Страна, которая строит только коттеджи…

Леонид ГРИГОРЬЕВ, президент Ассоциации независимых центров экономического анализа, кандидат экономических наук

«Литературная газета»

Политическую стабильность России, продолжая нынешний «либеральный» курс, сохранить можно достаточно долго при условии высоких цен на нефть. Учитывая, что колоссальное количество макроэкономических проблем за 6 лет подъёма решено и произошли очень глубокие изменения в сознании, считаю преувеличенными представления о нервозности в стране и политическом кризисе. Для развивающейся страны с бразильским неравенством это нормально. Нельзя недооценивать ту относительную сытость верхней половины населения, которая всё же пришла. Страна перевалила за уровень потребления 1990 года, 60% прироста потребления в реальном выражении за 5 лет – огромная величина.

Поэтому всё недовольство достаточно поверхностно, а тот активный слой, который ходит на баррикады, он хорошо присосался, «пьёт нефть народа из трубы» и т.д. Дисбалансы и хрупкость внутренняя огромны. Но ощущения разочарования и кризиса – это у тех, кто думает, что переход к рынку был сделан для развития, сохранения состояния (не статуса!) великой культурной, научной державы. Если не происходит серьёзный макроэкономический кризис по каким-то параметрам, какой-то уж очень резкий сброс цен, причём не на одну только нефть, то недовольство будет всё же разбросано и локально. Пока речь идёт о скачке цен с 14 долларов за баррель до 60 долларов – кто-то может сопротивляться такому счастью?!

Соответствуют ли средства экономической политики её заявленным целям? Не очень понятно, какие цели и чьи они. Если цели общие, как их сформулировал президент, то нет. Если цели, которые сформулированы в рамках Министерства экономики с их среднесрочной программой, то да. Средства экономической политики понятны, а вот цели – нет. Если под целями понимать удвоение ВВП и борьбу с бедностью – это будет решаться на общем подъёме. Если цель – модернизация страны, то средства неадекватны, причём все 15 лет.

Страна имеет два набора целей: построение рыночной экономики на базе частной собственности и развития. Второй набор практически не реализовывался, инструментов для них не создавалось по умолчанию: рынок решит всё. Я это сформулировал в конце 2002 года: «рост есть, а счастья нет».

Всему этому есть железное доказательство. За 15 лет не начато ни одного крупного инфраструктурного проекта, кроме Усть-Луги и Балтийской трубопроводной системы (государственные деньги, кстати). Дело даже не в том, что ремонта инфраструктуры не хватает, не начато вообще ничего интересного. Я могу найти построенный завод конфет, много пива, колбасы и йогурта – это было неизбежно. То есть всё в потреблении, а не в науке.

Есть несколько проектов, способствующих увеличению вывоза нефти и газа из страны. Как с помощью трубы, так и с помощью однокорпусных тысячетонных танкеров, которые телепаются по Волге, создавая угрозу реке. Они переливают это всё где-то около берегов Крыма в потерявший ход большой танкер, потом к нему приходят другие, всё это выкачивают, и вот весь этот экологический сумасшедший дом происходит под высокие цены.

Но на самом деле страна не начала никакого осмысленного строительства нигде, кроме одной области: она упорно строит коттеджи. Мы чемпионы мира по строительству коттеджей за короткий срок. Предыдущие случаи известны: то же самое происходит на нелегальные доходы в Турции; дома вокруг Филадельфии и Чикаго в 20-х годах, так же был отстроен Лондон на пиратские деньги, да и не только он, многие портовые города. Мы потеряли некоторое количество человеческого капитала и наладили экспорт молодёжи и женщин замуж на Запад, а иногда на Восток. Возможно ли вообще проводить политику развития в условиях реформ? Если да, то как трудно это делать! И совсем трудно, если игнорировать фактор времени – пока всё образуется, большую часть придётся заново создавать.

«Либерально-догматические мифы» живучи, потому что они представляют собой разумные интересы экспортно-сырьевой и банковской отраслей. Они не живут сами по себе. Потри нас – выйдет «марксизм»: не бывает сознания, отдельного от бытия. Значительные элементы либерализации экономики в интересах экспортных отраслей нашей промышленности и определённых типов финансовых услуг, которые во всём мире за такую политику. Это абсолютно рационально и не является ничьей виной или бедой. Мифы мифами, но целый их ряд, например, в области нефтяной промышленности, были проплачены отраслевыми интересами, как во всём мире.

Отсутствие экономической стратегии – удивительная вещь для бывшей страны планового социализма. У нас учились, а теперь мы переименовываем комплексное планирование на кластеры, чтобы шикарно выглядеть. Я уже писал об этом множество раз, потому что говорить правду легко и приятно: мы единственная крупная страна в мире, у которой вообще нет никакой долгосрочной стратегии, экономической концепции, прогноза нет. Среднесрочная программа очень похожа на годовую со списком нерешённых проблем. Любая промышленная политика – это восстановление перерезанных связей по перераспределению ресурсов для поддержания человеческого капитала. Борьба идёт за способы перераспределения: через налоги и бюджет, внутри ФПГ или через финансовый сектор. Но для многих – зачем нам этот человеческий капитал, пусть едет, пополняет ряды мирового среднего класса.

Невозможно провести инвентаризацию рыночных реформ людьми, которые её проводят, и нельзя относительно плавающих целей – нужно сравнивать: цель, инструмент, результат. Это дело президента, т.е. президент может этого хотеть, но инвентаризация реформ возможна только в независимой комиссии, но в буквальном смысле независимой.

Чем «либеральная» политика проста? Что там не надо этим заниматься, не надо думать обо всех этих сложностях. С другой стороны, не существует никакой альтернативной простой политики, которая бы решала эту проблему, кроме Госплана. Для выживания в глобальной конкуренции надо искать сложные смешанные, компромиссные стратегии, инструменты.

Добавить комментарий