Христианская община 1-го и 21-го веков

Сергиенко, Г.А.,
ректор Теологической семинарии Евангельских Христиан

Доклад на конференции Российского Евангельского альянса Москва, 2.04.05

Крайне важными для успешного развития современной христианской Церкви является ее сравнение с раннехристианской общиной и использование ее положительных особенностей.

1. Характерные особенности раннехристианской общины

1.1 Эмпиричность

Опыт встречи первых христиан с воскресшим Спасителем стал для них большим «взрывом»! С другой стороны, это не было заговором. Евангелие повествует о состоянии учеников, это было отчаяние от рухнувших планов. Изначально, христианство возникло помимо ожиданий. Прежде, чем Апостол Павел пишет: «Это произошло по Писанию», он должен был понять, что это произошло против Писания, потому что Библия определяет «Проклят всякий висящий на дереве». Мы придерживаемся принципа «Только Писание», но изначально оно было вторичным. Первые ученики пережили когнитивный диссонанс: Писание говорит об одном, опыт — о другом. Отсюда примат религиозного переживания обуславливает многообразие в теле Христовом. Нам это сложно усвоить, потому что мы стремимся к одинаковости.

1.2 Харизматичность

Что под этим понимается? Римская империя — это была строгая пирамида, где верхушка заботилась о том, чтобы они определяли, кто должен говорить, и кто должен слушать (впрочем, как и сегодня). Вот появляется Пётр в день Пятидесятницы, Иоанн… Интересно, что они люди не книжные. Они говорили с дерзновением. Человек харизмы заставляет слушать себя, вопреки сложившемуся статусу. Он не имеет степеней, статуса, но он заставляет себя слушать. На Библейском языке это объясняется очень просто: это излияние Святого Духа. Это заставляет высших слушать низших. Это обуславливает скорые проблемы, когда Павел, сам человек харизмы, понимает, что харизма в недобросовестных руках — причина бед. И уже говорит в послании церквам о стремлении к миру и назиданию.

1.3 Эсхатологичность

Ранняя община — это ожидание скорого пришествия Иисуса Христа. Это апокалиптическая составляющая. Ранняя община живёт в эсхатоне (последнем времени). Этим объясняется небывалый энтузиазм христианской коммуны. Проповедь неизменно связана с концом света (мы живущие, не можем предупредить неживущих).

1.4 Исключительность

Раннехристианская община имела исключительный характер. Римская империя допускала существование разных богов. Она была толерантной к новым религиозным движениямт до тех пор, пока они не угрожали римским божествам. То время весьма схоже с нашим веком постмодернизма, когда каждый выбирает себе собственного бога. Апостол Павел проповедовал об Анастасии, то есть о всокресении из мертвых, а его греческие сдушатели думали, что он проповедует о новой богине. Несколько раньше на Ближнем Востоке появилась группа последователей Иисуса Христа, споведовавшая единобожие и настаивающая на том, что не может быть одновременно «и» и «и», то есть и Астарты и Иисуса Христа, но может быть только «или» «или». И первые христиане провозглашали Царство Христа , как действенную альтернативу царству римского кесаря.

1.5 Царственное священство

О раннехристианской общине можно сказать вот что: «Кто был ничем, тот стал всем и больше». Христианская община обладала очень сильным импульсом социальной привлекательности для униженных и оскорблённых. Для тех, у кого не было возможности продвинуться вверх по социальной пирамиде Рима. И вдруг появляется Апостол Пётр, проповедующий христианам: «Вы — царственное священство». В римской социальной пирамиде бывшие рабы дома кесаря посде своего освобождения от рабства занимали положение домашних кесаря — положение, которому завидовали представители элиты. Но домашние кесаря – это еще не то, что «свои Христу», которым присущ радикализм «Нет ни эллина, ни иудея, ни раба, ни свободного, ни мужеского, ни женского пола». А это пугает — ведь мы привыкли разделяться по социальным, имущественным, половым и другим признакам.

Евангелие несло в себе разрушающий заряд в отношении всех этих условностей. Евангелие было вызовом социально-политическому устройству того времени. Оно провозглашала принципиально новую общность людей — общину равных, любящих друг друга братьев и сестёр. Представьте себе общину, в которой рядом сидели рабы и их господа! Такое обстоятельство вызывало появление очень серьёзных вопросов о том, как им жить теперь вместе, как относиться друг к другу? Я думаю, что Апостол Павел не сталкивался с ролью женщины в христианской общине до тех пор, пока христианство не пришло в греко-римскую культуру, и тогда он занялся осмыслением и этого вопроса.

2. Проблемы современной христианской Церкви

Эти проблемы я освещу в виде кратких тезисов

2.1 Отсутствие должного общения

Мы должны осознавать, что читаем Писание сквозь очки нашего наследия и это вызывает разделение между евангельскими общинами и христианами в них

2.2 Институциональная основа

Происходит подмена харизматической основы христианства институциональной. Данный процесс начался еще в начале 2-го века. Свидетельством тому являются слова Игнатия Антиохийского: «Слушай начальствующего епископа».

2.3 Кризис эсхатологического ожидания

Как никогда теперь актуальны слова Апостола Петра, который предупреждал: «Прежде всего знайте, что в последние дни явятся наглые ругатели, поступающие по собственным своим прихотям, говоррящие, где обетование пришествия Его?…» (2 Петр 3, 3). Этим ругателям далеко не всегда дается убедительный ответ.

2.4 Инклюзивность

Бывшая ранее эксклюзивной, Церковь становится инклюзивной, то есть постепенно стирается грань между Церковью и миром, и «Царство Христа» по сути дела становится тождественным царству кесаря. В свое время важным открытием для римского кесаря было то, что мечом и огнём он только умножает последователей Христа. И тогда он понял, что ему надо поделиться властью, чтобы, не завоевывая противника, использовать его в своих целях. В результате возник договор между кесарем и начальствующим епископом. С этого момента обязанностью епископа становится благословлять кесаря, а Церковь становится институтом, который разделяет паству по имущественному, социальному и половому признаку.

2.5 Притязание на преемство

У протестантов есть нескромное притязание на преемство раннехристианской общины. Во многом этот тезис оправдывает сам себя до сих пор. Да и контекст очень схож: это царская Россия, затем коммунистическая система — и на самом деле та и другая — авторитарные системы. Евангельская община должна была возникнуть, потому что все условия для этого были созданы. Я посмотрел ещё раз «Преступление и наказание» и попытался это сделать глазами «западного» человека и задал вопрос: «Но почему этот прекрасный фильм не получил Оскара?» Ведь в России вроде бы должно становиться лучше, а в действительности становится всё хуже. Книгоноши разносят Евангелие, предназначенное для униженных, оскорблённых и безнадёжных. Строго говоря, российский протестантизм не имеет собственную историю Реформации. У нас не было Лютера и Кальвина, для которых здравое библейское учение было важнее всего. Но затем, начиная с пиетистской традиции, жизнь стала важнее этого учения. И для нас теперь становится важнее то, когда кто-то говорит: «Я ваших академиев не кончал, я был грешник, пьяница и бийца, но теперь я вижу».

2.6 Апокалиптическая спекуляция

Ранние протестантские общины в России были харизматическими, потому что вели их люди не книжные. Я называю это «феноменом Рябошапки», который выходил на рынок и проповедовал. Его никто не уполномачивал это делать, но он не мог молчать. Евангельская община рождается в страданиях, переживая гонения в самой колыбели. Евангельская община в России возникла как апокалиптическая община. Она существует до сих пор таковой и убеждена в том, что живет в последнее премя, на которые указывают многие эсхатологические признаки. В результате этого евангельская община обретает так называемый «асоциальный характер» и заявляет: «Не нужно иметь ничего общего с этим миром. Мы — община остатка, мы — избранные Богом люди, живущие в конце времён». И как следствие, акцент в наших церквах смещается с Голгофы на спекулятивную апокалиптику.

2.7 Обособленность от общества

Община приобретает свои специфические очертания, стремясь не смешиваться с миром. Даже регистрированные общины — это «катакомбные» по своей сути общины, молчаливо бросающие вызов мирскому обществу и непринимающие культурный контекст, в котором существовуют. Они воспринимают себя инородным телом, странным явлением на огромном геополитическом пространстве, называемом Россией. Российская христианская община имела патриархальное устройство и до сих пор не готова осознать сложности мира, в котором живёт. Нам страшно выйти за привычные рамки. Мы не знаем, что там, за рамками клетки. Здесь мы определились, кто главный, а там, что ждёт нас? Там нет простых ответов на вопросы. Нам удобнее жить в рамках замкнутой общины. Мы во многом не готовы встретить вызов мира, в котором мы живём.

В евангельском движении самая большая проблема — это неумение и нежелание осмыслить место, которое христианская община занимает в современном мире. Наши головы находятся высоко в небесах, так что мы забываем о том, что ходим по земле. Пока мы не осознаем себя частью общества, в котором живем, пока мы не осознаем свою ответственность за происходящее в нем, мы будем восприниматься, как чужеродное тело. К сожалению, для многих российских протестантов высшим идеалом стало осуществление эммиграционной программы.

В нас еще сильна «окопная ментальности». Мы выставили сторожевые вышки и отстреливаем инакомыслящих своими «новыми» идеями, но Евангелие не меняются, а меняются время и обстоятельства. Евангелие должно иметь важную социальную составляющую, и мы должны готовы признать, что несём ответственность за происходящее вокруг и «не прогибаться», чтобы пережить сложное время. Ведь незря в книге Есфирь говорится о том, что если мы промолчим в это время, то помощь придёт «из другого места». Мы не понимаем, что возникновение большинства язв в этом мире напрямую зависит от решений на высоком уровне. Наше призвание возвышать голос за обиженного, сироту и вдову.

2.8 Отсутствие развитого богословия

Нам чрезвычайно необходимо всесторонне развитое богословие. Слово «богословие», к сожалению, не очень ценится в наших кругах, однако, не смотря на это, нам очень важно иметь собственный голос в богословском мире. Мы с готовностью заимствуем иностранные гимны, но это не наша песня. Мы мало сделали для того, чтобы петь песню, написанную нами. То же самое относится к богословию. Образно говоря, мы говорим с «англо-американо-немецким акцентом». Наше богословие играет по «нотам», написанным другими людьми. Необходимость в богословах — это пророческий глас, который должен ответить на вопросы: куда мы идём и какое у нас призвание?

Вопрос необходимость создания развитого богословия связан с вопросом подготовки служителей нового типа. Немногим нашим выпускникам духовных заведений удаётся справиться с искушением властью. Считая, что не те люди заняли «седалище Моисеево», они, попав на него, сами стали повторять их ошибки. В мире очень много израненных, искалеченных судеб, которым нужен Христос. Многие вчерашние комсомольские лидеры в наших церквах. Каждый из нас воспроизводит Христа по образу и подобию своему. Воспитывая новых служителей, надо воспитывать правильное экуменическое видение. Если мы с вами не понимаем, что в Царстве Небесном есть место не только для нас, то что спрашивать с членов наших церквей? Сегодня строятся высокие «заборы», разделяющие родственные союзы. Но мы не хотим признаться, что за всем этим стоят наши амбиции, прикрытые красивой библейской фразой.

Наше сегодняшнее состояние говорит о том, что Евангельский Альянс нам нужен. Вместе с тем мы ещё не выросли до того, чтобы понять, что мы нужны друг другу. На нас лучше всего работают сложные внешние обстоятельства, когда туже закручиваются гайки. Может быть, тогда мы начинаем думать по-другому: «Ладно, наступлю «на горло» своей песне и объединюсь с другими». Мне приходилось общаться с эмигрантами в преуспевающей западной культуре, которые озабоченно спрашивалии: «Как нам сохранить здесь своих детей от морального разложения и неверия?» И невольно возникает к ним встречный вопрос: «А зачем вы приехали сюда?» Как сохранить наших детей?», — спрашивают они.

Мы живём в эпоху глобализма, или же, эпоху постмодернизма. Там мало чего-то светлого, мало надежды. И как раз в этот мир нас посылает Христос. Я думаю, что протестантизм в России был и останется «малым стадом». Я думаю, что наше призвание сохранить силу «осолять» окружающий нас мир. Иногда мы мечтаем о том, чтобы все стали, как мы. Как было бы хорошо! Но когда очень много верующих собирается вместе — это не очень отрадное явление, потому что в нас слишком много человеческого, желания искать своего. «Малое стадо» – это обетование Иисуса Христа.

Добавить комментарий