Россия становится протестантской

Денис Кондратьев, Cef.ru

К такому мнению пришли авторы портала Утро.ру, проведя собственное социологическое исследование и побеседовав с авторитетными специалистами.

Свой материал журналисты начинают с прописной для наших реалий истины: «После угара перестройки российское общество потянулось к Богу».

Действительно, как говорится далее, количество приходов традиционных и не очень для России церквей росло на глазах. Одни, считают авторы портала, как Русская Православная Церковь, все время были на виду, другие не афишировали своей деятельности. По их мнению, российские протестанты относились ко второй категории, что не помешало им стать сегодня самой быстро растущей конфессиональной общностью страны.

Заглядывая в историю, авторы отмечают, что долгое время протестантизм в России был уделом национальных меньшинств. Вот, что говорится в статье: «Лютеранами (одна из ветвей протестантизма) в массе своей были обрусевшие немцы и народы Прибалтики. В 1832 г. немецкому лютеранству придали статус государственной религии. С вхождением в состав Российской империи Финляндии в числе российских подданных оказались финские лютеране. В конце XIX в. в Россию начал проникать баптизм — новое для тогдашнего протестантизма направление. Баптисты были более других склонны к миссионерской деятельности среди населения, что, естественно, не одобрялось государством, официальной религией которого было православие.

Тогда сложилась определенная традиция противостояния баптистов и господствующей церкви (православной). Дело в том, что баптисты считают крещеных, но не воцерковленных православных так называемыми «номинальными христианами», которых можно и должно принять в свои ряды. Соответственно, большое число российских подданных оказались в поле миссионерских усилий баптистских проповедников».

Далее журналисты продолжают: «В советское время протестантские общины, как и все остальные религиозные объединения, испытали на себе гнет репрессивного аппарата государства. Примерно половина баптистов вообще ушла в подполье, ибо считала государственную регистрацию общин «печатью Сатаны». С перестройкой и объявлением религиозных свобод баптистские общины легализовались и начали расти количественно. Надо отметить, что баптисты не едины. Наиболее активную часть их религиозных объединений представляют пятидесятники, отличающиеся от классических баптистов. В советское время зарегистрированных пятидесятников силком загнали в единую с остальными баптистами общественную структуру — так их было легче контролировать.

Однако с кончиной советского строя пятидесятники быстро отмежевались от остальных». При некоторых неточностях (пятидесятники не являются баптистами), в целом авторы статьи выдерживают критику.

Пытаясь ответить на вопрос: «Сколько сегодня в стране пятидесятников», авторы говорят: «это сказать довольно сложно». По их утверждениям, в Российской Церкви христиан веры евангельской (пятидесятников) им назвали цифру в 300 тыс. человек. Ссылаясь на приватные беседы, авторы тут же говорят о других данных — от 400 тыс. до 1 миллиона. Надо полагать, вопрос в том, кого именно считать, т.к. по утверждениям председателя РОСХВЕ епископа Сергея Ряховского, всех протестантов (а не только пятидесятников) в России более 2 миллионов. Что же касается пятидесятников, то показателен факт: самый массовый митинг протеста в Москве за последнее время удалось организовать как раз пятидесятникам. Этим летом более 500 человек из одной пятидесятнической религиозной организации митинговали в центре столицы по поводу того, что им долгое время не выделяли землю под храм. Государственные СМИ стыдливо умолчали о гражданской акции верующих, а в российском протестантском сообществе она имела широкий резонанс.

На первом общем съезде пятидесятников в 1990 г. было зарегистрировано только 56 религиозных объединений и групп. Сегодня их более двух тысяч. Кроме Москвы, много протестантских общин в Сибири — там, в некоторых регионах, количество протестантов почти равно количеству православных. Из числа зарегистрированных в религиозных общинах, конечно.

О причинах популярности протестантизма, а также о перспективах его развития в России авторы исследования побеседовали с несколькими экспертами. Религиовед Александр Владимирович Щипков был одним из первых, кто еще 10 лет назад дал прогноз о росте числа протестантов, особенно пятидесятников. Объяснение этому он приводит довольно неожиданное: «У пятидесятников присутствует элемент экзальтации (возвышенных, возбужденных чувств) в обрядах. В России достаточно людей, склонных к этому. Вспомните массовые русские секты хлыстов, скопцов и прыгунов в прошлом. А поскольку из всех христиан именно пятидесятники занимают эту специфическую нишу и держат монополию на экзальтированную форму богослужения, то люди, склонные к подобной экзальтации, к ним все равно пойдут». Говоря о перспективах, Александр Владимирович утверждает, что массовым протестантское движение в ближайшее время не станет, но будет расти количественно, а главное — качественно, за счет повышения образовательного уровня верующих.

Пастор прихода Св. Иоанна Богослова Евангелическо-лютеранской церкви Ингрии (лютеране финского обряда) Константин Андреев также считает, что численный рост протестантов продолжится. Правда, что касается самих лютеран, которых всего 15 тыс., то они трезво смотрят на вещи, но «нам приятно полагать, что мы остаемся Церковью думающего меньшинства», — резюмировал пастор.

Павел Анатольевич Бак, первый заместитель Начальствующего епископа Российской Церкви христиан веры евангельской (пятидесятников), уверен, что перспективы у русского протестантизма есть, и вот почему: «Российский протестантизм наднационален, так как Господь сказал: «Я создам Церковь свою», не отдавая приоритета кому-либо по национальному или религиозному признаку. Это чуждо духу Евангелия». Ажиотажа в принятии протестантизма не наблюдается, продолжил Павел Анатольевич, но уверенный динамичный рост общин есть. Причины успеха — в феномене российского бытия: российские народы тяготеют к сохранению чувства корпоративности, соседства, а сегодняшний мир делается все более индивидуалистичным. По словам Бака, пятидесятники как раз предлагают добрососедские отношения и проповедуют о личном опыте общения с Богом, где чудо — неотъемлемая часть Боговосприятия.

* * *

В завершении авторы делают следующее резюме: «Несколько лет назад в соседней с Россией Латвии задумали посчитать число верующих. Посчитали — и были ошарашены результатами. В традиционно протестантской стране количество православных превысило число протестантов. Начали выяснять, в чем же дело, и оказалось, что латвийские русскоязычные (не только русские по национальности) считают себя православными хотя бы в силу крещения, а латыши себя протестантами — только если регулярно ходят в церковь и исполняют ежедневные обряды. К чему мы это?

Россия считается православной страной, хотя людей, регулярно ходящих в храмы, у нас едва ли десятая часть от всех крещеных (недавно кто-то из экспертов озвучил цифру в 4% верующих от числа крещеных). Может статься, через несколько десятков лет, а то и раньше, у нас проявится «эффект Латвии». То есть формальным большинством крещеных останутся православные, а большинством верующих станут протестанты. Хорошо это или плохо — одному Богу известно».

Добавить комментарий