Бизнесмен, политик, христианин – О христианской нравственности

Алонцо Макдональд

Алонцо М. Макдональд, Президент компании Avenir Group, имеет за плечами сорок лет опыта работы менеджером в различных учреждениях, правительстве, академии, прессе, а так же в крупном и малом бизнесе. Он – бывший посол США, ассистент Президента, директор по персоналу в Белом Доме, управляющий McKinsey & Company, а так же входит в профессуру Гарвардской бизнес-школы.

С уверенностью можно сказать, что мы живем в лучший из золотых веков за всю историю человечества. Мы повсеместно наблюдаем высокие стандарты жизни, которые за следующие один-два десятка лет могут существенно улучшиться. Мы обладаем большими запасами материальных ресурсов для их последующей инвестиции, а уровень наших технологий и науки во много раз выше, чем уровень прежних поколений.

Говоря о политике, сейчас мы наблюдаем гораздо больше так называемых демократических государств, чем когда бы то ни было прежде. Больше людей могут свободно заявлять о своем выборе. Тенденция к демократизации и ее связь со свободной экономикой обозначили существенный отрыв от прежних форм правления.

Но даже со всеми этими преимуществами (активами мирового баланса), мир все-таки хрупок. Нужно отметить, что даже активы общества несут в себе семена разрушения. Это происходит, потому что основной мотивацией элиты является стремление к власти и богатству, и ни один человек, и ни одно общество не довольны тем, что имеют.

К пассивам баланса следует отнести то, что сегодня мир способен взорваться и за один момент уничтожить все достижения человечества за шесть тысяч лет. И так же, как и в прошлые времена, война на земле не прекращается. Когда в одном месте наступает мир, в другом возникает вооруженный конфликт.

Дюранты напоминают нам, что «война есть одна из констант истории, которая не уменьшается по мере развития цивилизации или демократии». Опираясь на свои исторические исследования, они делают вывод, что «мир – непостоянное равновесие, которое может быть сохранено только признанным превосходством или властью».

В одном журнале заголовком была фраза, которая хорошо подводит итог нашему мировому балансу: «Я радуюсь; я в страхе; я устал».

Самый влиятельный человек

Сидя в тишине своей библиотеки, я задумался о недавнем посещении моей семьей могил предков, о том, как я взрослел и о своем желании того, чтобы новое поколение смогло почувствовать свою значимость в этой жизни. Где могут они отыскать ее значение? Как могу я помочь им в оставшееся мне время? В своем юношеском оптимизме и силе, они не заинтересуются размышлениями старика, даже если он их собственный дедушка. А когда они достигнут зрелости и задумаются о значении жизни, меня уже не будет рядом с ними. Записанные же размышления, возможно, когда-то станут своевременными.

Мы вступили в новое тысячелетие, и наш мир обладает всеми возможностями для прогресса, который может превзойти наши самые невероятные ожидания. С материальной точки зрения, с учетом перспектив, о которых говорилось выше, мы вполне способны делать новые чудеса. Но, признавая нашу хрупкость, главным вопросом является следующий: «Имеет ли человечество достаточно сердца и воли, чтобы обеспечить всей цивилизации понимание и заботу о других? Если нет, как можем мы получить такое сердце?»

Ответ, который я нашел, напомнит нам о важности 2000 года. То, что наше время отсчитывается от рождения Иисуса, удивительно – это событие имело такое влияние, что человечество отказалось от всех прежних форм летоисчисления и начало отсчитывать годы от этого момента. Ничье другое рождение так не почиталось и не увековечивалось. Никто другой не удостоился бы такой чести.

Наши культуры, наследия и жизни несут в себе Его свидетельство. Его влияние проникает в наш мир и сейчас. Несчетные тома работ наполняли книжные полки и умы поколений на протяжении двух тысяч лет. Его простая жизнь и учения все так же резко отличаются от наших, человеческих, тенденций – Он ничего не писал, ни чем не владел, просил малого, а отдавал Себя целиком.

Иисус проповедовал о любви. Он сделал последних первыми, общался с бедными и порочными, и порицал тех, кто хотел навязать религиозные законы о преданности Богу и любви к ближнему, даже включая врагов. Он был смирен и бескорыстен, требуя только для Бога и для бедных и обездоленных.

Читая классику и биографии, я был тронут теми мыслителями, которые, в конце концов, обратились к Нему. После многих лет жизни для видимости и забот о мирских делах, я понял, что Иисус есть смысл моей жизни и источник надежды в этом мире и в следующем.

Великие музыкальные произведения вдохновлены Им. Искусство потеряло бы многое, если бы мастера не воплощали истории о Нем в картинах и статуях, которые украшают наши главные музеи. Наши благотворительные мероприятия – щедрость по отношению к людям, а не просто к обществу – происходят по Его примеру и Его философии.

Хотя я признаю страдания, вызванные злоупотреблением Его имени и учений, часто неверно толкуемые церквями и духовенством, я часто поражаюсь истинности его жизни и посланий. Я наслаждаюсь чтением исповедей Св. Августина и Толстого, проницательных романов Достоевского, мистических мыслей Симона Вейла и размышлений мыслителей и философов всех времен.

Даже такие неверующие люди, как Томас Джефферсон цитировали Иисуса как автора величайшей философии жизни. Он провел много бессонных ночей в Белом Доме, выписывая и резюмируя учения Иисуса со своей точки зрения.

Говоря о нашем времени, я должен упомянуть Малькольма Маггериджа, циничного редактора Punch и телевизионного комментатора, чьим обращением я был удивлен. Его поздние работы и речи, которые поддерживали учения и жизнь Иисуса, подвигли меня на размышления. Затем, уже в Белом Доме, где мой кабинет примыкал к Овальному Кабинету, я увидел, что вера была основой жизни президента Картера, хотя многие могли не поддерживать его политику и действия. Его свидетельство записано в его книге «Живая вера».

Мой путь бизнесмена-реалиста к вере был таким медленным и неуверенным, что его нельзя привести в пример ни внукам, ни будущим поколениям. Возможно, эти записи, эти мысли о новом тысячелетии, помогут сформировать мои собственные восприятия и действия, чтобы больше сконцентрироваться на Христе.

Дорога вперед

Переход в новое тысячелетие напоминает нам, что, независимо от вероисповедания, вся человеческая раса – падшие люди. Таким образом, разница между достижениями нашего мира и его хрупкостью не оставляет надежды атеистам и гуманистам. Все теории выживания, накопленные предыдущими поколениями, могут оказаться бесполезными, в мире, который может разрушиться за долю секунды.

Деконструкционизм и постмодернизм может только ускорить движение к катастрофе. Даже атеист Джордж Бернард Шоу признавался, что «Люди – единственные животные, которых я боюсь». Философ Эммануил Кант был еще более категоричен: «Из кривого бревна человечества не сделать ничего прямого».

Те, кто решает следовать за Иисусом, не должны ждать одобрения от нынешнего циничного, секулярного, уверенного в науке мира. Мир ответит скептицизмом, иногда изоляцией и часто насмешками. А для многих людей, живущих не на Западе, вера в Иисуса может означать смертный приговор: в двадцатом веке было больше мучеников-христиан, чем в предыдущие 19 столетий.

Такое количество жертв – отчасти наше наследие от мыслителей Просвещения, заменивших веру на человеческие умозаключения. Их пагубная философия, основанная единственно на человеческом рассуждении и науке без Бога, привела в том веке к еще большему количеству войн, убийств и бесчеловечному угнетению. Вряд ли можно назвать такой результат нравственным прогрессом.

И все-таки мы, как верующие, все еще надеемся. Мы приходим к мнению Паскаля: «Сердце имеет свои причины, о которых разум не знает: мы убеждаемся в этом множеством способов». Паскалю также приписывают следующее высказывание (хотя его авторство и не подтверждено в его работах): «Вакуум, имеющий форму Бога, существует в каждом человеке, и он должен быть заполнен, чтобы мы могли обрести мир». Возможно, когда я борюсь с соблазнами власти, это приближает меня к новому уровню мира и любви к другим людям.

Авраам Линкольн постепенно пришел к такому же выводу. Осознав, что многие события не подвластны ни его, ни чьему-либо другому контролю, он признал на своей второй инаугурации, что «у Всемогущего есть Свои цели». Для таких верующих, как Линкольн, не принадлежащих ни к какой церкви и не совершающих религиозные ритуалы, баланс между активом и пассивом мирового баланса будет подведен в соответствии с волей Бога. Это убеждение дает надежду и смысл. Даже скептик Виктор Гюго признавал, что «Бог дает людям надежду».

Очевидно, наши главные проблемы не будут связаны с экономикой, наукой или политикой. Хотя история редко повторяется, она постоянно учит нас, что эгоизм и стремление к власти и богатству одержат верх над нашими хорошими начинаниями. Как результат, мы можем только оглядываться на причины непрерывных конфликтов и преступности в течение всего времени. Как цивилизация мы упустили то, что может придать жизни смысл и направление.

Возможно, пришло время всмотреться в то, что лежит за пределами наших обманчивых истин и снова принять духовные направления, которые все больше забываются современным человечеством. До сих пор не было такого примера в истории, чтобы можно было поддерживать нравственную жизнь общества без религии. В нашем веке изобилия и достижений мы должны пересмотреть отношение к двум главным заповедям Иисуса, данным две тысячи лет назад. Он сказал просто: «Возлюбите Господа Бога вашего всем сердцем своим и душой», а затем добавил, что нужно «возлюбить ближнего своего как самого себя», настаивая на том, что эти две заповеди стоят и над законом, и над пророками.

Приручить огонь

С нашей привычкой полагаться на себя и науку и постоянным стремлением к автономному индивидуализму и самонаграждению, мы уверенно движемся вперед и вверх – за исключением тех моментов, когда гаснет свет и начинается стрельба. Возможно, нам следует помнить предостережения Джона Донна, известного английского теолога и проповедника, которому принадлежит известная фраза: «Не спрашивай, по ком звонит колокол. Он звонит по тебе».

Даже если мы видим перед собой перспективы славного будущего, мы все равно любим размышлять о вопросах, дорогих сердцу философов, поэтов, теологов и тех мыслителей и лидеров, которые охватывали жизнь целиком, под духовной защитой надежды, дружбы и любви к другим. Тогда можно понять видение будущего, описанного известным ученым, мистиком и последователем Иисуса, Тейлардом де Шарденом: «Придет день, когда мы будем использовать энергию любви к Богу, а не эфир, приливы и гравитацию. И в тот день человечество второй раз за свою историю приручит огонь».

И это действительно было бы открытием нового тысячелетия, которое затмило бы наши технологические достижения и богатства, отметив двухтысячный год с Рождества Христова как исторический поворот в человеческой природе.

Отрывок из «Размышления о милленуме», by Алонцо Макдональд.

Добавить комментарий