистрирована не где-нибудь, а именно у нас, в России.

Если принять во внимание, что более 83% инфицированных значительно моложе 30 лет, становится ясным ужасающий факт: вирус угрожает гибелью не только ныне живущим, но и будущим поколениям, которые вовсе не родятся или родятся уже больными.

Мы можем допустить, что СПИД – это проклятие наркоманов, что вирус выполняет роль «чистильщика», «санитара леса». Не говоря уже об этической оправданности такой позиции, заметим, что СПИД поражает не только наркоманов. Правда, что эпидемия в России развивается главным образом через употребление инъекционных наркотиков. Их употребляют до 3 миллионов россиян, из которых около половины пользуются нестерильными иглами.

Но это не единственный способ заразиться. Все больше людей инфицируется половым путем. Это свидетельствует, что ВИЧ/СПИД перестал быть наказанием одних наркоманов и начинает проникать во все более широкие слои населения, охватывая общество в целом. Достаточно сказать, что за последние годы резко увеличилось количество инфицированных беременных женщин, рождается все больше больных детей – самых невинных и беззащитных жертв эпидемии.

Несмотря на ужасающие темпы развития, эпидемия ВИЧ/СПИД в России все еще находится на ранней стадии. Это значит, что катастрофические последствия можно предотвратить, пандемии можно избежать, российское общество можно спасти. При этом важно понять, что проблема не решается раздачей бесплатных презервативов и одноразовых шприцев. Корень проблемы – в мировоззрении современного человека, в утрате смысла жизни, в отчуждении от общества и от Бога.

Кто может остановить СПИД? Мы убеждены и намерены показать, что ни государство, ни общество не в состоянии самостоятельно организовать борьбу с эпидемией. Решающая роль в консолидации и государственных, и общественных, и частных усилий принадлежит христианской Церкви. Причем она должна отказаться от монополии на истину и веру, сделав их достоянием всех и каждой личности в отдельности. Ведь вера не может быть государственной или народной, она всегда личная и только личная. С реабилитации личности – свободной и ответственной – должно начинаться духовное возрождение постсоветского общества.

Удивительным образом безволие нашего современника сопрягается с пессимизмом православного отношения к миру и обществу. Это только усиливает ощущение безысходности, обреченности.

Игумен Венимамин (Новик) в своей статье «Как Библия спасла Запад», посвященной книге Макса Вебера «Протестантская этика и дух капитализма», утверждает, что созерцательной духовности не достаточно, чтобы преобразовать кризисное общество, нужна духовность деятельная. Недостаточно личной аскезы, нужно оправдать и труд в миру, найти религиозную мотивацию для светской жизни. Только в связи с этим можно понять смелые слова православного мыслителя, что Россия занимает не только первые места в мире по убийствам (количество суицидов вдвое превышает критический порог по оценкам ВОЗ) и абортам (в 2004 г. убито на 100 тыс. больше младенцев, чем родилось), но и по атеизму своего населения.

С этим мнением согласен и Сергей Чапнин, редактор православной газеты “Церковный вестник”. Его вывод: подавляющее большинство крещенных в православии христиан не являются реальными носителями православных ценностей. Вот так то обстоят дела в самой «Святой Руси». Поэтому, несмотря на то, что РПЦ приняла Социальную доктрину, не хватает механизма, который привел бы эту доктрину в действие. Не хватает не только механизма, но и позитивного христианского сознания, понимания ценности и достоинства личности. Ведь когда совершится богословское оправдание личности, станет возможным и преобразование ею всего окружающего мира и устроение всей общественной жизни на духовных началах. Дай Бог, чтобы в будущем писались статьи и книги о том, “как Библия спасла Россию”!

Специально проблеме ВИЧ/СПИДа посвящен другой документ – “Концепция РПЦ по ВИЧ/СПИДУ”. Концепция производит двойственное впечатления: с одной стороны, заявлено об активном участии в борьбе с распространением ВИЧ-инфекции; с другой, очевиден сугубо декларативный, отвлеченный характер данных заявлений.

Ясно и следующее: речь идет не о христианском ответе (позиции, на которую может стать любой и каждый христианин) на угрозу СПИДа, а о социальной (читай социально-политической) позиции институции, стремящейся расширить свое участие и влияние в общественной жизни. Об этом говорится в самом начале: «В конце XX века народы, окормляемые Русской Православной Церковью, вслед за многими странами мира, столкнулись с эпидемией инфекции вируса иммунодефицита человека (ВИЧ)».

Далее отмечается, что «Церковь считает своим первоочередным долгом духовно-нравственную оценку эпидемии ВИЧ/СПИДа». В соответствии с такой оценкой, «социальные и медицинские факторы и явления, способствующие формированию так называемых групп риска, являются причинами эпидемии ВИЧ лишь опосредованно и вторично. Подлинной же первопричиной и источником стремительного распространения эпидемии является достигшее невиданных прежде размеров умножение греха и беззакония, утрата обществом фундаментальных духовных ценностей, нравственных устоев и ориентиров”.

Но что скрывается за этими верными и выверенными словами? Речь идет не об элементарных христианских принципах, утраченных ныне. Подумать только, откуда они на «Святой Руси», которая была «крещена, но не просвещена»! Христианская традиция не была укоренена в народе и ранее, потому и возрождать после 70 летнего безбожного правления практически совсем нечего. Как мы заметили выше, последний оплот христианской культуры – семья – была уничтожена.

Что же понимается в концепции под «утратой нравственных устоев и ориентиров»? Не что иное как утрата РПЦ своих властных позиций в обществе. Ведь РПЦ считает себя эксклюзивным представителем христианства на Руси, она хранительница христианской традиции, которая была и остается закрытой, недоступной, непонятной для широких масс.

Итак, верно замечено, что нравственная распущенность и духовная потерянность современного поколения, прямо связаны с утратой христианских ориентиров.

Только тогда, когда Библию будут читать не только в храме, но в каждом доме, будут по-христиански крепкие семьи.

Только тогда, когда каждый россиянин будет ставить себя в личное, непосредственное отношение к христианству и Христу, можно будет назвать нашу страну христианской.

Только тогда, когда церковь выйдет к народу и покается перед ним, разделит с ним вину и ответственность за отступление от веры, исчезнет разделяющая перегородка между клиром и мирянами.

В новом открытии христианства для российского общества видится будущность и надежда.

Распахнуть двери церкви для больных и грешных, несчастных и виновных. Увидеть в каждом из них образ Божий. Поверить в падшего человека (ибо по словам Антония Сурожского «Бог верит в человека») и вдохнуть эту веру в самого грешника. Тогда церковь заполнится отверженными, станет «градом убежища». Тогда сам человек, как бы низко он ни пал, уверует в милость Божию и встанет.

Открыть христианство для современников, откликнуться на их жизненные вопросы, проговорить на их языке, быть вместе во время беды, апеллировать к достоинству личности и ее избранности Богом – в этом призвание историческое призвание протестантских церквей. Именно в завоеваниях Реформации, в христианских ценностях избранности, достоинства, свободы, ответственности, активности личности нашли свою опору боровшиеся за жизнь европейские нации. Во всем этом так нуждается современная Россия.

Сегодня стало очевидным: ни государство, ни общественные организации, ни религиозные конфессии не могут самостоятельно организовать борьбу с эпидемией СПИДа. Необходима консолидация усилий и налаженное партнерство.

С такими инициативами выступили Российский союз евангельских христиан-баптистов и христианская организация «На Руси». 18-20 апреля 2005 в Москве прошла Международная научная конференция «Государственные, общественные и религиозные организации в решении проблем ВИЧ/СПИДа – перспективы взаимодействия», на которой была презентована концепция МРО «На Руси» — «О социальной позиции в отношении ВИЧ/СПИДа», а также принят итоговый документ о необходимости объединения усилий в противостоянии СПИДу. Оба документа были одобрены евангельскими церквами и легли в основу выработки собственной социальной доктрины, а также и концепции участия РПЦ в борьбе с распространением ВИЧ/СПИД эпидемии. Один из организаторов конференции, Владимир Самойлов, подвел итоги следующим образом: «Мы ответственны за просвещение общества в отношении ВИЧ/СПИДа, а также духовно-нравственное здоровье России». В этом с евангельскими церквями были солидарны и Тадеуш Кондрусевич (глава российских католиков), и имам Хатыб Аллутдинов (представитель Центрального духовного управления мусульман). Примечательно однако, что представители РПЦ, участвовавшие в работе конференции, отказались подписать декларацию. Более чем прохладным можно назвать и отношение государственных чиновников, ответственных за борьбу со СПИДом. И те, и другие усматривают в активной деятельности евангельских церквей проявления прозелитизма и укрепление их (церквей) позиций в обществе (для современной России это уже политический фактор).

Между тем протестантские церкви активно участвовали в межцерковном диалоге, пытаясь объединить усилия христианских церквей и организаций в противостоянии СПИДу. В июле 1999 между РПЦ, лютеранской Церковью и Союзом евангельских христиан-баптистов было подписано «Межцерковное соглашение о социально-диаконическом служении».

А в 2003 г. была принята «Социальная позиция протестантских церквей России», где были изложены общие принципы участия церкви в борьбе с эпидемией. Наряду с духовной, практической и реабилитационной поддержкой в преодолении порока, приоритетным направлением была названа профилактика, т.е. превентивные меры по воспитанию, просвещению и проповеди здорового и нравственного образа жизни.

Так кроме реабилитационных центров, которые работали с последствиями болезни, христианские организации начали развивать просветительские и образовательные программы. Одна из таких программ «No apologies» успешно применялась в молодежном служении Ассоциации «Духовное возрождение» для организации лекций и семинаров, для откровенного разговора с подростками о последствиях добрачных отношений и преимуществах здорового образа жизни. В 2004 г. «Духовное возрождение» (Russian Ministries) начало проект «Время жить», который предусматривает серию воспитательных мероприятий для детей и подростков, организацию масштабных концертов для молодежи с участием христианских музыкальных групп, проведение кинофорума и т.д. Таким образом, несмотря на ревнивое отношение со стороны РПЦ и подозрительность со стороны государства, протестантские церкви активизируют профилактическую работу, взаимодействуя с государственными и общественными организациями на местном уровне, используя собственную сеть христианских центров и ресурсы своих доноров.

Похоже, что государство еще не определило окончательно свою позицию по отношению к сотрудничеству с другими христианскими конфессиями, в частности с евангельскими церквами и организациями. Эта неопределенность связана не только с трудностями межконфессионального диалога, но и с двусмысленным пониманием христианства, когда оно воспринимается не как вера (par excellence, как в протестантизме), а прежде всего как способ культурной идентификации и легитимации власти (как в официальном православии). Так что христианская ли страна наша Россия de facto, это еще вопрос.

В начале своей политической истории славянские племена стояли перед выбором религии. В христианстве они увидели не только организующее начало, но и гуманное учение. Так Русь из «дикой степи» и дремучих лесов стала «страной городов». Прекратились братоубийственные войны. Стали общедоступными грамота и культура.

Верность христианским началам не раз спасала, неверность – наказывала. Видимо, сегодня Русь снова на распутье.

Добавить комментарий