Массовая неприязнь к милиции

Согласно данным исследований, 70% опрошенных россиян не уважают сотрудников милиции, 59% им не доверяют, а 26% открыто заявили о том, что боятся произвола со стороны милиции. Насколько обоснованы данные опасения? В сентябре 2005 года Аналитический Центр Юрия Левады по заказу фонда «Общественный вердикт» провел беспрецедентное исследование среди самих сотрудников милиции, результаты которого показали, что лишь 59% милиционеров готовы заявить, что они защищают «всех граждан города в равной степени». А 41% сотрудников признали, что правоохранительные органы давно превратились в своего рода частную полицию, обслуживающую различные структуры. «Полит.ру» публикует статью Льва Гудкова и Бориса Дубина «Приватизация полиции», в которой авторы анализируют причины сложившейся ситуации, берущей свое начало еще в структуре тоталитарных силовых институтов с их стремлением к репрессивному контролю над обществом. Статья опубликована в новом номере журнала «Вестник общественного мнения» (2006. № 1), издаваемого Аналитическим Центром Юрия Левады.

Негативное отношение населения к милиции как социальному институту, зафиксированное первыми же, еще общесоюзными, социологическими исследованиями ВЦИОМ, а ныне — Левада-Центром, остается практически неизменным на всем протяжении социологических наблюдений, то есть уже более 17 лет. Данные этого рода неоднократно публиковались в нашем журнале [1]. Недоверие населения ко всем правоохранительным органам — милиции, суду, прокуратуре — выражено с предельной ясностью, но деятельность милиции в этом ряду оценивается особенно низко [2]. Такое положение вещей кажется настолько понятным и не требующим специальных объяснений, что представляется общераспространенным и характерным для всех стран в мире, — разве где-то может быть иначе? Оказывается, все-таки может.

Недоверие к правоохранительным органам, к полиции — одна из отличительных черт посттоталитарных обществ, в значительно меньшей степени оно распространено в странах с демократическими политическими системами (табл. 1 и 2) :

Таблица 1. Доверие к полиции в США и в Западной Европе (без затруднившихся с ответом или не давших определенного ответа, в % к числу опрошенных)

В целом доверяют

В целом не доверяют

США
66
22
Западная Европа в среднем
61
33
Германия
75
20
Италия
71
22
Испания
59
37
Великобритания
55
35
Франция
55
41

Источник: Harris Pol, 13 January 2005, № 4; в США репрезентативный опрос взрослых, проводился 8-15.12.2004, N=2092); в Европе — «Евробарометр», опрос по 25 странам, проходившиq в начале февраля — марте 2004 года.

Более того, после краха коммунизма и начала трансформаций в странах ЦВЕ ситуация постепенно меняется (единственной «аномалией» в этом ряду представляется ситуация в лукашенковской Белоруссии, требующая особого объяснения):

Таблица 2. Доверие к полиции/милиции в странах Восточной и Центральной Европы (без затруднившихся с ответом или не давших определенного ответа, в % к числу опрошенных)

Доверяют

Доверят, но не во всем

Не доверяют

Отношение доверия / недоверия

Эстония
45
24
31
1.45
Венгрия
43
25
32
1.34
Белоруссия
42
24
34
1.23
Латвия
36
27
36
1.0
Польша
36
23
41
0.88
Болгария
35
20
45
0.78
Литва
33
24
43
0.76
Сербия
33
19
48
0.69
Румыния
32
20
47
0.68
Чехия
28
25
48
0.58
Словакия
27
24
49
0.55
Россия*
15
19
65
0.23
Украина
10
15
75
0.13

Судя по данным наших опросов, страх перед произволом сотрудников милиции как представителей власти соразмерен с другими социальными угрозами и лишь незначительно уступает страхам перед террористами, перед нападением хулиганов и преступников. Можно сказать, что параметры этого беспокойства определяются тревогой или чувством беззащитности перед другими формам административного произвола. Если взять результаты недавнего опроса, в котором затрагивалась соответствующая тематика (сентябрь 2005 г., N=1600 человек), то мы увидим следующую картину: заявили, что боятся нападения преступников и уличных хулиганов, 33% опрошенных, терактов — 29%, оказаться жертвой национальных конфликтов и массовой резни — 28%, произвола милиции — 26%, отнятия имущества (квартиры, дачного участка и т.п.) — 24% [3].

Такое отношение родилось, естественно, не сегодня. Оно воспроизводит бесправный опыт существования человека в советской системе и одновременно свидетельствует о том, что сами по себе репрессивные институциональные структуры, унаследованные от того времени, не изменились.

Таблица 3. Каким образом изменилось в минувшем году положение дел в милиции и других правоохранительных органах?

Положение
1989
1990
1994*
1999**
2000
2002
2004
2005
Изменилось к лучшему
16
9
8
14
11
10
10
7
Изменилось к худшему
19
38
43
42
30
41
29
35
Не изменилось
31
29
29
25
48
38
46
45
Отношение «к лучшему» / «к худшему»
0.5
0.2
0.2
0.3
0.4
0.2
0.3
0.2
Затруднились ответить
34
24
20
19
11
11
15
13

В % к числу опрошенных в каждом году, N=1600 человек
* формулировка вопроса: «Как изменилась работа милиции за последние 5 лет?», N=1200, январь 1994
** формулировка вопроса: «В сравнении с ситуацией двух-трехлетней давности, милиция сейчас работае лучше, хуже или так, как раньше?»

Неопределенные надежды, возникшие было у части населения в первый период перестройки, довольно быстро погасли, и на фоне прошлых ожиданий реальность стала казаться гораздо хуже, чем прежде. После распада СССР отношение к милиции в 1991-93 гг. практически уже не менялось. Хуже, чем к милиции, население относится лишь к политикам (партийным лидерам, депутатам ГД и т.п. [4]), милиционеры занимают последние места в иерархии профессий, доверия, моральных качеств, престижа и т.п. [5]

Как видно из таблицы 3, разные формулировки вопроса об отношении к милиции практически не влияют на принципиальное распределение массовых установок. Заметно сократилось лишь число затрудняющихся с ответом, что само по себе является очень любопытным социологическим обстоятельством: значительная часть население в позднее советское время затруднялось дать характеристику самому институту милиции — «вооруженному отряду» защиты интересов власть предержащих (за этим стояло невысказанное отношение — а как вообще можно высказываться о милиции? милиция — она и есть милиция, какая она еще может быть?). В 1996 году на лобовой вопрос: «Удовлетворены ли вы работой милиции?», число затруднившихся с ответом вообще составило половину опрошенных («да» — 15%, «нет» — 34%).

Полит.ру

Добавить комментарий