Генпрокурор уповает только на веру

Religare.ru

Генпрокурор Владимир Устинов на расширенной коллегии ведомства с участием первых лиц государства подверг традиционному разгрому работу правоохранительных ведомств и предложил ликвидировать управления по борьбе с оргпреступностью ( УБОПы). Обуздать разгул преступности Устинов надеется с помощью религии – в частности, духовного воспитания в школах и полковых священников.

Ежегодная расширенная коллегия Генпрокуратуры, посвященная положению с законностью в стране, была открыта в пятницу традиционным вступительным словом президента. По мнению Владимира Путина, прокуратура должна оставаться главным координатором борьбы с преступностью и защиты прав граждан России. Путин призвал не ослаблять борьбу с ксенофобией и экстремизмом, бороться с дедовщиной в армии, а в сфере экономики обращать внимание на лжебанкротства и криминальные способы захвата собственности.

В своей часовой речи генпрокурор Владимир Устинов впервые отметил успехи в области регистрации преступлений, назвав статистику за прошлый год «более достоверной», хоть и не полной. Тем не менее только сокрытых работниками милиции убийств в прошлом году прокуратура выявила свыше 700. Количество нераскрытых преступлений выросло за год на треть – до 1,5 млн. На место одних массовых нарушений прав человека, например задержек зарплат, приходят другие. Устинов впервые назвал цифру обманутых строителями жилья дольщиков – 80 000 человек. Источник в прокуратуре уточнил, что речь идет только о поданных в правоохранительные органы заявлениях.

Параллельно сохраняющемуся сокрытию преступлений растет количество явно дутых «копеечных» дел в рамках показательных кампаний, например в области преступности в топливно-энергетическом комплексе, «криминализировать» который дал указание лично Путин. Так, в Тюменской области к тэковским делам милиция отнесла подделки проездных билетов на том основании, что автобусы ездят на бензине. Говоря о ТЭКе, Устинов вдруг вспомнил телесюжет о хищении нефти в Удмуртии, где милиция не может конфисковать перевозящие ворованную нефть бензовозы, и поднял сидевшего в зале прокурора Удмуртии Бориса Сарнаева: » Это же орудие преступления, почему вы не можете конфисковать его?» Ответа от вставшего по стойке смирно удмуртского прокурора не последовало, и Устинов предложил разобраться с удмуртской прокуратурой в перерыве.

Среди отдельных милицейских служб, помимо традиционной выволочки Следственному комитету при МВД за мелкотравчатость расследуемых там уголовных дел, критике генпрокурора подверглись борцы с оргпреступностью. Эта служба заявила о возбуждении дел в отношении примерно 400 авторитетов, однако добилась осуждения лишь 40. Устинов предложил вообще ликвидировать УБОПы, влив их в уголовный розыск. За бездеятельность подвергся критике и Госнаркоконтроль, который по численности самый большой в мире, но расследует лишь треть дел по наркотикам. По мнению зампреда комитета по безопасности Михаила Гришанкова, самый важный акцент, который был сделан на коллегии президентом и развит генпрокурором, состоит в том, что прокуратура остается главным координатором в борьбе с преступностью.

Актуальная после зверского избиения солдата Андрея Сычева в Челябинске тема борьбы с дедовщиной, по мнению Устинова, должна решаться не только с помощью Уголовного кодекса, но и религиозным воспитанием личного состава. Для этого армии необходимы полковые священники. Необходима религия и в борьбе с остальным криминалом, включая экономическую преступность и ксенофобию. Устинову непонятно, почему одни и те же правозащитники обвиняют власти в бездействии в борьбе с экстремизмом и выступают против преподавания основ религии в школах.Президент Центра развития демократии и прав человека Юрий Джибладзе считает, что религия может играть как положительную, так и отрицательную роль в диалоге культур, а обязательное школьное преподавание религии само по себе является нарушением конституционных принципов отделения церкви от государства и поэтому правозащитники выступают против подобных предложений. «Я согласен с тем, что сказано генпрокурором. Но я буду не согласен с теми читателями его слов, которые сделают из его слов вывод, будто религия и существует только для того, чтобы облегчать работу полиции. Вера – это не дубинка. В руках того, кто использует веру как средство, она очень быстро разлетается на щепки», – считает диакон Андрей Кураев.

Добавить комментарий