Как трудно, но важно прощать

Доктор Эрвин В. Лутцер

«Одна из лучших шуток Бога», — пишет Льюис Б. Смидс, — «это дать нам способность помнить прошлое, не дав возможности изменить его». Мы все хотим иметь волшебный платок, который может стереть прошлого. Но оно не стирается и остается таким же реальным, как и наше настоящее. Мы глубоко верим, что все произошло так, как мы это помним, и боль от прошедшего остается в нашей душе открытой раной. А для некоторых воспоминания не становятся прошлым днем, а остаются сегодняшним.

Что значит для ребенка предательство священника, который втянул его в сексуальную связь? Как справляется с болью подросший ребенок, которого бросил отец, с болью, которая ощущается как нож в сердце? Как справляется с яростью человек, чей родственник лишил его законного наследства? Как справляется мать с болью, причиняемой ей злым, постоянно изменяющим мужем, чьи коварные дела разрушают жизнь детей?

Если мы позволяем горечи поселиться в наших душах, она приводит с собой и свою родню. Депрессия, отчаяние и возмущение связаны с яростью, желанием мести и немедленной справедливости. Душа прячется за раковиной подозрительности, горечи и самопоглощенности. На двери нашего сердца повешена табличка «Не беспокоить». Тем не менее, поскольку мы социальные существа, даже израненные души буду искать дружбы, но их запросы к личным отношениям будут слишком высоки. Поэтому они будут накапливать внутри себя истории о том, как им причинили боль в прошлом и постоянно предают в настоящем, и почему у них так мало надежд на будущее.

Прежде всего нам нужно уяснить основы прощения и понять, что прощение возможно, даже если мы не видим справедливости в жизни. Бог использует нашу готовность прощать для того, чтобы восстанавливать и исцелять. Мы можем доверять Его обещанию, ибо «Он исцеляет сокрушенных сердцем и врачует скорби их» (Псалом 147:3). К сожалению, многие не знают, что они сражаются в битве, которую можно выиграть.

Позвольте мне представить вам шесть неправильных пониманий прощения, которые, я надеюсь, прорвутся через защитные слои отрицания и рационализма, которые мы выстроили вокруг себя. Давайте избавимся от горечи, которую лелеем в своей душе.

Уточню: я намереваюсь пройти через защитные механизмы души, я хочу проникнуть за стену отрицания, которая выстраивалась на протяжении лет, я хочу разбить все рациональные установки, которые служили нам, когда мысль о прощении появлялась у нас в голове. Очень часто мы думаем, что прощение хорошо для других, но для нас это не подходит.

Вот они, эти неправильные понимания.

1. Мы должны прощать только когда нас об этом просят

Когда Елене сказали, что она должна простить своего отца-алкоголика, который жестоко с ней обращался, она спросила: «Почему я должна его прощать, если он меня об этом даже не просил?» В глубине сердца она знала, что вряд ли простила бы его, даже если бы он попросил ее, но разговор был не об этом. Заметьте, что она не была уверена, что она сказала бы, если бы он попросил прощения, но это не относилось к делу; она была совершенно уверена, что ее отец-алкоголик никогда не попросит прощения за побои, мучения и унижения.

Зачем дарить то, о чем даже не просили?

Если мы говорим, что Елена не простит своего отца, пока он ее не попросит, то тем самым мы говорим, что именно от ее отца (мучителя) зависит то, исцелится ли Елена от боли или нет. Сердце дочери в его руках, у него есть власть держать ее в тюрьме, ибо у него одного есть от нее ключ. Позвольте мне прояснить: мир вашей души не должен зависеть от тех, кто нанес вам боль. Ваше исцеление не должно зависеть от того, попросит ли обидчик у вас прощение.

Конечно, лучше, когда у нас просят прощения. Однако я считаю, что мы должны прощать всех, даже тех, кто не ищет прощения. Есть одностороннее прощение – вид прощения, который делает нас готовыми открыть свою горечь Богу, даже без согласия другой стороны. В таком случае прощение означает, что мы подчиняем Богу свое возмущение, давая Ему право разбираться с обидчиком.

Существует разница между прощением данным и прощением полученным. Только самостоятельно выбрав прощение, мы получаем возможность исцеления.

2. Прощение означает примирение

Примирение нелегко дается даже в лучших обстоятельствах. Попросить прощение и получить его – одно дело, а примириться – другое. Я считаю, что иногда примирение не достигается по разным причинам: иногда потому, что обидчик не слышит вас, то есть, он не признает свою вину. Другие причины: он признает свою вину, но вы не доверяете ему; или последствия проступка могут быть таковы, что примирение неразумно.

Или он может признать свою вину, но умалить значение своего проступка. «Не так уж это серьезно, давай забудем об этом». Примирение невозможно, потому что нет общей платформы, понимание природы проступка у каждой стороны свое. Редко обидчик и пострадавшая сторона видят проступок одинаково, обычно они оценивают его по совершенно разным шкалам. Это часто происходит у женатых пар – муж может сказать: «Ладно, я виноват, что в этом такого особенного… Давай забудем». Но для женщины в его поступке может быть как раз много особенного. Она может быть готова простить, но не готова помириться. Примирение – это табуретка на трех ножках: прощение, уважение и доверие. Итак, прощение не означает автоматического примирения и доверия, поскольку виновник проступка может и не быть достоин доверия и мира.

3. Прощение умаляет вину

«Итак, я просто произнесу слова прощения, а потом притворюсь, что все хорошо?» — спросила меня Сюзан. Может казаться, что прощение снижает весомость проступка, но это не так. Ни для нас, ни для Бога прощение не умаляет вины.

Она должна была простить человека, который изнасиловал ее, уничтожил ее невинность, ее достоинство и в некоторой мере ее будущее. К тому же, он заразил ее венерическим заболеванием? Простить и забыть? Жить дальше.

Прощение не умаляет вины; оно не делает незначительным преступление. В действительности, кода мы прощаем, мы понимаем, насколько велико было оскорбление. Чем оно тяжелее, тем выше цена прощение. Прощение не означает, что проступок теряет свое значение.

Чтобы лучше объяснить, почему Он хочет так много от Своих последователей, Христос рассказал притчу, которая имела место и в реальности. «Поэтому царство небесное можно сравнить с царем, который решил разобраться со счетами своих слуг».

Вы знаете эту историю. В конце года царь подсчитывает свои доходы. Когда слуги представляют ему отчет о своей работе, он видит, что один из них имеет огромную задолженность, так как крайне глупо распорядился деньгами, данными ему царем. Долг составляет «десять тысяч талантов».

Но в присутствии царя он был прощен.

Было ли это прощение безвозмездным? Подумайте над ответом. Для прощенного слуги оно было безвозмездным, но в действительности стоило дорого. Подводя баланс года, царь должен был чем-то уравновесить долг слуги, он понес убытки на десять миллионов долларов. Ему пришлось сделать запись о непокрытом долге и использовать другие активы, чтобы покрыть его. Он потерял солидную часть своего состояния. Прощение недешево ему обошлось.

Мы должны увидеть в этой истории себя. Христос считает, что мы должны Богу больше, чем сами можем представить. Мы оскорбили его справедливость и с презрением отвергли его любящее внимание. Мы можем не осознавать, что виновны, но с Его точки зрения наш долг безмерен, так как нам нечем его оплатить.

В действительности, мы находимся в худшем положении, чем тот слуга. Он хотя бы теоретически мог бы оплатить свой долг. Возможно, ему бы оставил наследство богатый дядюшка, или он бы выиграл в римской лотерее, если бы такая существовала! Это был крупный долг, но есть вероятность, что он смог бы его погасить.

В нашем случае нет никакой возможности, что мы сможем отдать то, что мы должны Богу. Того, что Он требует, ни у кого из нас нет, все наши хорошие поступки не могут возместить ни единого греха. Он один может дать нам то, что нужно, а именно – дар Своей справедливости.

Но Господь лично платит за нас. Для Него, как и для царя из притчи, прощение стоит очень дорого. Он любил нас настолько, что послал на страдание Своего единственного Сына, Который взял на Себя наши грехи, чтобы мы моги быть прощены. Мы очищены не серебром и не золотом, «но драгоценною Кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца» (1 Петра 1:19). Кровь Христа более драгоценна, чем все богатства мира. И хотя она была драгоценна, а мы недостойны, Бог подтвердил цену очищения.

Вы скажете: «Прощение несправедливо». Конечно, оно несправедливо, несправедливо по своей сути. Если бы оно было справедливо, оно не было бы прощением. Кто-то причиняет мне боль, и я позволяю им уйти, не ответив за свой поступок. Единственная причина, по которой мы спасены, это то, что Иисус совершил несправедливость – Он взял на Себя наше наказания, и хотя Бог счел это верным, скорее всего, это было не справедливо.

Мы не уменьшаем тяжесть проступка, когда прощаем его, мы поступаем так, как наш небесный Отец, который оплатил наш долг, чтобы мы были свободны.

4. Прощение происходит в ущерб справедливости

Долгие годы я думал над тем, как надо было ответить молодой матери, которая сказала: «Почему я должна прощать… Я – пострадавшая сторона… Он сбежал и женился на другой, не присылает алименты, оставил меня одну с детьми… Почему он должен уйти спокойно… Где справедливость?»

Где справедливость?

Для этой милой женщины и для других, интересующихся, почему они должны отпускать тех, кто не достоин такой милости, есть ответ. К счастью, можно простить без подчинения желанию исправить несправедливость.

Христос показал нам путь, по которому нужно идти. «Будучи злословим, Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному» (1 Петра 2:23). Христос был готов к плохому обращению. Ангелы на небесах ожидали Его слова, чтобы наказать Его мучителей и забрать Его от них. Но Христос был готов отдаться на волю Своего Отца. Он передал Свое дело в Высший Суд, веря в его справедливость.

Прошло две тысячи лет, а те, кто осмеивал Христа, до сих пор не ответили за это. Но в Судный День они дадут отчет по всем своим поступкам и получат то, что заслужили, ни грамма меньше, ни грамма больше.

Вот почему Христос не счел нужным «выравнивать счет» на земле, хотя у Него есть власть сделать это. Он был готов ждать, потому что знает, что землю ждет Суд. В Царском зале суда каждое дело будет разобрано заново, каждое тайное преступление будет открыто, и каждый человеческий поступок подвергнется тщательному исследованию.

Приняв Божье спасение, мы все обязаны прощать.

Вот почему христианин может прощать – он верит в другой мир. Если вы не верите в Бога, или не имеете Бога, который судит, тогда несправедливость может быть исправлена только в жизни.

5. Мы должны ждать, пока не почувствуем себя готовыми простить

Адвокат-христианин сказал своему клиенту: «Вы не должны прощать, пока не почувствуете себя готовым к этому». А что, если человек никогда не будет готов? Ведь мы никогда не готовы простить.

Естественно, прощение требует времени: если девушку изнасиловали, мы не можем ожидать, что она проснется на следующее утро со словами: «Я прощаю тебя». Она будет чувствовать ярость, злость, жажду мести и боль от оскорбления. Требуется время, чтобы она могла простить, но если она никогда этого не сделает, то горечь и злость будут расти в ее душе, влияя на все ее отношения. Конечно, она никогда не почувствует себя готовой простить, но она должна простить.

Прощение идет вразрез со всеми нашими чувствами. Мы хотим мести, хотим увидеть, как страдает этот человек. Мы хотим, чтобы он испытал столько же боли, сколько и мы, и даже гораздо больше. Ничего не может быть честнее, ничего не может быть слаще. Греческий поэт Гомер говорит, что месть так сладка, что мы смакуем ее на языке. «Ад – это то, что ему нужно», — сказала мне одна женщина о своем муже. Просто представлять его горящим в огне доставляло ей удовольствие.

Прощение это не эмоция. Это выбор, и мы можем простить, даже если не хотим этого. Если вы будете ждать, пока в вас проснется готовность простить, вы не простите. Мы должны сделать выбор иной, чем чувство горечи, которое будет контролировать наше отношение и поведение. Бог выбрал прощение, то же должны выбрать и мы.

Через прощение мы освобождаем себя.

6. Простить легко

Вы скажете: «Я не прощу, потому что это трудно».

Прощение дается трудно, и все мы ищем ему альтернативы. Есть альтернатива прощению: жить, отрекаясь от всего, жить, притворяясь, что мы простили. Можно сказать: «Я люблю тебя», не любя, и можно сказать «Я прощаю тебя», не простив. Вы можете произнести эти слова, но про себя думать: «Я прощаю тебя, но ты для меня не больше чем грязь… Я думаю, ты гораздо хуже меня».

Если Бог оплатил наш долг высокой ценой, почему мы должны думать, что можно оплатить чей-то долг без потерь? Конечно, мы увидим, что прощением больше приобретем, чем теряем, но простить – это значит быть готовым сделать то, что трудно. Это значит освободить кого-то, кто этого не заслуживает. К. С. Льюис хорошо сказал об этом: «Прощение – это чудесное слово, пока вам не приходится кого-то прощать».

Посмотрите долгим взглядом на месть, а потом избавьтесь от нее, как от ведра воды, вылитого на песок. Я прошу вас поверить Богу, который говорит: «Месть – это мое дело… Я воздам». Я прошу вас оставить вашу горечь и начать процесс восстановления.

Добавить комментарий