Религия в Третьем Рейхе

Иван Петров

Несмотря на то, что Гитлер родился в семье, исповедовавшей католическую религию, он весьма рано отверг христианство как чуждую расистской модели идею. «Античность, — говорил он, — была куда лучше нынешних времен, поскольку не знала ни христианства, ни сифилиса». Позднее он сформулирует свое негативное отношение к христианству следующим образом:

  1. Христианство — это религия, защищающая слабых и униженных.
  2. По своему происхождению эта религия — еврейская, вынуждавшая людей «гнуть спину по звуку церковного колокола и ползти к кресту чуждого Бога».
  3. Христианство зародилось 2000 лет назад среди больных, изможденных и отчаявшихся людей, потерявших веру в жизнь.
  4. Христианские догматы прощения греха, воскрешения и спасения являются откровенной чепухой.
  5. Христианское сострадание — опасная негерманская идея.
  6. Христианская любовь к ближнему есть глупость, поскольку любовь парализует человека.
  7. Христианская идея всеобщего равенства защищает расово неполноценных, больных, слабых и убогих.

В первые годы нацистского движения идеолог нацизма Альфред Розенберг пытался внести определенную долю христианских принципов в партийную программу. Однако со временем большая их часть была заменена на такие «позитивные» аспекты как расизм, возрождение нордических ценностей, культ сверхчеловека. Став канцлером Германии, Гитлер неоднократно заявлял, что его правительство имеет целью создание благоприятных условий для религиозной жизни, и что он приложит все усилия для установления дружеских отношений с церковью. Многие немцы искренне верили, что Гитлер способен спасти христианство от атеистического «красного террора» и обеспечит подлинно свободное отправление всех религиозных нужд в стране.

20 июля 1933 Гитлер заключил договор с католической церковью (см. Конкордат 1933 ), который гарантировал неприкосновенность католической веры и сохранял все привилегии и права католиков. Согласно договору, всем католическим общинам, школам, молодежным организациям и культурным обществам гарантировалась защита государства в том случае, если они не будут заниматься какой-либо политической деятельностью. Подписывая это соглашение, Гитлер рассчитывал обеспечить себе доверие мировой общественности, поскольку католическая церковь имела значительное влияние в мире. Как показали последующие события, договор явился дипломатическим трюком, обязательства которого Гитлер собирался выполнять лишь пока ему это было выгодно.

Однако достичь взаимопонимания с протестантской церковью Гитлеру так и не удалось, в результате чего по стране прокатился призыв отвергнуть протестантизм и создать новую «германскую» религию, основанную на объединении идеи «Блут унд боден» («Кровь и почва») и принципа фюрерства. В 1934 профессор богословия Эрнст Бергман опубликовал 25 тезисов этой новой «религии».

Еврейский Ветхий завет не годится для новой Германии.

Христос был не евреем, а нордическим мучеником, отправленным на смерть евреями, и воином, призванным спасти мир от еврейского влияния.

Адольф Гитлер — новый мессия, посланный на землю, чтобы спасти мир от евреев.

Свастика является преемницей меча как символа германского христианства. Германская земля, кровь, душа, искусство — священные категории германского христианства.

Рассуждая о новой германской религии, Бергман говорил: «Или у нас будет германский бог, или не будет никакого. Мы не можем преклонять колени перед всеобщим богом, который уделяет больше внимания французам, чем нам. Мы, немцы, были оставлены христианским богом на произвол судьбы. Он не справедлив, и потому мы терпели поражение за поражением, что верили ему, а не нашему, германскому, богу».

Христианская церковь всего мира была шокирована подобными заявлениями. Внутри Германии зародилось движение Бекентнискирхе, конфессиональная церковь, боровшаяся за сохранение чистоты евангелического вероисповедания. Это движение отказалось признать Имперского епископа, назначенного властями, созвало собственный собор и заявило, что христианские догматы несовместимы с нацизмом, его мировоззрением и политикой.

29 марта 1934 года в Бармене съезд пасторов и мирян, представляющих 18 деноминаций Германии, принял декларацию, осуждавшую нацистскую идеологию как антихристианскую. Результатом этого съезда стало создание так называемой «Исповеднической церкви», состоящей из людей, отрицательно относившихся к политике Гитлера, считая фашизм неоязычеством, творящим кумиров из Германии, расовой чистоты и самого фюрера. Впоследствии многие из них за это лишились средств к существованию, оказались в заключении или в изгнании и даже отдали жизнь. Ярким примером служит судьба Мартина Нимеллера — немецкого пастора, который не побоялся высказать свою христианскую позицию прямо в глаза Гитлеру, за что фюрер назвал его своим личным врагом. По его распоряжению пастор был арестован и 7 лет, до 1945 года, провел в концлагере.

По замыслу Гитлера, церкви Германии должны были служить новой идеологии. Однако здесь он столкнулся с неожиданным сопротивлением. Да, многие священники и миряне с восторгом последовали за фюрером, поверив, что немцы — богоизбранный народ, а Гитлер — новый мессия. Но далеко не все клюнули на эту удочку. Это вызвало бешенство у фюрера, ведь он был убежден, что «…они (то есть пасторы и священники) предадут что угодно, лишь бы не лишиться своих убогих приходов и зарплат». Примерно половина священнослужителей образовала церковную оппозицию. Они отказались закрывать глаза на геноцид евреев и на попытку создать новую религию, в которой первую скрипку играл бы фюрер, заменяя собой Мессию-еврея. Да и вполне лояльные к Гитлеру епископы высказывали недовольство тем, как нацисты правят Церковью. В ответ Гитлер не стал церемониться: «Христианство исчезнет в Германии так же, как это произошло в России! Германская раса существовала за тысячелетия до Христа, и в будущем мы прекрасно обойдемся без христианства. Церковь должна опираться на теорию чистоты крови и расовых признаков». Потрясенные епископы заявили, что в этом случае им ничего не остается, как тоже перейти в оппозицию.

Тогда Гитлер объявил о подчинении протестантской церкви государству. Были закрыты церковные школы, конфискована церковная собственность, многие пасторы были уволены, а другим ограничили возможность проповедовать, что должно было подорвать мощь церковной оппозиции. И хотя некоторая часть пастората поддержала нацистский режим, большинство, как, например, д-р Карл Барт, отказались признавать Гитлера новоявленным мессией. «Я в течение 10 лет был профессором теологии Боннского университета, — вспоминал позднее в эмиграции д-р Барт. — До тех самых пор, пока не отказался начинать свои ежедневные лекции вскидыванием руки и криком «Хайль Гитлер!» На это я пойти не мог, это было бы богохульством». Нацистскими властями был арестован за свои проповеди д-р Мартин Нимёллер, пастор богатого берлинского района Далем, служивший во время 1-й мировой войны командиром подводной лодки. Несмотря на то, что суд оправдал его, Нимёллер был вновь арестован и отправлен в концлагерь.

Католическая церковь не долго наслаждалась покоем, обещанным Конкордатом 1933. Католические епископы все еще пытались сохранить хорошие отношения с Гитлером, однако из-за многочисленных нарушений условий договора со стороны нацистских властей в средних и нижних эшелонах католической церкви усиливалось недовольство. По нелепым обвинениям в контрабанде золотом из Германии были арестованы многие церковнослужители. Католическая пресса подвергалась жесточайшей цензуре. Религиозные шествия были запрещены, закрывались монастыри, монахов подвергали показательным судам, инкриминируя им распутство. Пропагандистская машина, которую возглавлял Йозеф Геббельс, старалась посеять отвращение среди немцев к «нравственным излишествам» католических священников. Росло и сопротивление католической церкви. Архиепископ Мюнхенский кардинал Фаульхабер, оказывал открытое неповиновение нацистскому режиму, за что, несмотря на объявленную папским легатом его дипломатическую неприкосновенность, был арестован. 21 марта 1937 со всех католических кафедр Германии была оглашена энциклика папы Пия XI «Mit brennender Sorge…» («С глубокой обеспокоенностью…»), в которой Гитлер обвинялся в нарушении условий договора с церковью и преследовании католиков. В ответ нацистские власти организовали серию судебных процессов над священниками, монахами и паствой.

Борьба Гитлера с церковью неожиданно прекратилась с началом 2-й мировой войны. Фюрер посчитал, что ему выгоднее ослабить давление на церковь, чтобы не подрывать моральный дух своих солдат. Но от своей конечной цели — истребление как католического, так и протестантского вероисповедания — он не отказался. Однако счел более благоразумным впредь не поддерживать открыто организацию нового язычества — Германского движения за веру.

Отношения Гитлера с христианством не случайны, как не случайно желание всякого тирана не только неограниченно властвовать, но и ставить себя на место Бога и требовать поклонения. Именно так действует описанный в Библии «дух антихриста», уже не раз проявлявший себя в прошлом в разных обличьях. «Это не должно повториться», — решили народы мира после победы над фашизмом. Однако нет никакой гарантии, что в будущем какая-нибудь новая идеология, столь же обманчивая и многообещающая, не подчинит себе другую великую страну, а то и весь мир. Но опыт немецких (и не только) христиан показывают, что людей, для которых ценнее всего — вера во Христа и подчинение своей жизни Его воле, а не воле толпы или какого-либо политического лидера, не так-то легко обмануть новыми идеями, пусть самыми привлекательными. Даже если все вокруг сходят с ума, те, кто знает истину, смогут распознать ложь под красивой маской.

www.baznica.info

Добавить комментарий