Через семинары – к Богу

Алёна Деньгачева

Есть в христианских кругах такое незаурядное понятие, как «дети верующих родителей», сокращенно – ДВР. Незаурядное – потому что ассоциации с этой аббревиатурой у разных людей разные. Не буду слишком вдаваться в детали, вы можете провести собственный мини-опрос ближайшего окружения и выяснить, что люди думают об этом контингенте. Я начинаю свое повествование с этого понятия, потому что сама частично принадлежу к ДВР и более или менее знакома с последствиями. Интересно, что это понятие никак не отражает, верующие эти дети или неверующие. Учитывая это, можно было бы различать ВДВР и НДВР. Решили не различать – значит не было необходимости. Самое главное, что эти люди выросли и были воспитаны в церковной традиции, и первое мировоззрение, о котором они услышали, было христианское.

Насколько полным и целостным это мировоззрение представляется, остается догадываться. В практическом смысле слова, это: занятия в воскресной школе, посещение богослужений, заучивание «золотых стихов», участие в церковных праздниках, чтение Библии с иллюстрациями. Возможны некоторые вариации – в зависимости от убеждений родителей. Некоторые, например, учатся в христианской школе или вообще дома, огражденные от влияния светского настроя и видения мира. Дальше, по мере взросления, эти дети начинают осознавать, что помимо церкви есть еще какой-то другой мир вокруг, и любопытство начинает возвышаться над верностью воспитанию и авторитетом родителей, пасторов, молодежных лидеров. Метод проб и ошибок как способ познания еще не изжил себя. Он заявляет о своем существовании каждый раз, когда ребенок протягивает руку к утюгу или просто делает первый шаг. Точно так же подросток начинает пробовать почву под ногами, которая отличается от начищенного паркетного пола в церкви. Это неизбежный процесс.

Физиологи говорят, что лобные доли мозга у человека созревают к 21 году в нормальных условиях развития. Это обеспечивает способность абстрактно мыслить в полной мере. Конечно, это некая условная граница. Убедительно прошу не принимать за правило и не брать эту фразу на вооружение в отношениях с нами, молодыми и неопытными. «Сколько тебе годков-то? А-а, 18… ну, ты тогда лучше посиди, послушай». Я не к этому призываю. Я просто делюсь своим опытом взросления в церкви. Суть в том, что рано или поздно молодой человек начинает задумываться, почему он поступает так, а не иначе, и начинает ставить свои собственные цели и докапываться до первопричины.

Меня привели в церковь, когда мне было 9 лет. По словам родителей, я подавала большие надежды в том нежном возрасте: хорошо училась, пела, рисовала, танцевала (если так пойдет дальше, то придется вместо заглавия написать «Автобиография» – всегда есть соблазн отвлечься на собственную персону). Мама, старшая сестра и я остались в церкви, а вот отец, посетив несколько богослужений, сказал: «Красная пропаганда», и с тех пор остается стойким нехристианином. Таким образом, сталкиваться с нецерковным образом жизни мне все-таки пришлось. Переходный возраст прошел без особых эксцессов, – по крайней мере, мне они не запомнились. Раннее юношество мое прошло на спевках сначала детского, потом молодежного хора, в христианских лагерях, на курсах изучения Библии, воскресных богослужениях, пикниках, шашлыках с товарищами по вере и т. д. Все было замечательно, пока я не задала себе один простой вопрос: «Почему я верю в Бога?»

И тут начались мучения. Причин, по которым этот вопрос возник, было много. Возникло жуткое ощущение, что за 12 лет в церкви я прослушала все возможные проповеди на все возможные темы. Я пришла к выводу, что на мои молитвы Бог отвечает иногда «да», иногда «нет», иногда «подожди», так что прилагать какие бы то ни было усилия нет смысла – Богу виднее, Он Сам решит. Некий фатализм дал ростки. В отношениях с друзьями в церкви темы для разговоров иссякли.

Я поступила в университет, что само по себе означало, что мой мир стал больше. Не только мир людей, но и мир идей. Начался тот самый болезненный процесс, который известен под благозвучным названием «переоценка ценностей». Несколько несчастливых, по мнению некоторых, случайностей позволили мне убедиться в том, что отдельные светские люди гораздо более последовательны в словах и поступках, рассудительны, умны, тактичны, организованны, чем отдельные христиане. Подчеркну: то были отдельные примеры. Вы можете предположить, что я спросила себя: «Почему?» Признаюсь честно: мое представление о Боге оставляло желать лучшего. Снова – «Почему?»

Мои новые друзья по университетской скамье недоумевали, почему я не напиваюсь до стадии «лицом в салат», почему провожу ночное время дома, а не в ночных клубах, почему не соглашаюсь «отлично провести время на даче у Антона, где мальчиков и девочек будет как раз поровну». Мне задавали прямой вопрос: «Почему?» Без лишнего хвастовства скажу, что мне хватало смелости сказать: «Потому что я христианка». Но следующий за этим вопрос – «И что дальше?» – ставил меня в тупик.

Мир, этот бушующий, заплеванный мир пугал меня и заставлял дрожать. Он атаковал вопросами, бросал мне вызов и, не дождавшись ответа, топтал и захлестывал волной сомнений, страхов, ожесточения и цинизма. Я приходила с этими вопросами в церковь, тихонько сидела и слушала проповеди, зная, что стоит мне поднять руку даже на молодежном общении (слово-то какое!) и задать один из мучающих меня вопросов, как я буду обречена на косые взгляды и перешептывания за спиной до конца дней моих. Было такое ощущение, что никто больше с этими проблемами не сталкивается. Все живут на другой планете, которая называется «Поместная церковь», а я в горьком и гордом одиночестве совершаю регулярные рейсы до остановки «Земля» и обратно. Незавидная ситуация, скажу я вам.

Я обнаружила, что христиане говорят друг с другом на особом языке, понятном только им. Один из моих друзей пришел на собрание из любопытства и по окончании признался, что плохо понял, о чем шла речь в проповеди. От другого нецерковного человека я услышала следующие слова об одном проповеднике: «Театр потерял великого актера…» Случайные дискуссии с неверующими людьми ясно давали понять, что «христиане – это неудачники, им больше ничего не остается делать, как в Бога верить», что «они не смогли в жизни ничего добиться, вот и плачутся Богу», что «это люди второго сорта»… Передо мной стоял выбор – плыть по течению дальше и игнорировать вопросы, сомнения, недоговоренности или распрощаться с христианством как с несостоятельной картиной мира. Но «Бог с искренним поступает искренне».

В октябре 2002 года я случайно попала в Восточную Европу на сессию со странным названием «Евангелие и общество». В то время я была уже достаточно цинична и с большим подозрением отнеслась к такому именованию. Что может быть общего у Евангелия и общества, в котором я живу? Название «Трое в лодке и собака, которая зарыта» имело бы тот же эффект. Но стремление докопаться до сути взяло верх, хотя один из моих близких друзей намекнул мне: «Ты не тот человек, которому нужно там быть».

И все-таки я поехала. Тот или не тот – время покажет. Вместе со мной на эту сессию в столицу Словакии, Братиславу, приехали ребята из Украины, Румынии, Словакии и России. Нас, как и апостолов, было двенадцать человек. Самая первая фраза самого первого дня вывела меня из равновесия: «Ребята, мы здесь для того, чтобы узнать больше о самих себе, мире и времени, в котором живем. Мы ждем ваших вопросов с нетерпением, и, пожалуйста, помните, что глупых вопросов нет. Каждый вопрос заслуживает внимания и ответа». Так началось мое возвращение к реальности Бога, Который, как оказалось, здесь, близко, и Он не молчит. «Он здесь, и Он не молчит» – именно так называется изумительная книга христианского мыслителя Фрэнсиса Шеффера. Он писал в прошлом столетии, и вся жизнь его была посвящена диалогу христианства с современным ему миром.

В течение целого месяца мы говорили о том, какое отношение христианская вера имеет к повседневной жизни. Вера – это только дело моей личной жизни или это дело всей моей жизни? Кто является моим настоящим авторитетом? Как Библия открывает истину бытия сегодня, в мире экономики, политики, образования, культуры? Какой Бог, в Которого я верю? К чему призывает меня Христос сегодня? Все эти вопросы и множество других мы обсуждали все вместе, искали ответы, задавали новые вопросы и размышляли о практических последствиях наших выводов.

Трое ребят из Нижнего Новгорода христианами себя не считали, но заинтересованно читали Библию вместе со всеми и делились своими соображениями. Я жадно прислушивалась к их комментариям, потому что к тому времени уже плохо представляла, что может думать неверующий человек по тому или иному поводу. А ведь мы живем на одной планете, у нас одни и те же нужды и потребности, только христиане склонны забывать о людях, живущих за стенами церкви. Мы предпочитаем светить друг другу, как сказал однажды миссионер и преподаватель Эллис Поттер. Собираемся вместе и светим друг другу в удовольствие. Или же забрасываем этих отчаявшихся людей ответами, не выяснив заранее, есть ли у них вопросы.

Вам наверняка известна история о проповеднике, который в деревушке нес людям весть спасения. Попросив проезжающего мимо старичка подвезти его до места назначения, он расположился на телеге и стал размышлять, как бы рассказать этому вознице о Боге и спасении. Наконец, он спросил ни о чем не подозревающего старика: «Мужик, а ты к смерти готов?» Перепуганный дед повернул лошадь и сбросил незадачливого служителя. Думаю, у проповедника было время полежать в канаве и подумать о способах коммуникации истины. Комично… но одновременно и трагично.

Как мы сегодня говорим об истине? Как мы читаем Библию? Что мы знаем о Боге, в Которого верим? Какой смысл имеют наши убеждения в отношениях с людьми, в работе, в повседневной жизни? Если эти вопросы волнуют молодых людей, которые приходят в церковь, если они воспринимают себя и свои вопросы серьезно, тогда есть возможность попытаться поразмышлять и обратиться к историческому и библейскому христианству.

Христианство давало ответ в течение почти двух тысячелетий. Оно стало движущей силой развития науки, дало основание для расцвета искусств, было источником представлений о мире и ценностях, на которых зиждется западная цивилизация, – по крайней мере, так было до середины прошлого века. Бог, сотворивший мир и человека, говорит к современному человеку так же, как Он говорил тысячи лет назад. Можем ли мы расслышать голос Бога в шумном мире? И что это за голоса, которые раздаются с разных сторон и пытаются заглушить Божий глас?

Этот семинар проходил в достаточно необычной организации под названием SEN, что в переводе с некоторых славянских языков означает «мечта, которая может стать реальностью». Свое существование и работу это общество начало с нелегального ввоза Библий в Восточную Европу, а после перемен приступило к открытым исследованиям в области религии, культуры, социологии, истории, философии. Результаты исследований находят отражение в учебных сессиях для молодых людей из стран бывшего социалистического лагеря, в регулярно публикуемых статьях, семинарах и конференциях.

Наша цель – лучше понять, в чем заключается причина оторванности церкви от современной жизни; выяснить, чем живут энергичные, творческие, думающие ребята, с большим потенциалом; какие у них представления о себе, мире, Боге, родной стране и ее истории, и помочь им осознать, что между реальностью Бога и видимой реальностью нет пропасти. На самом деле нет другой реальности, кроме реальности Бога, сотворившего этот мир и человека для взаимоотношений любви, доверия, радости и славы. Мы хотим быть настоящими в настоящем мире и прославлять нашего Творца и умом, и сердцем. Самое лучшее время для этого – сегодня и сейчас.

Газета Мирт №3 2004

Добавить комментарий