Действительно счастливый

Сборник личных свидетельств «Они говорят о себе»

Много лет я был ярым безбожником. Целью жизни моей было знание. Я увлекался историей мира и перспективой его развития, смысл жизни искал на земле, в материальном мире, поэтому и изучал историю, философию, литературу, искусство и другое. Бог для меня был выдумкой, Христос — мифом. Библия — произведением хитрых попов, желающих навести страх на несведущих. Мои родители были номинальными христианами, и я считал их просто отсталыми, а баптистов — фанатиками.

До сорока лет я искал смысл жизни. Этот поиск разделил жизнь на короткие промежутки кажущегося счастья, после чего все равно наступали периоды бессмыслия. Жизнь была пустой, меня наполняло абсолютное безразличие ко всему. В такое время меня все сильно раздражало. Я замыкался в себе и погружался в чтение пессимистической философии. Утешали меня также произведения одного из национальных поэтов. Он стал моим идолом. Везде и всем я говорил о нем. К 100-летию со дня его смерти я своими руками сделал его бюст и поставил у себя во дворе.

Однажды в журнале «Наука и жизнь» я прочитал статью о плащанице, в которую было завернуто тело Иисуса Христа. Статья эта потрясла меня и поколебала веру в науку. Меня стал мучить вопрос: а что, если все это правда? Если Иисус Христос действительно жил на земле и умер за грехи людей? Я пытался убедить себя, что все это не так, что о Христе говорят просто невероятное.

Не один год противоречивые мысли наполняли меня. Как-то один учитель дал мне (по секрету!) стенограмму показательного симпозиума экстрасенсов, проходившего в Москве. Когда я прочитал, что делается в том мире, что люди не только ходят по воде, как говорили о Христе, а даже летают, мной овладело смятение и страх, захотелось больше узнать об Иисусе.

Через три года мне удалось купить за рубежом Библию, и я начал ее читать в надежде найти ответ на мучивший меня вопрос о смысле жизни. Но, читая Библию, я разочаровывался все больше и больше. Дочитав до книги Левит, я понял, что евреи — избранный народ, что священники должны жить от приносимого в храм. Ко мне вернулось прежнее мнение, что Библия написана какими-то хитрецами. Пустота и бессмыслица еще больше охватили мою душу.

Но вот кто-то посоветовал мне читать Новой Завет. Я снова начал читать, но ничего не понимал. Потом я услышал, что у баптистов есть книги, объясняющие библейский текст. Я отыскал верующих, и они дали мне несколько книг, которые послужили мне ключом к пониманию Евангелия. Я снова стал читать Новый Завет.
Чтение было захватывающим. Первое мое открытие, вернее, откровение Божье, которое меня потрясло, заключалось в том, что я вечен, что ничего против этого не могу поделать, что отвечу абсолютно за все до мелочи и что все, мною скрытое, будет известно всем в день суда. Я впал в отчаяние. Крайнее беспокойство и страх охватили меня.

Недели через две пришел ко мне один верующий, которого я знал как баптиста. Выслушав меня, он сказал, что мне поможет только покаяние. А я в то время был большим начальником. После разговора с ним у меня началась жестокая внутренняя борьба, борьба не на жизнь, а на смерть.

Я понимал, что жить дальше без Христа, без Бога — невозможно. Каждый день я был занят мыслью, как приобрести Христа, как приобрести покой. Мной овладел страх смерти. Вечером, ложась спать, я боялся, что проснусь в вечности, в аду, а целый день переживал, что не доживу до вечера. Я был председателем райисполкома и не знал, где и как мне покаяться.

Всеми силами я старался не гневить Бога и следил за каждым своим шагом, читал святую книгу вечером и утром. Заканчивая Евангелие Матфея, я приблизился к описанию распятия Иисуса Христа. Вечером читал о предательстве Иуды, о тайной вечере, борьбе в Гефсимании, об аресте Христа и суде. А утром прочитал только начало двадцать седьмой главы и больше не смог. Решил дочитать главу вечером. «Иначе встревожусь так, что целый день будет плохо»,— подумал я.

Придя домой на обед, я не выдержал и прочитал о распятии. Меня объял неописуемый страх. Я рыдал. Жена не могла ни успокоить меня, ни понять, что со мной случилось. Я ничего не мог объяснить ей.

Со словами: «Я — убийца! Я на стороне убийц Сына Божьего!» я метался по дому, не находя покоя.

Моя надежда на этот мир полностью рухнула, в сердце поселилось уныние. Оказывается, есть Бог, есть Спаситель и через Него можно достичь Бога. Все это я знаю, но оно не для меня. Никто не объяснил мне, как можно получить спасение во Христе Иисусе. Я отстранялся от мира все больше и больше и оставался одиноким, потому что не знал, как приблизиться к Богу.

Меня не покидал страх за детей. Я прожил хотя бы сорок несчастных лет, а что ожидает их в этой пустоте? Старшей дочери было уже шестнадцать лет, она только начинала жить, а жизнь — бессмыслица!

Однажды весной пришел ко мне по служебным вопросам доктор философии. Решив основное, мы стали говорить о философии, а потом он как-то незаметно перевел разговор на библейскую тему. Мне понравились его рассуждения. Мы говорили долго, а в конце он сказал, что стал христианином, и пригласил меня на пасхальное богослужение к баптистам.

Мы с женой поехали на богослужение. Первая молитва перед началом собрания меня сразила — неужели люди могут так просто обращаться к Богу? Я сразу понял, что попал в другой мир. Здесь все было какое-то другое: дети спокойные и послушные, молодежь и женщины какие-то необычные, красивые. Обстановка теплая, сердечная.
С кафедры звучало то, что я искал, чего жаждала моя душа — слово о Христе.
Здесь мы с женой плакали, не стыдясь. Наконец мы нашли прибежище своей тоскующей душе!

С тех пор мы каждое воскресенье ездили на собрание. И если, бывало, из-за моей работы не могли поехать, то жена и дети очень скорбели.

Мы будто родились снова. Жизнь наша приобретала смысл. Мы с нетерпением ожидали воскресенья, и не было у нас большей радости, чем сидеть в молитвенном доме и слушать живительное слово.

Всю неделю мы находились среди мира, и сатана усиленно действовал. Он хотел, чтобы мы поступали по его воле, наводил страх, что не сможем жить по-христиански. А в воскресенье Бог говорил, учил и наставлял, как надо жить, приглашал нас покаяться, принять освобождение и примирение во Христе.
В то лето Бог давал мне некоторые свидетельства Своей силы и могущества, чтобы я мог довериться Ему. Я молился и все яснее и яснее видел Его вмешательство в мою жизнь. Образ жизни нашей семьи стал изменяться. И все же нам чего-то недоставало. Мы как будто жили в нейтральной полосе и понимали, что так жить больше нельзя. Так прошло больше шести месяцев.

В одно воскресенье, не договариваясь, мы втроем — я, жена и дочь — покаялись. Я твердо решил сложить все у ног Христа, отдаться Ему со всеми переживаниями за себя и семью. Совершилось чудо. Наши души воскресли к новой жизни! Слава Богу, Он победил!

Во дворе у меня по-прежнему возвышался бюст некогда любимого поэта — памятник безбожной жизни. Из сердца я быстро изгнал этого идола, слава Богу, но с бюстом было сложнее. Просто так выбросить его я боялся, чтобы не было шума на всю страну. Я стал просить Бога, чтобы Он научил меня, что делать. И Бог ответил. Однажды ночью бюст украли.

Летом я с женой и дочерью принял крещение.

Теперь, оглядываясь назад, я удивляюсь и восхищаюсь, как любит Бог меня и мою семью! С каким долготерпением Он достигал наших сердец! Слава Ему, что поставил нас на самый правильный путь, который ведет к Нему!

Все, что требовало Слово Божье, мы охотно принимали и исполняли. Только с работой у меня была проблема. Я стоял у власти и был в почете. Мы молились, чтобы Бог помог мне избавиться от занимаемой должности. И слава Господу, Он добавил мне решительности на уход тем, что в стране организовалась кампания дискредитации.

Можно сказать, что я многое потерял в этом мире. Но эту потерю не сравнить с приобретением. Я приобрел несказанное счастье — уверенность в завтрашнем дне, смысл жизни, спасение, жизнь вечную. Я приобрел Иисуса Христа! Я и моя семья.
Мой бывший друг, выслушав восторженный рассказ о радости и внутреннем мире, которые я испытал в жизни с Богом, о нескончаемом блаженстве, что ждет нас в небесах, заметил: «Ты в самом деле счастливый человек!»

Добавить комментарий