Средства массовой информации в современном обществе

Алла Бундина, «Центр политической информации»

(дается в сокращении)

Ведущим информационным комплексом современности принято считать масс-медиа, объединяющим журналистику (СМИ), рекламу и механизмы, используемые для осуществления связей с общественностью.

Средства массовой информации, чаще называемые просто СМИ, в результате чего значимость этого явления как бы отходит на второй план, стали неотъемлемой частью нашего существования. Зачастую мы даже не осознаем, что нас так привязало к телеэкрану, введя в практически физическую зависимость от него, или почему, особенно молодежь, и дня не может обойтись без выхода в Internet. Невозможно представить себе жизнь без телевизора, который, например, в российской глубинке, кроме слухов, конечно, является единственным средством связи с остальным миром, радио, а еще газет и журналов… Многие из нас попросту не задумываются, насколько велико значение средств массовой информации, скрываемых за аббревиатурой СМИ.

Углубимся в историю. Самые первые периодически издаваемые газеты ("газета" — венецианская монета, стоимостной эквивалент протогазеты — листка с информацией) появились в начале XVII века, это время принято считать временем рождения журналистики. В 1609 году в Германии в городах Страсбург и Аугсбург, затем в Англии и Франции, а спустя век и в России (1703 год — газета "Ведомости"), вышли в свет первые средства массовой информации, сразу став мощным орудием в руках того, кто ими владел.

Огромная сила воздействия, которой обладали СМИ, была по достоинству оценена известными историческими фигурами прошлого. Например, великий стратег, полководец, покоривший полмира — Наполеон II Бонапарт, уже в начале XIX века, осознавая силу воздействия СМИ на общество, говорил: "Четыре газеты могут причинить врагу больше зла, чем стотысячная армия".

С появлением радио, которое практически сразу приобрело, благодаря возможности широкого охвата аудитории, большую популярность (как у общества, так и у власти), его возможности стали активно эксплуатироваться заинтересованными кругами. Например, в течение I Мировой войны, первыми оценив возможности радиовещания, японцы использовали его в пропагандистских целях. Не стоит ходить далеко, вспомните, какие чувства вы начинаете испытывать, когда слышите голос Левитана, или похожий на него, произносящий: "От советского информбюро…", и только приходящее несколько секунд спустя осознание, что Советского союза уже не существует, спасает от ощущения приближающейся катастрофы. В качестве подтверждения силы радио приведем случай, произошедший в конце 30-х годов XX века в Америке. В те времена большой популярностью пользовались радиопостановки. Во время трансляции радиоспектакля по мотивам романа "Война миров" Герберта Уэллса в котором, для повышения интереса со стороны публики вымышленные названия местности, на которой происходит действие, заменили на реально существующие американские города и населенные пункты, произошло настоящее событие. Американцы, слушавшие радиопостановку не с самого начала, и бывшие не в курсе того, что это постановка романа, услышав "репортаж о приземлении инопланетян" выбегали из домов в страшной панике, решив, что на Землю действительно напали представители инопланетной цивилизации.

С приходом телевидения в дома произошла информационная революция, влияние которой продолжает распространяться до сих пор (несмотря на то, что прогресс шагнул далеко вперед). Зрители получили возможность быть свидетелями и ощущать себя непосредственными участниками событий, происходящих на экране. Приведем реальные случаи из жизни. В начале 60-х годом XX века никому не известный Д.Кеннеди, имевший в несколько раз меньший рейтинг, чем его конкурент Р.Никсон выиграл выборы из-за того, что чисто внешне понравился большей части избирателей, следившей по телевизору за теледебатами двух претендентов на президентское кресло США. В результате Кеннеди получил титул "первого телевизионного президента". Подобных примеров, когда популярность благодаря телевидению может резко возрастать или так же резко падать множество. Известно и о силе воздействии телевизионной рекламы, не зря имеющей огромную стоимость в связи со своей высокой эффективностью. Действительно, телевидение является лидером по популярности и по возможности воздействовать на массового зрителя, и, вероятно, будет держать пальму первенства еще долгое время.

До сих пор не утихают споры о том, считать ли Internet средством массовой информации. Не обращая внимания на эти споры можно утверждать: в Internet содержаться огромные массивы информации, при этом весьма разнообразной, что позволяет человеку самому формировать свое мнение о различных событиях; а так же в последнее время Internet выполняет те же функции, что и остальные СМИ (существует мнение, что предвыборная кампания В.Путина была настолько эффективной во многом благодаря использованию интерактивных возможностей Internet). При этом для России Internеt остается, и еще на протяжении продолжительного периода будет оставаться экзотикой, доступной в основном жителям крупных городов с приличным достатком. Поэтому, несмотря на то, что во всем мире он, действительно является средством массовой информации, сила воздействия которого может быть сравнима с прессой и телевидением, для России это перспектива будущего.

В последнее время на смену Internet, стремившемуся занять достойное место в ряду средств массовой информации, приходят качественно новые, более современные и удобные в использовании виды информационных носителей. Каждое новое поколение СМИ предоставляло пользователям новые возможности, но при этом зачастую лишало возможности пользоваться преимуществами предыдущих носителей информации, но недавно вышедшее на мировой рынок новое средство — multiple media (в переводе — полимедиа), не отрицает использования всех достоинств своих предшественников. По оценке специалиста в области интегрированных коммуникаций М.А. Кузьменковой это явление сочетает в себе оперативность радио, живую картинку телевидения, интерактивность Internet, полноту информации библиотеки, аналитичность и удобство использования печатных СМИ а также мобильность телефонной трубки вкупе с авторитетом издательского дома.

Полимедиа предлагает следующую схему получения информации. С помощью мобильного телефона третьего поколения (3G), подключенного к Сети, или компьютера программируется запрос, в результате получается полный комплект информации по интересующей тематике, можно задать объем и степень детализации информации. Существует возможность смотреть, слушать или читать полученные данные. Революционность полимедиа заключена именно в том, что они вобрали в себя все преимущества разнообразных медиа-носителей и одновременно избавились от их недостатков, как по содержанию информационного наполнения, так и по форме использования.

Можно себе представить насколько возросла сила СМИ в наш век стремительной информатизации, когда объемы информации удваиваются за какие-то десять лет, когда, с появлением электронных носителей информации стираются границы, и в условиях мировой глобализации формируется единое информационное пространство. Повсеместное применение и роль Internet, вообще вряд ли подлежат обсуждению — были снесены границы, теперь информация может попадать из одного конца земного шара в другой в реальном времени. Наступила эпоха глобализации и информатизации. К данным явлениям можно относиться по-разному, но отрицать их присутствия не имеет смысла.

С момента своего появления средства массовой информации стали обоюдоострым оружием. Это оружие могли использовать как власти (для формирования общественного мнения), так и само общество (вспомним знакомое с детства намерение большевиков в первую очередь захватить телефон, телеграф и мосты, при этом для агитации активно использовались возможности печатных листовок). Определив для себя предмет разговора — СМИ, разобравшись с терминологией, обратимся к попытке осмысления, чем являются СМИ для современного российского общества.

В настоящее время в России сложилась очень интересная ситуация: с переходом от социализма к чему-то другому, а также, в связи с утратой основной идеологии, СМИ столкнулись с рядом серьезным проблем. Кстати, именно СМИ способствовали продвижению в массовое сознание идей демократии и рыночных отношений, но как это часто случается — "за что боролись, на то и напоролись". Существовать в условиях рынка для многих СМИ стало невозможно, трудности становились непереносимыми (тиражи падали, интерес рекламистов и читателей утрачивался, средств на поддержание материально-технической базы не было и т.д.). Именно в связи со сложившимися условиями большая часть СМИ утратила свою самостоятельность, перейдя под контроль различных финансово-политических структур, в том числе государственных и иностранных. С этого момента остро встала проблема существования или отсутствия свободы средств массовой информации в России.

На данном этапе можно констатировать, в России почти не стало СМИ, имеющих подлинную экономическую независимость — гарант самостоятельного определения. Таким образом, основное право человека, закрепленное в статье 19 Всеобщей декларации прав человека и в статье 25 Конституции Российской Федерации "свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом" повсеместно нарушается.

Единственным гарантом ответственности в сложившейся ситуации может и должна стать личная, человеческая ответственность каждого журналиста, рекламиста, пиарщика. И именно с этой проблемой, не менее значимой, нежели утрата возможности самостоятельного выбора, столкнулись СМИ. Перед каждым представителем средств массовой информации встал вопрос о профессиональной, духовной, социальной и политической самоидентификации.

Очень любопытно подробнее остановиться на профессиональном самоопределении, основываясь на классификации, предложенной Президентом Правозащитного фонда "Комиссия по свободе доступа к информации" профессором И.М. Дзялошинским, заведующим кафедрой журналистики факультета журналистики УРАО.

Он полагает, что первым возможным вариантом для любого журналиста было выбрать идеологию, ориентированную на мессианскую, пропагандистскую деятельность, выражая высшие (государственные) интересы, получив при этом возможность, не стесняться манипулировать сознанием народа и программировать поведение масс.

Второй вариант — встать на позиции беспристрастного информатора, который передает информацию в массы, и не несет ответственности за то, кем и как она будет истолкована.

Третья позиция — носительство лучших публицистических традиций прошлого, помогая тем самым решению конкретных общественных и человеческих проблем.

И четвертый вариант — стать инструментом удовлетворения желаний клиента. Работать на "потребу публики", зарабатывать много денег и не сильно заботиться о моральной стороне дела. Не думаю, что у кого-то возникают сомнения по поводу того, какой вариант для себя выбрало большинство представителей российских СМИ.

В последние несколько лет на россиян обрушился мощный шквал информационного вторжения. Это является проблемой государственного уровня, так как информация — это мощное оружие, средство воздействия и управления. В связи с этими особенностями при правильной подаче одной и той же информации можно достигать совершенно разных эффектов, например, достигая эффекта дезинформации. Можно подтасовывать факты, подавая их приправленными нужной эмоциональной окраской, в результате чего получится пропаганда.

Существуют самые разные формы манипуляционного воздействия на человеческое сознание, более или менее разрушительные, но все одинаково опасные. Особенно в последнее время назрела острая необходимость отслеживать такое воздействие, которое может быть направлено, в том числе, и на подрыв государственных интересов, и пресекать его. Основой такого рода деятельности должны стать критерии, выработанные при участии психологов, дипломатов, журналистов, рекламистов и пиарщиков, на основании которых такую информацию станет возможным вычленять из общего информационного потока.

Введение подобных механизмов на первый взгляд сродни цензуре, против которой выступает "все прогрессивное человечество". Действительно, цензуру вводить нельзя — это ущемляет, если не полностью исключает свободу слова. Но в России в настоящее время, скорее всего, происходит подмена понятий "свобода" и "вседозволенность". Ярые противники введения ограничений, именно об ограничениях стоит говорить в данном контексте, видимо не знают или сознательно забывают, что, например, в Германии существует четкие критерии отбора, например, телевизионных программ, разрешенных к показу до 22 часов вечера и после. Трансляция передач, в которых содержаться сцены насилия или откровенные сексуальные сцены может начинаться не ранее 23 часов вечера и продолжаться вплоть до 6 часов утра. В этом случае ни о какой цензуре речь не идет, таким способом государство заботится о своем будущем — молодежи.

Еще одна важная проблема, это достоверность подаваемой информации, она должна решаться на различных уровнях, начиная с государственного и заканчивая личной ответственностью каждого представителя масс-медиа. Важно четко разграничивать такие понятия как "достоверность" и "объективность" подаваемой информации. Достоверность можно проверить, и в случае отхода от нее, опровергнуть в судебном порядке, тогда как объективность — понятие, как это не парадоксально, достаточно неопределенное.

В мире за день происходит около 1000 событий разного масштаба, в новостные ленты в среднем попадают приблизительно 4-10 из них. Ежедневный поток сообщений только центральных российских СМИ, по оценкам экспертов, составляет порядка 30000 сообщений. Таким образом, можно предположить, что подавляющее большинство сообщений направлены на освещение одного и того же события.

Сразу же встает вопрос, какое сообщение из этого множества может претендовать на полную объективность. Ответ будет предельно простым — никакое. Ни одно сообщение вообще не может быть объективным, тем более это утверждение справедливо, если дело касается коротких новостей. В принципе, дабы оградить себя от воздействия СМИ, можно просто не знакомится с аналитическими материалами, но быть в курсе происходящего — это не роскошь, а ежедневная необходимость, продиктованная временем. Таким образом, остаются новости без комментариев. Именно на их примере и будет доказана правота высказывания, что журналистика по определению не может быть объективной.

В 20-30 годы в США, когда интерес к газетам, в которых публиковались, в основном, комментарии на события, резко пошел на убыль, журналистским сообществом был провозглашен лозунг, характеризующий новый стиль в репортерской работе: "News is not views" ("Новости — это не мнения"). Надо отметить, что это был прекрасно продуманный ход, принесший свои плоды — тиражи газет начали расти, прибыль от рекламы поползла вверх. Появился эффект объективности, иллюзия, что новость начала преподноситься в виде факта, без комментариев, и тем более, без эмоциональной окраски.

Новость в современном понимании должна обладать несколькими качествами: подаваться оперативно; быть краткой; иметь удобную для восприятию форму и при этом оставаться объективной.

Говоря об объективности надо четко себе представлять, что, во-первых, стремление к объективности сразу вступает в противоречие с другим неотъемлемым качеством новости — оперативностью. Подать новость быстро, означает вырвать ее из контекста, не дать ей обрасти связями, не успеть понять какой резонанс эта новость может иметь, так как любое происшествие имеет временную протяженность.

Во-вторых, объективности нельзя добиться в связи с тем, что новость должна быть краткой. То есть, человек, определяющий как новость должна быть подана, волен решать, что сообщить. При этом обрубаются связи, нарушается цепочка фактов — основное условие восприятия события объективно.

В-третьих, в результате придания сообщению удобной для восприятия формы можно и пренебречь "незначительными деталями".

Четвертое — отбор новостей, вероятно, самое важное обстоятельство, в результате которого объективность представляется как нечто никогда не достижимое. Подавая сообщение об одном событии, умалчивается о другом, а для третьего, не менее важного, может не хватить времени или места, так как, например, оно свершилось по времени позже. При этом критерии выбора могут быть самыми разнообразными, а зачастую просто удовлетворять поставленные "сверху" цели.

И, наконец, надо всегда помнить, что новость доносит до общества человек. Использую определенные стилистические особенности, он может довести сообщение до ничего не значащего, или возвысить какой-то нюанс до ранга сенсации. А убеждение в том, что отсутствие эмоций — показатель объективности, не имеет под собой основания, так как равнодушие — это тоже эмоция!

В подтверждение приведу высказывание Тимоти Болдинга, генерального директора Всемирной газетной ассоциации. Он не считает, что "газета должна быть объективной. Главное зло заключается вовсе не в отсутствии объективности, а в излишнем самодовольстве журналистов. Они не особенно улавливают социальные изменения и не знают по-настоящему, что же беспокоит их читателей".

Добавить комментарий