Христианин в меняющемся мире

Х. Р. Рокмакер

Каково предназначение христиан в современном мире? Можем ли мы стать частью его искусства, театра, философии и революционной деятельности? Можем ли мы в этом смысле быть людьми своего времени?

За последние десятилетия мир изменился. Мы стали свидетелями краха культуры. Все больше мы ощущаем себя жителями постхристианского и даже постгуманистического мира, мира неоязыческого, полного нигилизма, анархии и мистицизма. Каковы бы ни были признаки наших дней, мы должны понимать, что с каждым шагом приближаемся к той ситуации, в какой находились первые христиане. С каждым разом, перечитывая послания Петра, мы все лучше понимаем, что он имел в виду. Потому что его послания были адресованы христианам, жившим в меньшинстве. И сегодня мы не можем требовать от людей автоматически следовать нашим правилам, представлениям и моральным нормам. Все больше и больше мы становимся похожими на чужаков и странников в этом мире.

В чем же наше призвание? Прежде всего, каждый из нас призван быть христианином и вести соответствующую жизнь. Это, порой, не так легко сделать в мире, полном всякого рода соблазнов – в рекламе, в кино, на телевидении и так далее. И все же, что нам следует делать и говорить, если у нас есть возможность что-то сделать, если мы занимаем какое-то положение в обществе и наше слово имеет вес? В чем наше призвание?

Во-первых, мы должны защищать свободу. Конечно, мир вокруг нас полон криков о свободе. Но, как пишет Петр, «они обещают свободу, но сами остаются рабами греха». Революционеры говорят о свободе, но требуют, чтобы молчали те, кто представляет себе свободу не так, как это делают они. Революция тоталитарна. Она ведет к диктатуре во имя свободы. В этом смысле наше призвание – не соглашаться с ними и бороться за истинную свободу. Мы должны защищать свободу даже тех людей, которые нам не нравятся, даже тех направлений, которые считаем ошибочными. В этом смысле нам не следует быть тоталитарными. Нам известно множество причин защищать свободу: во-первых, с утратой свободы уходит человечность; во-вторых, в несвободном мире нет места любви; в-третьих, мы не сможем быть христианами в таком мире – не сможем собираться, общаться, приглашать на свои собрания других людей. Библия учит нас, чтобы мы молились за миролюбивое правительство, при котором все имели бы возможность приобщиться к Евангелию.

Мы должны защищать свободу. С любовью и ответственностью должны мы следить за тем, чтобы тех, кто нас окружает, не лишили их внутренней свободы. Если молодые люди становятся изгоями оттого, что не хотят принимать участие во всеобщей «свободной любви», мы должны встать на их защиту. Если людей насильно заставляют поклоняться общепринятому, мы обязаны отстаивать их право быть непохожими на других. Мы должны противодействовать массовой тенденции к конформизму и дурной морали; противостоять всему, что ограничивает личную свободу выбора. Мы будем стремиться к праведности, потому что знаем: грех отнимает у людей свободу и делает их рабами. Там, где грех становится нормой, а человеку говорят: «Участвуй, или худо будет…», мы всегда будем бороться с тиранией и с бесчеловечностью.

Свобода такого типа не может быть пустым лозунгом. Она всегда подразумевает нечто конкретное. Она никогда не дается дешево и всегда требует ответственности, участия, любви к ближнему, даже если для этого надо пожертвовать своим временем, силами и самой жизнью.

Конечно, вначале надо самим стать свободными, чтобы на собственном примере продемонстрировать внутреннюю свободу тех, кто достиг ее благодаря Иисусу Христу. Мы должны показать, что свободны от жадности, греха, ненависти, стремления к подавлению других, что мы свободны для добра, для борьбы со злом нашей жизни, для протеста во имя любви. Свобода – это не просто отрицание, не свобода от чего-либо; наоборот, она открывает возможности, это свобода к чему-либо. Христианская свобода позитивна и динамична.

Но мы должны защищать не только свободу. Человечность тоже нуждается в нашей защите. Личность – это великий дар, и мы должны противодействовать тем силам, которые пытаются отнять его у людей, делая их конформистами или заставляя их вести себя «нормально», то есть как все. Человечность – это великое достояние, великий дар Бога, и нам следует делать все возможное для сдерживания обезличивающих сил нашей эпохи, превращающих людей в маленькие колесики большой машины, в компьютерные цифры. Конечно, то, к чему мы стремимся, может быть менее эффективным или экономически невыгодным. Но эффективность и доходность хороши к месту, это не самые главные ценности. На первом месте стоит человечность. Иисус сказал: «Ищите Царствия Божия, а остальное приложится вам» – и правда, в длительной перспективе борьба за человечность способна принести и доход, и эффективность, хотя и не к ним мы стремимся в первую очередь.

Именно во имя человечности боремся мы со всем, что низводит женщину до уровня объекта притязаний. По той же самой причине мы противостоим манипуляциям любого рода, предпринимаемым в средствах информации, рекламе, в организации художественной жизни, которые способствуют развитию только одного направления (каким бы «современным» и «прогрессивным» его не называли). Человечность, мужественность и женственность, – это очень важные ценности, и их нельзя лишать смысла и значимости.

Человечность, конечно, дается недешево. Она достойна нашей жизни, и нам следует посвятить ее творчеству, раскрытию наших способностей, потенциала нашей личности. Мы будем защищать ее, чтобы и другие тоже могли реализовать свой потенциал, если у них есть к тому желание. Это опять-таки значит, что нам следует продемонстрировать собственную человечность, открытость своей жизни. Прежде всего, мы должны показать, что стали новыми людьми, новым человечеством во Христе.

Мы призваны критически относиться к современности. Христиане должны говорить как пророки. Стремиться к праведности – значит никогда не защищать установившийся в наши дни порядок вещей. Это могло бы быть самым простым; выбор новых или необщепринятых путей подразумевает риск и затрату сил и времени. Но, встав на защиту установившегося порядка, мы отошли бы от борьбы за правду, справедливость, любовь, красоту, истинность. Христиане не должны быть консервативными только из соображений удобства. Мы должны быть настроены критически.

Возможно, мы призваны даже протестовать. Может быть, современные протесты вызваны как раз тем, что установившийся порядок словно застыл в своей незыблемости. Нам следовало начать протестовать еще до того, как на эту необходимость нам указали другие. Христианам необходимо тревожиться не только по поводу современного разложения сексуальной морали, но и по поводу ложной стыдливости, которая, собственно, и породила это разложение, затуманив представление о сексе как о даре Бога, как о благе и радости. Мы не можем не беспокоиться по поводу любых ограничений свободы, по поводу самоуправства ничтожной бюрократии, обращающейся с людьми как с вещами, по поводу всего, что бесчеловечно. Нам следовало протестовать, и протестовать с любовью, а не с ненавистью и анархизмом, потому что мы заботимся о свободе и человечности и ненавидим все греховное и неправедное.

Протест с любовью – это еще один способ стремления к праведности. Он означает, что мы никогда не пойдем на компромисс, не признаем сложившийся порядок вещей только потому, что так проще, и потому, что он кажется неизбежным. Иисус сказал нам, чтобы мы остерегались променять свое истинное «я» на все блага мира.

Принять такую позицию в наши дни означает, что мы не должны бояться признать себя христианами. Это заключается не только в постоянных рассказах о том, что мы обрели спасение во Христе, но и в демонстрации своей позиции, своего отношения к миру. Это значит, что мы должны быть последовательными, обратиться к корням, к самой основе, которая и есть Христос. Христианством должна быть проникнута вся наша деятельность и работа, мы должны понимать, что не существует ничего нейтрального, что все сущее принадлежит Царству Божьему. Сама наша человеческая сущность, наша повседневная жизнь, как интеллектуальная, так и эмоциональная, – это Его дар, который нам следует защищать от посягательств, исходящих от духа нашего времени, и который мы должны развивать творчески, раскрывая все свои способности, свой потенциал. Нам не следует бояться выглядеть и поступать по вере, потому что мы знаем: наша жизнь как христиан не зависит ни от нас, ни от того, что мы безупречны: «…мы имеем дерзновение к Богу, и, чего не попросим, получим от Него, потому что соблюдаем заповеди Его и делаем благоугодное пред Ним» (1 Ин. 3:21,22).

Мы призваны жить в свободе и любви, стоять за свободу и человечность. Мы должны доказать свою любовь и сострадание не только к тем, кого любим и кто любит нас, но к современному человеку, сбившемуся с пути, порабощенному, вопиющему о человечности, о любви, свободе и истине. Мы не вправе проклинать, ибо судить будет Бог, нам следует молиться и работать ради этих людей, выходя им навстречу открыто и без предубеждения, принимая их обычаи и манеры, ибо еще Павел говорил, чтобы мы были как эллины с эллинами и иудеи с иудеями. Это означает, что мы должны изучать их трудности, их идеи, их язык, чтобы получить возможность с ними общаться. Мы должны понять, что «мир» находится не где-то далеко от нас (очень часто он находится близко, внутри нас самих); «мир» – это люди, человеческие существа, личности. Нам нужно помогать им, каждому из них, во всех их личных проблемах и нуждах.

Как христиане, мы понимаем, что живем в тяжелые времена. Трудно выйти на верный путь, когда вокруг столько соблазнов. Оглядываясь вокруг, тяжело наблюдать крушение великой культуры, даже учитывая то, что эта культура основана не на христианских принципах, а держится на идеях Просвещения.

Но по той же самой причине наши времена чрезвычайно интересны. Бог призвал нас нести Его свидетельство в критический момент истории. Быть христианином в наше время не только захватывающе интересно, это большая честь и ответственность. И это жизненно важно.

Мирт

Добавить комментарий