Не только политика, но и идеология

Михаил Ситников

Весьма вероятно, что созыв Всемирного саммита религиозных лидеров имел и скрытый смысл

Итак, Всемирный саммит религиозных лидеров 5 июля 2006 года завершил свою работу. Официальным результатом форума представителей разных конфессий стало Послание, представляющее собой очередную объемную декларацию о желаемом развитии цивилизации с учетом религиозно-нравственного подхода к разным видам и направлениям человеческой деятельности. Откровенно христианская основа Послания не вызвала никаких возражений у представителей прочих религий, так как содержала в себе новозаветные основания, а не узкоконфессиональные представления. А изложение намерений в части охраны нравственности, экологии, развития общечеловеческой культуры с опорой на высшую и безусловную меру всех вещей – человеческую жизнь, как высший дар, а человека, как «уникальное создание Творца, бытие которого простирается в вечность», не могут вызвать несогласия ни у кого. Как бы не костерили в России гуманизм, а он давно воспринят христианским миром в лоно общечеловеческих и тоже новозаветных ценностей. Ведь, формально, Послание саммита было предназначено для передачи заседанию стран «восьмерки» – главам ведущих государств мира, как духовное напутствие. А там, хочешь–не хочешь, присутствуют не только те, кто воспитан вне традиции Просвещения.

И все же: что это было? Имеется в виду сам Всемирный саммит, который, несмотря на широкую рекламу вокруг него, явление, вроде бы, далеко не уникальное. Единственное, что отличает нынешний форум от аналогичных мероприятий, это формальный повод созыва – рост угрозы терроризма, о возможности которого в таких масштабах даже не помышляли в СССР ни в конце 1960-х, ни в середине 1980-х, когда подобные форумы религиозных деятелей на ту же тему в нашей стране уже проходили.

В нынешнем Послании отмечается, что «Диалог и партнерство цивилизаций не должны быть просто лозунгами. Нам нужно построить такой миропорядок, который сочетал бы демократию — как способ согласования различных интересов и как участие людей в принятии решений на национальном и глобальном уровне – с уважением к нравственному чувству, образу жизни, различным правовым и политическим системам, национальным и религиозным традициям людей». В сущности, эта основная мысль сегодняшнего документа ничем не отличается от смысла деклараций, звучавших ранее в разных странах вот уже в течение нескольких десятилетий. И благо бы, воз был и ныне там, но он еще и ускоряется в своем сползании к краю пропасти.

Еще до начала саммита его основной организатор митрополит Кирилл (Гундяев) особо акцентировал тот момент, что форум будет не богословским. Согласованность этой установки подтвердил в своем выступлении и президент Путин, что лишний раз свидетельствовало о сугубо политической направленности нынешней инициативы РПЦ МП и, как минимум, согласовании ее с российской властью. Парой признаков, которые не менее отчетливо подчеркнули политический характер мероприятия, стали и символические «неприглашения» с политическим уклоном: для Кремля – Далай-ламы, для РПЦ МП – Папы Римского. Но, соблюдение сиюминутных тактических условностей – это всего лишь характерные особенности «текущего момента». А что же со стратегией? То есть, каков смысл саммита, кроме того, что он представлял собой официальную (демонстративную, популистскую, пропагандистскую) протокольную политическую акцию?

О том, что в менталитете сторон и в период подготовки к саммиту и непосредственно в процессе межрелигиозного общения на нем ничего не изменилось, свидетельствует все, что происходило на заседаниях и вокруг форума вообще. Как были всегда максимально содержательными на общем фоне мнения Вселенского Патриарха и Римского Понтифика, не допущенных к прямому участию во встрече религиозных лидеров на Российской земле, так, судя по их посланиям, и остались. Как проявлялась где бы то ни было религиозно-этническая конфронтация религиозных лидеров «взрывоопасного» Ближнего Востока, так никуда не исчезла она и на этот раз. Как не озвучивали представители российской организаторской стороны РПЦ МП чего-либо сверх того, что соответствует установкам государственной власти, так не прозвучало ничего, выходящего за рамки такого «соответствия» и на сей раз. Как были всегда отстраненны и аполитичны мало кем понимаемые буддисты, так чисто символически поприсутствовали они и теперь.

В результате, члены «восьмерки» получат Послание, примут его, как сотни других документов к сведению, вынесут свое высокое коммюнике? А дальше?

Ответ, впрочем, заложен в самом Послании, как и во многих других подобных декларациях, если сопоставлять желаемое в тексте с действительным в жизни. «Межрелигиозный диалог должен осуществляться усилиями религиозных лидеров и специалистов, а также обогащаться вкладом простых верующих. Не должна иметь место ситуация, опасность которой подтверждена историей, когда религиозные общины действуют под диктовку политических интересов. <...> Мы заявляем о важности религиозной свободы в современном мире. Люди и группы должны быть свободны от принуждения. Никого нельзя заставлять действовать вопреки своим собственным убеждениям, касающимся религии. Необходимо также учитывать права религиозных и национальных меньшинств». Своего рода заклинания о том, что, как и чьими силами должно осуществляться. Что должно, а что не должно иметь место. Помня об основном предлоге созыва саммита, абстрагируемся от того, как могли бы реализоваться его пожелания за рубежом, и обратимся к нашей стране.

Быть может, в свете решений этого международного форума государственная власть вспомнит о законных основаниях для ликвидации в России антикультизма, вспомнит о неправовой ситуации, сложившейся с действительным положением в стране религий, равенство между которыми установлено Конституцией РФ? Быть может, государство воззрит в корень язвы терроризма на территории России – на «чеченскую проблему» – и начнет «учитывать права религиозных и национальных меньшинств» на Северном Кавказе, в том числе, и в части их права на самоопределение? Или мощнейшая религиозная организация Российской Федерации – РПЦ МП – через пару недель после саммита вдруг поймет, что борьба с ничтожными на ее фоне «малыми религиями» не только не может быть оправдана их мифической «опасностью» для православия, но и представляет собой прямые гонения за веру?

Разумеется, ни этого, ни многого подобного по логике вещей никогда не произойдет. Никогда, потому что любые реальные деяния, а тем более в столь крупных масштабах, неразрывны с субъектами, которые могли бы их совершать. Ведь, не станет же, в самом деле, никто ожидать создания совершенной симфонии в музыке или архитектуре, например, от замечательных в своем роде депутатов Чуева или Жириновского. Этот пример — лишь для наглядности, потому что причинно-следственный принцип един для всего ощущаемого нами мира, обрываясь в другие закономерности разве, что в микро- и макрокосме.

Зато нельзя не считать в определенной мере знаковым для России, в частности, то, что сказал Патриарх Алексий II, закрывая саммит: «Мы единодушны в том, что необходимо сохранять нравственные духовные ценности перед лицом секулярного мира, когда свобода понимается как вседозволенность». Потому что, с одной стороны, здесь все справедливо и нет ничего принципиально нового, так как нравственные ценности и истинная свобода, а не произвол, только и способны оказаться реальной гарантией от самоубийства для нашей цивилизации. Но, с другой стороны, противопоставление нравственных духовных ценностей ценностям секулярного мира может означать лишь то, что этот мир заведомо враждебен нравственности, и его ценности – то есть, юридические, моральные, культурные и нравственные нормы должны быть поставлены под контроль клерикалов.

Понятно, что в любой из относительно цивилизованных стран, где религиозные ценности воспринимаются безусловно, полное подчинение всех сторон жизни «руководящей и направляющей роли» какой-либо конфессии прозвучит абсолютным нонсенсом. Исходя из этого, и должны были согласиться с Патриархом Алексием II все участники саммита. Тем более, что секуляризм, который c XIX века воспринимается не как синоним «антирелигиозности», а как свобода от принудительного контроля над всеми проявлениями жизни общества со стороны церкви, никому и в голову не придет противопоставлять ценностям религии.

Зато у нас, в условиях «черно-белого» мировосприятия, это может означать только одно: общество необходимо поставить под контроль клерикалов, вероятно, РПЦ МП. Тогда исчезнет терроризм, улучшится экологическая обстановка, наладятся экономические связи, организуется производство, бесследно пропадут такие явления, как социальная неустроенность, проблемы ЖКХ, бандитизм, коррупция и т. д. Столь грубая иллюстрация с нудным толкованием вполне ясного просвещенным людям понятия крайне необходима для того, чтобы стала ясной одна простая вещь. А именно, антонимом современного секуляризма является фундаментализм – в данном случае, религиозно-идеологический. И даже если все остальные «подводные» результаты саммита не удалось бы реализовать, то согласие с одним лишь утверждением Патриарха – огромное достижение на пути к новому витку тоталитаризма в России – на этот раз православного. Ведь, если общепризнанный высочайший авторитет собрания духовных лидеров разных конфессий принимает верность этого утверждения, то уж в России-то, во всяком случае, воплощение описанных в нем условий в юридической форме будет воспринято, как должное. Проще говоря, в Госдуму пора вносить законопроект о признании руководящей и направляющей роли РПЦ МП. Кстати, тут-то и пригодилась бы «симфония от Чуева».

Таким образом, прошедший саммит никак нельзя считать событием только политического масштаба – это событие идеологического порядка. Кстати, это подтверждается и самой технологией подготовки саммита, где владыка Кирилл был главным организатором лишь в глазах обывателя, в то время как на самом деле лишь повиновался в высшей степени грамотно разработанному регламенту свыше. Поэтому, хотелось бы отдать должное виртуозному профессионализму, с которым было подготовлено и проведено с оперативной точки зрения это мероприятие, посвященное, что уж греха таить, многократному усилению значимости предстоящего саммита G-8 в Санкт-Петербурге. Трудно даже догадываться, в какой мере обязана теперь светская власть власти духовной за столь серьезную услугу. И какую цену ей придется за эту услугу заплатить. Можно лишь предполагать, но время покажет.

Ну, а что же Церковь? А Церковь, в смысле РПЦ МП, вероятно, устала от недомолвок. И с завидной откровенностью громко заявила о сделанном ею выборе. И теперь выбор за христианами.

Портал-Credo.ru

Добавить комментарий