В Китае становится все больше христиан

Мария Кручковска, Шэнчжэнь — Гонконг

Мое путешествие с Библией в Китай началось с Гонконга, где мне довелось познакомиться с пастором Денисом Балькомбом. Если в будущем Китай станет вдруг христианской державой, то в этом проявится и заслуга пастора Балькомба.

Пастор выглядит как типичный американский священнослужитель — солидно и благочестиво. Но это только на первый взгляд он агнец. Нет, по жизни Балькомб скорее лев, всю свою жизнь сражающийся за евангелизацию.

Пастор свободно говорит на ханьском (китайском) языке и его кантонском диалекте. «Я как яйцо — белый снаружи и желтый внутри», — шутит он. За четверть века работы в Китае пастор из Калифорнии стал стопроцентным китайцем.

Он с удовольствием вспоминает, как впервые приехал в Китай, в Кантон, с чемоданом Библий. Тогда Балькомб был одним из первых иностранцев, посетившим эту страну после смерти Мао цзэ-дуна. Сначала ему устраивали экскурсии на передовые предприятия, а затем Денис стал преподавать английский язык (легально) и обучать Священному Писанию с распространением книг Библии в провинции Хэнань, что в глубине страны. Пастор узнал, что там есть заброшенная деревня, где ни одного иностранца не видели более полувека и где живут христиане. Балькомб попал в эту деревню только в 1987 году. На первую встречу с ним в глухую полночь пришло несколько лидеров неофициальных протестантских «домовых церквей».

Церковь в Китае — церковь мучеников

Многие из китайских христиан только что покинули «лагеря революционного перевоспитания», иные по-прежнему в них содержатся. В годы железного занавеса, без Библии и проповедников, повторяя оставшиеся в памяти молитвы, эти евангелические христиане были лишены контактов с единоверцами, богословских знаний и книг Писания. Что и говорить, пастор им оказался попросту даром Божиим.

Библейские курсы проходили тайно, в домах с зашторенными окнами. Слушатели приходили сразу на несколько дней, захватив с собой еду, и старались как можно реже выходить на двор. Сидя в тесноте, на узких скамейках, конспектировали выступления пастора и задавали вопросы.

Поскольку и сегодня в китайской деревне европеец — явление редкое, Балькомб одевался в китайское платье и закрывал лицо. Часто от деревни до деревни крестьяне перевозили пастора в гробу.

Однажды в 1992 году местные гэбисты нагрянули на христианскую вечерю. К счастью пастор успел спрятаться в закрытом гробу. Тогда спецслужбисты потребовали от христиан оживить покойника. «Сможете это сделать?» — спросили они. «Сможем, — был ответ. — Только вот покойник при жизни СПИДом болел». Тогда гэбисты ретировались. В другой раз Балькомб удирал от агентов на велосипеде, одетый в женское платье. Его два раза арестовывали, и только вмешательство дипломатов помогло вызволить его из китайских застенков.

Сегодня, благодаря деятельности этого пастора, в Хэнани действует множество общин пятидесятников. Их религиозность очень харизматична и эмоциональна, она часто реализуется в экзотических формах исцелений, изгнаний бесов и пророчеств.

Посыльный Господа Бога

Пастор очень рад повторять, что доставил в Китай около 10 млн. экземпляров Библии. Конечно, это было бы невозможно сделать без сотен добровольцев со всего мира. В 90-х годах пастор организовал акцию «Посыльный Бога», заключавшуюся в том, чтобы каждый из отправляющихся в Китай туристов брал с собой экземпляр Библии. Казалось бы, зачем все это нужно? Ведь в Нанкине существует издательство «Амити», сотрудники которого утверждают, что уже выпустили 40 млн экземпляров Библии.

Но дело в том, что официальных пунктов продаж Библии в стране крайне мало. А для того, чтобы приобрести более одного экземпляра, необходимо предоставить свидетельство о принадлежности к официально зарегистрированной христианской общине. Поэтому часто евангелические христиане оказываются с пустыми руками. Ограничение это как раз и задумано для членов подобных домашних церквей.

В Гонконге я встретилась с одним из таких посыльных. Для 32-летнего Доэна, американца китайского происхождения, такая миссия в Китай стала своего рода покаянием за грехи и торговлю наркотиками. Он рассказал о специальном «доме посыльных» близ границы района Гонконг с Китаем, где добровольцы проходят духовную подготовку в молитве и посте перед началом своей миссии. Затем они укладывают книги в рюкзак, а женщины — в складки и внутренние карманы специально пошитых платьев.

В 1994 году Доэн угодил в руки полиции: «Через четыре дня после приезда в Хэнань полиция ворвалась к нам в гостиничный номер. Там нашла сумки с Библией. Нас было шестеро иностранцев. Несколько дней нас держали в заключении, требуя назвать тех, кому предназначались эти книги».

А Балькомб в очередной раз собирается в дорогу, пакуя Библии в чемодан и сумку. Эти издания настолько миниатюрны, что за один раз их удается привезти почти триста. Он не забывает и про свои китайские документы — вид на жительство и удостоверение иностранного специалиста. Оно подтверждает статус специалиста, работающего в КНР в качестве представителя иностранной фирмы, либо преподавателя языка. Хотя власти прекрасно осведомлены о том, что подобные инженеры и преподаватели являются также и религиозными миссионерами.

О таких полуподпольных миссионерах пишет в своей книге «Иисус в Пекине» бывший корреспондент журнала «Тайм» в Китае Дэвид Эйкман. Этот американский журналист познакомился с работой подпольных семинарий, в которых готовятся подпольные пасторы, побывал также в святом для китайских христиан городе Вэнжу, где каждый пятый житель — христианин. Айкман описывает соборы в жилых домах и тайные назначения епископов. Наиболее сенсационным разделом его книги стал тот, где он рассказывает о харизматической идее, овладевшей умами китайских христиан. Они призваны обратить в христианство исламский мир и вернуться в Иерусалим с востока.

На «всемирной фабрике»

Такое впечатление, что в этот день весь семимиллионный Гонконг собрался в КНР. В переполненной электричке доезжаем до Ло Ву — второго по величине контрольно-пропускного пункта в мире.

У меня при себе нет ничего незаконного, но под ложечкой все-таки сосет от страха. Остальные «посыльные Бога» стоят в других очередях. Краем глаза вижу пастора Балькомба. Перейдя границу, долго пробираемся через длинные торговые ряды. У выхода нас уже ждут. Поздним вечером едем в городок Пинху — спутник 10-миллионного Шэнчженя, особой экономической зоны КНР.

Всего в этих местах, в дельте реки Янцзы, действуют около 500 протестантских домашних церквей, и еще столько же — официально зарегистрированных. К этому также следует добавить католиков, разделенных на официальную и катакомбную ветви.

В небольшой комнатушке с цементным полом и голыми стенами собралось несколько десятков верующих. В основном молодежь, много женщин, некоторые с детьми. Одеты в дешевые платьица и нейлоновые куртки. Все они — сельские работники. Это дешевая, дисциплинированная и трудолюбивая рабочая сила — то, что так привлекает в Китай инвесторов. Многие из этих батраков находят утешение в религии. А многие ждут от пятидеcятников чудесного исцеления.

На одной из стен красной краской нарисован крест. В доме, где проходит собрание, живет пастор, его жена и четверо приемных детей. Балькомб с помощью электронной указки и видеопроектора демонстрирует на стене план библейского Иерусалима. Затем начинается общее моление с вознесенными вверх руками, пение. Глаза людей наполняются слезами, начинается причащение пресным хлебом и вином. Пастор кладет руку на головы многих верующих, выслушивает женщину, которая рассказывает ему о том, что ее муж завел любовницу. От верующих узнаю, что многие из них приводят своих знакомых, которые членами церкви еще не являются. Когда община станет слишком многочисленной, ее разделят в целях безопасности.

Община в Пинху — типичная для многомиллионной конгрегации пятидесятников этих мест. А рост ее, в частности, происходит благодаря тому, что некоторые ее члены, имеющие разъездную работу, становятся одновременно и странствующими миссионерами.

Иисус в Пекине

Когда к власти в Китае в 1949 году пришли коммунисты, в стране насчитывалось 4 млн. христиан. Сегодня, по данным Госдепартамента США, их 100 млн., по другим источникам — 70-80 млн. католиков и протестантов. В церковь приходит также много обучавшихся за рубежом студентов. Церковные источники говорят о том, что в КНР ежедневно становится на 20 тысяч христиан больше.

Однако в случае с Китаем эти относительно большие цифры не должны вводить в заблуждение. Достаточно посмотреть на карту, чтобы понять, что христиане разбиты на множество маленьких разделенных общин, находящихся часто в сельской глубинке.

Сейчас, правда, участились обращения и в городах. Так, Елена из Пекина услышала о Христе от своей учительницы английского. После года катехезы она приняла водное крещение в ванной в квартире миссионера.

Портал-Credo.ru

Добавить комментарий