Отделение культа от государства

Леонид Радзиховский, политолог

Большевизм, формально уничтожая религию, «отделяя Церковь от Государства», на самом деле окончательно сливал их воедино.

Доклад Хрущева «О культе личности и его последствиях» стал (используя выражение Чубайса) «первым гвоздем, вбитым в крышку гроба коммунизма». Собственно, прагматический смысл доклада до сих пор не вполне ясен.

Главное, что беспокоило номенклатуру, — ее личная (корпоративная) безопасность. Но 5 марта 1953-го, как только главный государственный террорист умер, закончилось «обострение классовой борьбы». Террор в стране, как против начальства, так («в довесок к номенклатуре») и против «прочих граждан», был — по обоюдному молчаливому соглашению всех организаторов террора — прекращен.

Таким образом, чисто прагматически можно было отказаться от сталинских методов — но при этом не «выносить сор из избы», не говорить о тиране вообще НИЧЕГО. Лежит себе в Мавзолее — и пусть полеживает, корма не просит! Больше того, можно было начать массовое освобождение политзаключенных, пересмотр их дел, не развенчивая их палача. Кстати, подобный опыт (хотя и в меньшем масштабе) уже был. Если в 1956-1961 годах были освобождены из лагерей сотни тысяч (точную цифру я до сих пор не

нашел; в «справке комитета партконтроля при ЦК КПСС» говорится, что «восстановлены в партии 16 223 человека»), то в период «бериевской оттепели» 1939-1940 годов были освобождены, видимо, десятки тысяч жертв «ежовщины» при полном сохранении всей Системы.

Наконец саму машину сталинской власти начали демонтировать в 1953-1955 гг. (ликвидировано МГБ, созданный вместо него КГБ поставлен «под контроль партии», ослаблены вообще «гайки» в госаппарате и т. д.) — без разрушения идеологической крыши.

Тем не менее Хрущев пошел на этот совершенно необычный шаг. Сын излечил свой эдипов комплекс по отношению к садисту-Отцу? Или не один сын, а все «сыновья из Политбюро», «номенклатурные хамы», публично обнажившие страшное тело своего Отца — маньяка и серийного убийцы?

Как бы то ни было, резкое развенчание предшественника — потрясение для любой власти. Но при открытой демократии эти «разоблачения» входят в правила игры, совокупность таких «разоблачений» и составляет демократический процесс, подтверждает его легитимность.

Совсем другое дело — советская система. Как всегда слова оказались умнее, чем те, кто их произносит. Доклад точно назывался «О КУЛЬТЕ и его последствиях». Хрущев невольно в точку попал. Не один «сталинизм» — вся советская система была системой КУЛЬТОВОЙ. И в этом смысле она продолжала царские традиции.

Православие — Самодержавие — Народность. Равносторонний треугольник, лежащий в основании царской власти был выстроен идеально. Но главным в этой конструкции было, естественно, Православие — идеологическая основа власти. Оправдание Самодержавия: помазанник Божий, «нет власти аще не от Бога». Основа Народности — Святая Русь.

Большевизм, формально уничтожая религию, «отделяя Церковь от Государства», на самом деле окончательно сливал их воедино, строил Государство/Церковь. Уничтожалась «конкурирующая религия», но на ее месте воздвигалась Новая Вера, идолопоклонничество, тот самый языческий культ, некоторые постулаты которого (нестяжательство, земной Рай коммунизма, «моральный кодекс») были списаны с вульгаризованного христианства.

Но какую конкретно форму должен был принять этот Культ? Культ Передового Учения? Это слишком «тощая абстракция». Люди — не начетчики из АОН при ЦК КПСС, а миллионные массы людей — не воспринимают безликий культ. А бородища-лопата Маркса не могла стать предметом горячего культа в России.

Культ Пророка, вооруженного Учением/Мечом, — вот что могло лежать в основе Государства/Церкви. Пророки нашлись: Ленин/Сталин. И бесконечные культовые сооружения, начиная с «Гроба Господня» — Мавзолея, покрыли страну, оккупированную новым Орденом Меченосцев (так Троцкий, а затем Сталин, совершенно верно определили новых крестоносцев, захвативших Россию).

Молодая, «пассионарная» вера выбросила в кровь молодой нации (в 1920-1930-е годы население страны было лет на 10-15 в среднем моложе, чем сегодня) огромный запас адреналина. Вера+Надежда+Страх = Огромная Сила. Эта вера была настолько же яростнее и агрессивнее прежней, христианской веры, насколько Советская власть была агрессивнее прежней, царской власти. Но вера без мистического откровения, без идеи загробной жизни («светлое будущее» и «земной рай» не предлагать), наконец, вообще, вера без самого слова «БОГ» — это в любом случае неполноценная вера, а именно «ересь», «культ» — непрочный суррогат религии. Бурно вспыхивает, но так же быстро прогорает, светит да не греет.

Поэтому грозная диктатура/инквизиция была — в историческом масштабе — «ГУЛАГом на курьих ножках». И курьи ножки этой эрзац-религии все равно обязаны были подломиться. По большому счету историческая случайность, что их сломал (сам того, естественно, не думая, не желая) Хрущев.

Культ Сталина был неотделим (эмоционально) от общекоммунистического культа. Не было «культа личности»: была одна грань культа Системы, грань КУЛЬТОВОЙ СИСТЕМЫ. В этом и была роковая ошибка Хрущева, не предусмотревшего тех самых «последствий преодоления Культа». Культ на части не делится! Как только была «изъята» одна часть, разрушен один догмат Веры — затрещал по швам весь Культ, вся система догматов. Как известно, это произошло в типично советской лицемерной форме: оболочка культа осталась (теперь уже как культ одного Ленина), а внутри плодились анекдоты.

«Преодоление культа» означало десакрализацию самой власти. А следовательно, и ее делегитимацию. Система была отстроена так, что могла восприниматься или как Священная, или как Проклятая. «Полусвященной» системы не бывает. Система могла восприниматься или как Непогрешимая, или как Преступная. Слишком уж страшные скелеты полезли из шкафа… Теократический строй, потеряв религиозную основу, «мертв есмь».

Система была сколочена на совесть: когда Культ отделили от Государства, он (Культ) быстро умер, а от государства без «культовой оболочки» осталась только голая машина власти. И она стала быстро ржаветь. Эту вечно грубую, нескладную, вечно гниющую систему абсолютно точно назвали — СОВОК. И при попытке подвести под Систему другую идеологию — не культовую, а гуманистическую («социализм с человеческим лицом», «больше демократии — больше социализма»), строй просто рушится, ведь «совок с человеческим лицом» невозможен.

RSNews

Добавить комментарий