Благоухание Христово и мир контрастов

Александр Мельников

В этом году весна долго боролась за свои законные права, но она всё-таки пришла и весеннее солнце готово наполнить всё живое жизнью и украсить бутоны цветов жизнеутверждающими красками. Душа наша наполняется свежими силами и восторгается животворному величию Божию.

Но реальная жизнь полна контрастов. «Пришли сыны Божии предстать пред Господа; между ними пришёл и сатана.» (Иов. 1,6).

Жизнь наша, к сожалению, полна контрастов. О моём личном восприятии некоторых из них я бы хотел поделиться с вами. К сожалению, я не отношусь к проповедникам, услаждающим слух (2.Тим.4,3), поэтому заранее прошу простить, если кого-то будет мои слова «заденут за живое».

Нередко было, когда, оказавшись в центральной части Новосибирска, где я родился и вырос, города с населением более 1 млн. жителей, с его повседневной суетой, неумолкающим городским шумом и воздухом, наполненным смогом, я заходил в православный храм. Он выделялся среди серых зданий своими красочными куполами и белизной стен. Там царил покой, медовый запах свечей из натурального воска, полные красок росписи храма, особое облачение священников, молитвенное песнопение хора – всё это поднимало дух от серой повседневности в небесные высоты…

В христианские праздники божественная литургия отличалась особой торжественностью и каким-то необычным благоуханием. Церковный хор в такие дни собирался в полном составе и высоко на клиросах пел «Херувимскую песнь» Дмитрия Бортнянского: «Боже, склонись к нам с высот своих…» Музыка и слова песни как молитвенный фимиам возносились вверх. Создавалось впечатление, что херувимы спустились с небесных высот, чтобы отслужить свою торжественную службу в земном храме.

В праздник Пасхи храм наполнялся множеством народа, там всегда было тесно. Праздничная литургия длится довольно долго. В православных храмах сидений нет и прихожане в течение всей службы стоят. В храме жарко, пот катится градом. Каждый, пришедший в храм, приносит свой запах, особо неприятен запах людей курящих, все поры тела которых источают ядовитый никотин. Как раз тогда, когда уже запах восковых свечей не в силах подавить неприятный букет запахов прихожан, выходит священник с кадильницей, и воскуряет благовонный фимиам…

Я думаю, каждый из нас, верующих, признаёт реальность духовного мира. В нем совсем иные измерения и пережившие пребывание в нём говорят, что описать какие-то явления духовного мира можно лишь приблизительно, приводя некоторые аналогии видимого мира.

Космонавт Герман Титов, выросший в семье, знакомой с верующими, рассказал, что космос поделён как бы на определённые зоны. Ощущение в разных зонах совершенно разное. В течение своего полёта он оказался в особом канале. Космонавту как бы интуитивно понял, что по этому каналу воскуряется фимиам молитв.

«Да направится молитва моя, как фимиам пред лицо Твоё…» (Пс.140, 2).

Космонавту являлись и ангелы. О пережитом в космосе Титов честно поведал на пресс-конференции, вернувшись на землю. Свидетельства его были совершенно непонятны присутствующим и его посчитали человеком с нарушенной после необычного полёта психикой и как-то «отодвинули в сторону». В атеистической стране иного заключения быть не могло.

Наша жизнь на земле – это хождение перед Богом. Каждое действие, каждый наш шаг имеет вполне определённое отражение в духовном мире. Фимиам молитв наших собирается в особые чаши (Откр. 5,8). Благовонный дым фимиама с молитвами святых воскуряется с золотого жертвенника пред престолом Божиим (Откр.8, 3-4).

Апостол Павел провозгласил: «Ибо мы — Христово благоухание Богу…» (2.Кор.2,15).

Мы, сложившие некогда ношу грехов своих у подножия Креста Христова.

И тут опять же контраст: «И будет вместо благовония зловоние» — вот одно из наказаний отступившего от заповедей Божиих народа Божиего (Ис.3,23). Смрад и зловоние–продукт всякого зла (Иоиль 2,20).

Благоухающая природа, благовонный запах садов – это придаёт силы, поднимает настроение, это радует человеческую душу. Молитвы хвалы, песни прославления Господа радуют Бога и ангелов на небесах.

Смог переполненных автомобилями улиц и всякое иное зловоние угнетает человека, приносит вред его здоровью.

Православный священник Павел Флоренский назвал табак «чёртовым ладаном». Всем нам известно, что этот «чёртов ладан» не способствует продлению человеческой жизни. Он постепенно убивает человека. Потому некоторые называют курильщиков табака самоубийцами и преступниками против Божьего священного дара жизни. Никотин убивает не только курильщика, но и окружающих его людей и вообще живую природу.

Курящий человек в благоуханном саду цветущих яблонь – это какая-то нелепость, что-то неестественное, что-то противное красоте величественной картины творения Божиего. Особенно если воскуряет табак симпатичная девушка, эта цветущая представительница прекрасной половины человечества, будущая мать, вскармливающая своего малыша. Именно через женщин, нашу прекрасную половину, продолжается жизнь, утверждается священный дар жизни и сигарета в зубах девушки или матери – это похоже на вызов Богу.

Картины моего солнечного детства, как, наверное, и у всех, были тоже полны контрастов. Одна из таких картин – под забором великолепного православного храма, просящая милостыни женщина, кормящая грудью младенца. Нет, это не просто нищая, а опустившаяся женщина, утратившая не только свою честь и совесть, но и вообще потерявшая человеческий облик… Если такая женщина держит ребёнка, завёрнутого в нищенские отрепья, то такая картина вызывает не просто сожаление – душа сострадательного прохожего наполняется болью и отчаянием.

Между тем ребёнок был усиливающим элементом в нищенском ремесле, за счёт ребёнка сборы увеличивались. Бывало, что такие женщины просто крали младенцев, обрекая их на медленную смерть или судьбу, полную лишений и страданий. Не муж, а просто сожитель этой опустившейся женщины сидит неподалёку и контролирует сборы в её кружке. От сердобольных прохожих он получает гораздо меньше и ждёт завершения «рабочего дня», чтобы полученный заработок пропить вместе со своей напарницей по жалкому ремеслу. В клубах табачного дыма она нередко терпит всякие унижения и побои от своего компаньона, разум и всё существо которого отравлено алкоголем и никотином. Так проходила день за днём жизнь их, пьющая грех как воду.

Это было что-то ужасное, несовместимое с образом нежной ласковой жены и матери. Пьяная женщина с сигаретой в зубах. Прокуренный голос, пожелтевшие от никотина пальцы, жёлтые следы которого невозможно было ничем смыть. Как написано о запятнанных одеждах. Ужасно! Ужасно и жалко.

А этот несчастный ребёнок! Если это его родная мать, то что он воспримет с молоком такой матери?

Дети – цветы жизни.

Однажды я подарил дочери букет тюльпанов. Каково было моё удивление, когда я через день увидел красивые тюльпаны с ядовитым фиолетовым оттенком. Отравленные чем-то цветы потеряли прежнюю свою красоту. Оказалось, дочь моя проводила эксперимент: подкрасила воду синей краской и наблюдала происходящие в цветах изменения.

Также и дети наши. Что они воспримут от нас, взрослых, для которых мы, их родители и вообще взрослые – непререкаемый авторитет? Приятно наблюдать, когда дети, вернувшись с воскресного богослужения играют дома в своё, «игрушечное» богослужение. Но как я однажды ужаснулся, увидев своих сыновей, вернувшихся с нами с воскресного богослужения, заворачивающих кусочки бумаги в игрушечные сигареты. Дурной пример заразителен, особенно, если он перенят со взрослых, тем более — в церкви: «Церковь Христова – столп и утверждение истины» (1.Тим.3,15).

Говорят: от рабов рождаются рабы. Слава Богу, что это не всегда так, но всё же здесь есть доля истины.

Некогда на табачные плантации работорговцы поставляли подневольных рабов. Бывшие вожди африканских племён или простые люди клеймились печатью рабов, уравнивающих тех и других на невольничьем рынке. Клеймились, чтоб пополнить ряды, возделывающих табачные плантации. Но вот парадокс: подневольные рабы выращивали табак, чтобы им порабощались другие люди, пристрастившиеся к табакокурению и считающие себя свободными. Эти свободные становились рабами никотина. Они тратили немалые деньги, чтобы удовлетворить свою страсть, похоть плоти. И сегодня от курильщиков страдают их жёны, их дети, а они «идут вслед скверных похотей плоти» (2.Петр.2,10), « как вол идёт на убой, и как олень на выстрел, доколе стрела не пронзит печени его; как птичка кидается в силки и не знает, что они на погибель её.» (Притчи 2, 22-23).

Контрасты кругом нас: жизнь и смерть, радость и слёзы, благоухание и зловоние.

Священник Флоренский не напрасно назвал табачный дым «чёртовым ладаном». Колумб, открыв Америку, увидел курящих табак индейцев. Они воскуряли его своим идолам, своим демонам, совершая свою языческую литургию. Фимиам и ладан воскуряются в сравнительно немногочисленных христианских храмах при божественной литургии, а вот эта демоническая литургия с воскурением «чёртова ладана» совершается по всему земному шару миллионами мужчин и женщин. Знают о том курильщики или не знают, осознают они или нет, что воскуривают табак идолам своих болезненных пристрастий – это не меняет дело.

Надав и Авиуд положили в свои кадильницы огонь чуждый и за то погибли (Левит. 10,1-2).

Враг Божий желает чтобы спасённый от греха человек отрекся от Христа, как это было некогда с апостолом Петром. Имея это в виду, мы тем более должны иметь готовность отречься от всего, чем порабощает нас диавол. Так некогда Иов отрёкся от всех своих мыслей, очень похожих на истинные размышления (Иов.42,6). Акт раскаяния и отречения практиковался ещё у ранних христиан. При этом акте, совершаемом во имя Христа, уверовавшие освобождались от тех пороков и похотей, от которых простыми усилиями человеческой воли не удавалось освободиться. Это была настоящая духовная борьба, как говорят «не на жизнь, а на смерть». Это была борьба, за которой следовала победа и освобождение от греха пристрастия.

Написано: «Бойтесь более того, кто может и душу и тело погубить в геенне» (Мтф.10,28). Диавол не просто отдаёт свои жертвы, за каждую душу человеческую идёт настоящая духовная брань.

Духовная брань – это не только в книге Даниила, она в нашей повседневной жизни.

Однажды мне приходилось участвовать в освобождении от порока курения одного человека посредством акта отречения от порока курения. Это была жестокая борьба. По пути он чуть не попал под автомобиль, с ним приключались и другие опасные случаи – ему словно кто-то хотел отомстить за попытку освобождения от греха.

В бывшем Советском Союзе по закону совести и по здравому смыслу курильщики и пристрастившиеся к алкоголю гласно и негласно осуждались обществом. В тоже время государственная казна значительно пополнялась за счёт курильщиков и пьющих водку. Цена на эти товары во много раз превосходила их стоимость.

Диавол лукав и коварен. Мало того, что рабы греха совершают в его честь служение, он взимает за это служение непомерно высокую плату: «Возмездие за грех – смерть, а дар Божий – жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим.6, 23). Да, в духовном мире расчёты другие, там деньги как таковые не значатся, там идут расчёты на жизнь и на смерть. Христос умер, чтобы освободить нас от греха и подарить нам дар вечной жизни, диавол — отнимает эту жизнь.

Христос, наш Освободитель от всякого рабства и порока, желает чтобы мы были Его благоуханием и славой и отдал за это Свою жизнь, чтобы мы воскресли вместе с Ним к новой жизни.

Добавить комментарий