«О дедовщине нам шептали на ухо»

Георгий Ильичев, Дмитрий Литовкин, «Известия»

«Такое впечатление, что солдат перед общением с нами кто-то долго зомбировал, они пытались говорить, что ничего не видели и ничего не было», — сообщили члены Общественной палаты (ОП) Анатолий Кучерена и Николая Сванидзе, вернувшиеся из Челябинского танкового училища, в котором сослуживцы в новогоднюю ночь сделали инвалидом рядового Андрея Сычева. Не нашли «палатники» понимания и среди офицеров части, где служил пострадавший. Тем временем волна насилия в армии не спадает. Остановить ее предлагается полицейскими методами.

Стыд без раскаяния

«Никто из офицеров — а мы говорили с командирами рот, командиром батальона, замполитом — не соглашается с тем, что в армии есть дедовщина. Но на самом деле они все знают», — заявил в четверг на пресс-конференции в Медиа-центре «Известий» член ОП адвокат Анатолий Кучерена. Совсем другое отношение московская делегация встретила в самом танковом училище, а не в его вспомогательной части, где служил Сычев. По словам также побывавшего в Челябинске телеведущего Николая Сванидзе, полковники и генералы испытывают страшное унижение из-за произшедшего: «Нам стыдно выходить в форме на улицу, на нас пальцем показывают, будем в штатское переодеваться».

— А что вы, товарищи полковники, сделали для того, чтобы на вас не показывали пальцем? — не удержался от гневной реплики Сванидзе.

Причина, по которой факты неуставных отношений в армии так упорно скрываются, для «палатников» очевидна. Это так называемая «палочная система», при которой доложившего о подобных происшествиях командира наказывают вне зависимости от того, виноват он в случившемся или нет. Поэтому любое ЧП выгоднее скрывать. Однако вины с военных это обстоятельство не снимает.

— У личного состава, у командования не возникло чувства раскаяния, ответственности, наоборот, они стремились скрыть, сгладить ситуацию, — говорит Кучерена.

Именно кто-то из командиров и придумал версию, согласно которой рядовой Сычев сам нанес себе увечья, которые привели к ампутации ног и других жизненно важных органов. Именно ее, как заведенные, повторяли «палатникам» сослуживцы Сычева. Хотя гражданские медики утверждают, что «это абсолютно исключено»: ну не может человек сам себе перетянуть обе ноги и пальцы на руках и потом дожидаться, когда наступит некроз тканей. Показания свидетелей однозначны: мучивший Сычева Сивяков заставил его сесть на корточки и всякий раз, когда тот пытался подняться, придавливал к полу со словами «сидеть» и бил ногой. Сам Сивяков во время общения с Кучереной расплакался и объяснил свой поступок тем, что сделал ровно то, что предыдущие старослужащие делали с ним.

Поскольку военные так и не смогли предоставить членам ОП ни одного конкретного способа искоренения дедовщины, палата обращается ко всем гражданам страны с просьбой присылать на ее адрес свои предложения. А пока что единственным действенным механизмом предотвращения преступлений в армейской среде «палатники» считают создание военной полиции.

Не призывать, а принуждать

Проблема введения института военной полиции, по мнению экспертов, буксует по нескольким причинам. Главная в том, что до сих пор не определено, кому она будет подчиняться — Генеральной прокуратуре, МВД или кому-то еще. Непонятно, каков будет ее статус и на каком основании полицейские смогут постоянно находиться на территории воинских частей — де-факто закрытых для всех невоенных структур. Впрочем, в самих Вооруженных силах уже существуют аналоги военной полиции. Например, на крейсерах Военно-морского флота. Для поддержания уставного порядка на них были созданы комендантские службы из военнослужащих морской пехоты.

— В уставе четко записано, что воспитатель может призывать к порядку, а мы — принуждать, — рассказал «Известиям» командир комендантской службы атомного ракетного крейсера «Петр Великий» капитан Валерий Михайлов. — Принимая присягу, военнослужащий должен это четко понимать.

Впрочем, как говорит Михайлов, еще ни разу его подчиненным не пришлось применять физическую силу. «Наше появление всегда действует на дебоширов отрезвляюще», — констатирует капитан. Возможно, опыт ВМФ и станет той базой, на которой начнется формирование нового правоохранительного института.

Терпеть дальше нельзя

История Андрея Сычева заставила в открытую говорить о страшных примерах дедовщины в Российской армии. В разных регионах теперь находятся примеры зверского обращения с солдатами.

В одном из госпиталей Алтайского края в городе Алейске с черепно-мозговой травмой сейчас лежит солдат-срочник, прослуживший в военной части не больше года.

В одной из воинских частей 32-го военного городка в Екатеринбурге произошел случай, похожий на историю Сычева. Срочник Антон Афанасьев в сентябре попал в госпиталь после того, как «деды» били его по ногам. Больше двух месяцев его лечили, а 2 января он снова попал в тот же окружной госпиталь: швы на ногах разошлись, начался некроз тканей. Антон утверждает, что его опять избили сослуживцы.

Пока в штабе Приволжско-Уральского военного округа подчеркивают, что проявлений дедовщины в случае с рядовым Афанасьевым «не просматривается». Якобы это была драка между военнослужащими.

Между тем Вера Афанасьева, мать солдата, говорит, что били сына старослужащие — табуреткой по голове и по ногам. Заместитель председателя городского комитета солдатских матерей Лидия Шведова заявила вчера «Известиям», что в том же госпитале лежит с подобными травмами также пострадавший от «дедов» призывник из Тюменской области Юрий Афанасенко. Он тоже избит табуреткой.

— Избавиться от дедовщины нельзя, не изменив армию, — считает Сванидзе. — Пока в нашу армию загоняют силком — будет плохая армия, и пока будет плохая армия — будут загонять силком. Это замкнутый круг, который надо разорвать.

Добавить комментарий