Динамика нравственных идеалов хозяйственной деятельности в России

А.С. Ахиезер,
Институт народохозяйственного прогнозирования РАН, Москва

Какие бы не были концепции трудовой этики у философов, проповедников, деятелей церкви и т.д. для общества важней всего знание о реальной массовой трудовой нравственности общества, отдельных групп. Эти знания — необходимое условие оценки нравственных концепций. В основе направленности и содержания хозяйственных решений в любом обществе лежит культурная основа, нравственный идеал, динамика нравственных идеалов. Деятельность субъекта должна рассматриваться как культурно содержательный процесс, как реализация некоторой нравственный программы и одновременно ее критика.

Возникновение каждой из исторически новых нравственных форм является ответом общества на усложнение проблем и было проявлением более высокой способности формировать более сложные смыслы, принимать более сложные решения (возможен и обратный процесс, т.е. снижение этой способности). Ранее сложившиеся пласты нравственности оттесняются на задний план, в сферу, которую можно назвать культурным подсознанием, возможно в ожидании ситуации, открывающей путь своему победоносному возвращению.

Решения и действия людей, опирающихся на разные пласты нравственности, отличаются друг от друга своим местом в диапазоне между вектором, нацеленным на сохранение эффективности труда, деятельности на исторически сложившемся уровне, и вектором, нацеленным на повышение их эффективности.

В современном мире уровень эффективности в возрастающей степени является одновременно показателем нацеленности субъекта на конструктивные инновации. Вектор, направленный на максимальную эффективность, одновременно нацелен на максимизацию конструктивных инноваций, включая хозяйственные нововведения.

Анализ истории России позволяет выделить пласты культуры, существенно отличающиеся векторами конструктивной напряженности, их нацеленностью на разный уровень и характер эффективности. Эти пласты в целом дают картину нравственных форм содержащихся в культуре значимых вариантов программ эффективности воспроизводства на протяжении всей истории российского общества. Все эти формы нравственности создают основу для этического потенциала субъекта, для деятельности объединившихся людей. Главное отличие между этими формами заключатся в отношении к собственному развитию субъекта, отношение человека к своим изменениям.

Исследование этой проблемы в России позволяет выделить следующие специфические формы нравственности:

1. Традиционная нравственность, которая в России может быть названа вечевой, существовала с доисторических времен. Для нее характерен синкретизм, неотличимость для человека, освоившего эту культуру, деятельности от ее результата, стремление человека подчиниться сложившимся природным и социальным ритмам. В своей основе этот нравственный идеал нацелен на сохранение в неизменном состоянии некоторого исторически сложившегося уровня эффективности воспроизводства, т.е. способности сдерживать дезорганизацию. Он нацелен на сохранение способности обеспечивать выживаемость на некотором неизменном уровне. Этот идеал несет в себе программу воспроизводства натуральных отношений в рамках локальных миров. Он противостоит развитию рынка, нацеленности на повышение эффективности, включая экономической.

Усложнение общества, возникновение государства стимулирует распад вечевого пласта на два: соборный и авторитарный.

2. Соборный идеал основан на абсолютизации отношений, складывающихся в патриархальной семье братского типа, (т.е. в семье, где отец отсутствует) братьев, способных "подумавши" решать общие проблемы в рамках локального мира, на экстраполяцию этого идеала на большое общество, на государство. Этот идеал связан с возможностью определенного ограниченного отступления от синкретизма, что, однако, не исключает его сохранение на уровне ценностей, как утраченного идеала, к которому необходимо вернуться. Эта тоска по синкретизму играет исключительную роль в России.

Соборный идеал открывает крайне ограниченные возможности роста примитивных форм рынка, базара, их эффективности. Для этого идеала характерен вектор напряженности в рамках локального сообщества, стремление сохранить автаркию труда, образ жизни в рамках локального мира, нацеленность на архаичные ценности, на воспроизводство в рамках натуральных отношений, на рассмотрение личного труда, определяемого некоторой сакральной целостностью. Рассмотрение целого как статичного означает рассмотрение человека как невычлененного элемента этого целого, как закрепощенного этим целым. Превращения этого идеала в господствующий в большом обществе создает нравственную основу для закрепощения человека в масштабах государства.

3. Авторитарный пласт однороден с соборным. Но он основан на абсолютизации отцовской формы семьи, отца-батюшки, главы локального мира. Здесь вектор напряженности охватывает государство, большое общество (т.е. он выходит за рамки групп, где люди знали друг друга в лицо). Заинтересованность государства в получении возрастающего дохода требовала повышения эффективности, включая и хозяйственную. Это стремление, однако, вступало в противоречие с высокой ценностью "тишины" и "покоя", стремление интерпретировать большое общество как локальный мир, но охвативший большое пространство. Важнейшая специфика этого идеала, что отличает его от соборного, заключается в том, что он открывает возможность формирования связей абстрактного типа, например, через деньги, приказы, грамотность, законы государства, открывает выход к "осевому времени", хотя и не делает этот процесс обязательным.

Ослабление значимости в обществе господства натурально-крепостнических форм труда возможно на основе развития нравственности, в частности трудовой, выходящий за рамки форм вечевой культуры.

4. Для утилитарного пласта культуры, имеющего в России длительную историю, характерно ценностное отношение к миру как набору реальных и потенциальных средств. Его развитие включало возникновение абстрактного противопоставления условий и средств. Утилитаризм — свидетельство роста творческого потенциала человека, роста рефлексии, способности искать более эффективные пути для решения ранее сложившихся целей. Утилитаризм развивался как стремление преодолеть пассивную адаптацию к сложившемуся миру, преодолеть ограниченность образа жизни, связанного с собиранием готовых результатов, на которые человек натыкается в готовом мире. Утилитаризм распадается на умеренный и развитый. Путь утилитаризма в общеисторической перспективе ведет к росту самосознания личности, ее раскрепощению, хоть путь этот противоречив, не исключающих самоотрицания, стремлений вернуться к истокам.

5. Для умеренного утилитаризма характерно стремление активизировать это изъятие готовых результатов в рамках экстенсивных форм труда, изощренно и творчески агрессивно их захватывать, т.е. формировать более эффективные функции в рамках сложившихся отношений, что открывает ограниченную возможность стремления повышать эффективность использования сложившихся средств. Этот идеал открывает возможность развития товарно-денежных отношений в порах сложившихся отношений.

6. Для развитого утилитаризма характерно превращение повышения эффективности труда, всей человеческой деятельности в ценность, включая способность соответствующих изменений отношений людей, например, совершенствования отношений в процессе производства, превращение организации производства в предмет озабоченности. Преградой этому процессу является опасность разрушения мира в результате его превращения во множество противостоящих друг другу, разрушающих друг друга, лишенных самоценности средств .

7. Либеральный идеал, господствующий в развитых странах Запада, связан с повышением эффективности как высшей ценности. Идеал охватывает не только труд, но и постоянное совершенствование общества, его диалогизацию. Важнейшим проявлением абстрактных форм, присущих обществу либерального типа, являются господствующие в хозяйстве рыночные отношения, соответствующие денежно-финансовые отношения, формирование соответствующего законодательства и права. Для либерализма характерна высшая ценность личности как источника творческих инноваций, и одновременно ответственность за воспроизводство мира как целого, по крайней мере, в тенденции.

Формы нравственности в истории складываются в формах дуальных оппозиций. Это открывает возможность теоретически воспроизвести иерархию дуальных оппозиций нравственности, которая в свою очередь позволят понять относительно конкретную динамику оснований для принятия в обществе массовых решений, в частности, хозяйственных. Это открывает возможность понять, каким образом субъект переходит от одного из вариантов достижения эффективности к другому, меняя программу воспроизводства, переходя от одного нравственного идеала к другому.

Опыт истории России говорит, что здесь существуют определенные устойчивые отношения в формах дуальных оппозиций форм нравственности.

1. Наиболее общий из уровней иерархии сложившихся в России нравственных идеалов, является "вечевой идеал — либеральный идеал". Теоретически, либеральный и вечевой пласты культуры находятся в состоянии амбивалентности. Они фиксируют существование российского общество одновременно как глубоко уходящего в традиционализм и одновременно стремления выйти за его рамки и развить в себе основы труда, деятельности на либеральной основе. На методологической основе существования этой дуальной оппозиции создается возможность рассмотрения российского общества как пребывающего в промежуточном состоянии между господством этих пластов культуры. Российское общество, дважды пыталось инверсионно перейти к господству либерализма (в марте 1917 и октябре 1991 годов). Однако силы, стоящие за вечевым и утилитарным пластами, препятствуют этому. Поле столкновений программ реализации рыночной и дорыночной эффективности, основной фокус всех хозяйственно-экономических проблем страны могут быть описаны как движение меры между этими полюсами, как их взаимопроникновение и взаиморазрушение. Попытки сместить эту меру к либеральной нравственности, соответствующим формам труда не давали в России устойчивого результата.

2. Распад догосударственного вечевого идеала привел к возникновению в обществе дуальной оппозиции: "соборный — авторитарный идеал". Эти полюса относятся друг к другу как амбивалентные, т.е. как взаимопроникающие друг в друга, взаимодополняющие и одновременно взаимоисключающие. История российского общества может быть описана как поиск меры между этими полюсами, как смена господства в обществе друг другом этих двух идеалов. Например, соборный локализм первых месяцев советской власти сменился авторитаризмом, крепостничеством военного коммунизма. Оба эти полюса несут ценности сохранения ранее достигнутой эффективности, включая экономическую эффективность и в конечном итоге оказались неспособными превратить рыночные ценности, соответствующие формы труда в господствующие.

3. Распад утилитаризма привел к возникновению дуальной оппозиции "умеренный утилитаризм — развитый утилитаризм". Специфика исторического пути российского общества оказалась такова, что между этими формами наряду с взаимопереходом наблюдался антагонизм вплоть до гражданской войны, возникшей в результате краха общества и государства в 1917 г, как, впрочем, и между полюсами двух первых оппозиций. Результатом ее было разрушение развитого утилитаризма и либерализма. Они были раздавлены мощной активизацией вечевого идеала (традиционализма главным образом в его архаичных формах), объединившегося с энергией умеренного утилитаризма.

Исторически утилитаризм во всех его формах может рассматриваться как промежуточная форма между вечевым идеалом во всех его разновидностях и либерализмом, хотя здесь наблюдаются не только эволюционное движение, но и катастрофическое разрушение. Развитие нравственной основы труда может происходить эклектически и противоречиво.

Анализ истории России показывают, что организованная совокупность пар пластов культуры, формирование иерархии дуальных оппозиций форм нравственности позволяет создать целостную картину вариантов способности субъекта к хозяйственным инновациям, возможных переходов от господства одних нравственных идеалов к другим. На этой основе, например, массовые повороты к древним ценностям в России можно описать как инверсионный переход от господства пласта культуры с более высоким уровнем медиации к господству культуры инверсионного типа. Взаимопереходы между пластами культуры в России оказывались устойчивыми, что позволяет говорить о существовании циклов смены господствующих нравственных идеалов российской истории.

Три рассмотренных типа дуальных оппозиций свидетельствуют о необходимости рассматривать российское общество как переходное в том смысле, что оно сочетает противоречивые взаимоисключающие неустойчивые нравственные тенденции, включая этику труда: от возможности медленного повышения значимости этики рыночных отношений, труда, направленного на диалогизацию общества на основе развитого утилитаризма и либерально-модернистской нравственности, до попыток быстрого поворота к господству древних нравственных форм на основе традиционализма, архаизации, к господству натуральных форм труда, чреватых возвратом к крепостничеству, как например, в советский период.

Добавить комментарий