О свободе в России, в том числе и совести

Кредо.ру

Юрий СИПКО
Председатель Российского Союза евангельских христиан-баптистов

В последнее время многих заботит вопрос о роли религии в современном российском обществе. Усиливается ли она или ослабевает? Этот вопрос, по моему убеждению, распадается на два – о вере и религии. К моему глубокому сожалению, роль веры в общественной и политической жизни России чрезвычайна ничтожна. Вместе с тем, роль религии чрезвычайно велика. Я попытаюсь это противоречие разрулить.

Вот как выглядит религиозный фактор в нашей общественной и политической жизни. В нашей молодой республике нет органа власти, где не было бы комитета или комиссии по религиозным вопросам. Нет ни одной политической партии, которая бы не использовала религиозный фактор в своих интересах. Любое, мало-мальски значимое событие, обязательно комментируют правильные религиозные лидеры. Организовывается или лучше сказать, организован религиозный телеканал. Всё наше телевидение теперь правильное с точки зрения верности традиционной религиозности нашего отечества. Все каналы знают, и просвещают народы России в том, что есть правильная вера, и что есть тоталитарные секты.

Под напором религиозной власти уже сдались высшие учебные заведения, которые теперь готовят богословов на своих некогда атеистических кафедрах. Нет чиновника, который бы публично не признал своей религиозной ориентации, и конечно традиционной, а как же иначе. Все силовые ведомства уже, во-первых, религиозные, и конечно традиционно религиозные, а уж потом, пройдя проверку на верность идеалов, способны и Родину защищать. От посягательств нетрадиционных религий.

Сдаётся мне, что Русь моя вовсе и не светское государство, как об этом я читал в Конституции, а клерикальное. И как человек верующий, т.е. религиозный, я бы должен радоваться такому прогрессу в некогда атеистическом отечестве. Но, вот подишь-ты, радость то, со слезами на глазах. Опять же по причине того, что верующий я, т. е. религиозный. Ибо если религия призывает нас, и способствует тому, чтобы мы были честными, не лгали друг другу, то в моей сплошь религиозной стране ложь матушка первее всех молитв возносится из кабинетов, газет и TV.

Ещё мой друг А.С. говорил: «Всяк суетится, лжёт за двух, и всюду меркантильный дух!» Ещё он, не очень религиозный парень, говорил: «И долго буду тем любезен я народу, что чувства добрые я лирой пробуждал, что в мой жестокий век, восславил я свободу, и милость к падшим призывал».

Я ищу этих проявлений религиозности в моей стране, и пока не нахожу. Лишь звучит с тревогой: дети-сироты, алкоголизм, наркомания, коррупция, чиновничий беспредел… А где же в таком случае результаты всеобщей религиозности??? Так вот, как оценить теперь, усилился ли религиозный фактор, или ослаб?

Что делает в нашей стране религия? В Архангельске в угоду религии, снесли памятник защитникам Отечества, но обещают на том месте построить религиозное здание. Слабая религия на такое не способна. А вот ещё что я заметил. Религия учит защищать слабого. А дедовщина у нас не только в армии, где религиозность стала уже почти уставной, но и на всех уровнях власти.

Почему сплошь религиозная страна имеет до миллиона детей, которые воспитываются в инкубаторах? Где в мире есть подобное?

Общество волнует и еще одна проблема: существует ли в России угроза свободе совести и если да, то откуда эта угроза исходит. Я склоняюсь к мысли, что свобода совести, как неотъемлемое право личности, в современной России даже и не сформирована в общественном сознании. Это относится, к сожалению, и к другим свободам и достоинствам личности. Что можно сказать, если представитель самой традиционной религии в России говорит на международном семинаре, посвящённом правам и свободам человека, что интересы общественные, групповые выше интересов личности!

Мы все вместе ещё не можем усвоить, что нет никаких общественных интересов, которые бы существовали сами по себе. Ведь они есть выражение свободной личности, и создаются, и возникают как лучшая форма удовлетворения свобод и прав личности.

Жонглирование таинственным и угрожающим термином «тоталитарная секта», «деструктивная секта» в отношении религиозных меньшинств небезобидное дело. Это ведь, если хотите, «фашизация» общества. Кстати вот как трактует это гнусное явление словарь Ожегова: ФАШИЗМ, -а, м. Идеология воинствующего расизма, антисемитизма и шовинизма, опирающиеся на неё политические течения, а также открытая террористическая диктатура одной господствующей партии, созданный ею репрессивный режим, направленный на подавление прогрессивных общественных движений, на уничтожение демократии и развязывание войны.

Когда политики с такими принципами получают на выборах более десяти процентов голосов, держись ребята, действительно «очистят». Вы просто представьте себе на миг. Гражданин России, успешный, честный, налоги платит все и во время, но верует не так, как надо. И вот в его адрес – постоянные угрозы, обвинения, лживые вымыслы. Нет ни одного судебного дела, которое можно было бы предъявить в адрес, какой либо мифической тоталитарной секты, но есть общественное мнение, есть публичный позор. И опозоренных сектантов – полстраны!

Вот ещё один тревожный звонок. Американский департамент подметил, что не всё ладно у нас с религиозной свободой. «Не лезь в чужой монастырь со своим уставом», дали мы ему по носу все дружно. И поделом. Но «Декларацию прав человека» подписали и обязались исполнять и мы. И потому это общее дело, всех членов ООН. И не стоит нервничать, ведь этим мы лишь выдаем свою неполноценность.

А где голос нашего Уполномоченного по правам человека? Ведь и его институт имеет свои отделения во всех властных структурах, до самого отдалённого субъекта федерации. Почему не слышно их голосов? Почему не от него звучит тревожный звонок? Ведь действительно со свободой не всё ладно.

От всех нас вместе и исходят основные угрозы и свободе совести, и всем прочим свободам и правам человека. Когда правоохранительные органы берут под козырёк перед нарушителями правил дорожного движения, на виду у всего народа, который покорно стоит, задержав дыхание часа по два, восторгаясь силой власти, вопрос о совести звучит кощунственно.

Рановато говорить об угрозах. Надо больше говорить о самой свободе. И ещё больше надо говорить о совести.

Добавить комментарий