Детей надо любить

Татьяна Батенёва

Есть ли для любого нормального человека, любой нормальной семьи что-то дороже и важнее, чем ребенок? Чем здоровье малыша, его радости и горести, мечты, его счастливое будущее?

Первый человек, которого встречает на земле ребенок, — это вовсе не мама или папа. Это акушерка, врач, медицинская сестра — те, кто принимает его, первыми берет на руки. Очень важно, чтобы эти руки были добрыми, умелыми, чуткими. Очень важно, чтобы таким оказался и детский врач, и сестричка, которая сделает первый в жизни укол, первую прививку… А важнее всего, чтобы родители не только умилялись появлению ребенка, не только радовались или тревожились, но вместе с врачами трезво, терпеливо и бережно пестовали его, делали все, чтобы тот рос здоровым, крепким, выносливым, оптимистичным.

Чтобы детская поликлиника не становилась местом запугивания и слез, чтобы в детских больницах не было места небрежности, грубости, непрофессионализму, чтобы в школе ребенок не приобретал опыта унижения и страха…

Именно детям посвящена и значительная часть национального приоритетного проекта «Здоровье», и новая демографическая программа, предложенная президентом. Но без участия самих родителей, рядовых врачей, учителей, воспитателей все благие начинания государства останутся просто перераспределением денег.

Болезнь педиатров — гипердиагностика

«У вашего ребенка перинатальная энцефалопатия!» — в последнее время такие страшные слова слышат большинство матерей сразу же после первого осмотра малыша в роддоме или детской поликлинике. В переводе с греческого перинатальная энцефалопатия (ПЭП) означает «возникшая во время родов недостаточность головного мозга». По некоторым данным, подобный диагноз сегодня ставят до 70% новорожденных.

Признакам ПЭП нет числа: продолжительный плач и вообще плаксивость, плохой ночной и дневной сон, частое сосание, срыгивания, вздрагивания или вскидывания рук и ног, трудности с засыпанием, когда малыш требует долгого укачивания на руках. Врач обращает внимание матери на нарушения мышечного тонуса — гипер- или гипотонус, назначает дополнительные сложные исследования…

И начинается многомесячное, а иногда и многолетнее лечение: препараты, улучшающие мозговое кровообращение (пирацетам, ноотропил, кавинтон), успокоительные (глицин, микстура с цитралью, валериана, иногда люминал или фенобарбитал), многократные курсы массажа и купания в сборах успокаивающих трав.

Но в научной литературе утверждается, что ПЭП диагностируется у новорожденных до 1,5-5% случаев. Откуда же такое несоответствие?

— Действительно, многие врачи ставят этот диагноз налево и направо, — разъясняет «Известиям» заместитель главного врача Института педиатрии и детской хирургии, кандидат медицинских наук невропатолог Алексей Крапивкин.

— Нередко основанием для диагноза называют гипертонус или, напротив, гипотонус мышц, забывая о том, что нормальный мышечный тонус формируется у новорожденного лишь к трем месяцам. Да и в целом у каждого ребенка индивидуальный темп развития, и его невозможно оценивать по усредненным критериям: в шесть месяцев обязан сидеть, в год — ходить и т.п. Педиатры нередко перестраховываются «на всякий случай», снимая с себя ответственность. В таких случаях здравые родители правильно делают, если обращаются к двум-трем другим врачам, а лучше всего — в то медицинское учреждение, в котором занимаются этой проблемой. Если там диагноз подтвердят, то и лечение назначат эффективное, а чаще всего «перестраховочный» диагноз просто снимут.

Физиолог Тарьяна Безруких: «Перегружая малышей, мы обрекаем их на хвори»

Многие детские болезни, трудности адаптации ребенка к школе, психологические конфликты возникают от непонимания того, как растет, развивается и взрослеет маленький человек. Об этом обозреватель «Известий» Татьяна Батенёва беседует с директором Института возрастной физиологии Российской академии образования академиком РАО Марьяной Безруких.

вопрос: В последнее время мы все чаще говорим и пишем о катастрофическом ухудшении здоровья детей, особенно в школьные годы. Ваш институт давно ведет углубленные медицинские исследования в разных регионах России. Что происходит с детьми?

ответ: О катастрофе говорить вряд ли правомерно. И в 70-е годы к первой группе здоровья относили не более 30% детей. Уверена, что в предшествующие годы их тоже было не больше. И сейчас цифры те же.

в: Но и 70% нездоровых — это слишком много.

о: У большинства из них вторая группа здоровья, то есть имеются функциональные расстройства. Часто они проходят с возрастом, особенно если родители и врачи уделяют им необходимое внимание.

Все недуги — от невнимания взрослых

в: А какие хронические болезни выявляются у детей чаще всего?

о: Лидирует в структуре заболеваемости кариес. Это, конечно, нехорошо, может привести к заболеваниям желудочно-кишечного тракта и другим опасным болезням. Но, согласитесь, это не школьная проблема, а родительская — воспитание гигиенических навыков, своевременное лечение у стоматолога и т.п. На втором месте — ЛОР-патология. Это тоже не столько школьная проблема, сколько экологии и семьи — если папа и мама курят дома, не бывают на воздухе, трудно ожидать, что у ребенка не будет проблем с органами дыхания…

в: Следующая по частоте проблема наверняка нарушения осанки?

о: Да, считается, что эти нарушения возникают из-за неправильной позы за партой, ношения тяжелого портфеля и т.п. Но первопричиной часто служит неправильное питание ребенка до школы, недостатки формирования костного скелета и мышечного корсета, то есть нехватка движения. Эти три болезни составляют значительную долю всех отклонений в здоровье детей. И даже не школа как таковая, а школьные годы в совокупности ухудшают его.

в: Вы имеете в виду дополнительные занятия, которые многие родители считают необходимым приплюсовать к школе?

о: И непомерные нагрузки, и отсутствие культуры питания и движения, и неправильный образ жизни, усвоенный в семье, и вредные привычки, которые появляются у ребенка, а самое главное — стрессы, которые он без конца испытывает, нередко с самого раннего возраста.

в: Cтрессы от конфликтных ситуаций?

о: Прежде всего мы выделяем стресс ограничения времени, тот цейтнот, в котором живет ребенок в эти годы. Мы загоняем его в цейтнот нередко уже в три года, когда мама тащит его сначала на плавание, потом в музыкальную школу, потом на верховую езду и т.п. Родители могут делать это из лучших побуждений, и ребенок может справляться с непосильными нагрузками какое-то время. Но чтобы расти и развиваться — психологически, физически и личностно, — ему необходимо время для расслабления, для ничегонеделанья, просто поваляться на диване, на полу, поиграть. Он устает жить бегом.

в: Но многие родители говорят, что сначала он сам хватается за все, всего хочет, а потом ко всему теряет интерес.

о: До 10-12 лет заинтересовать его просто, он не умеет рассчитывать свои силы, субъективно своего утомления не ощущает. Когда я слышу от мамы: если ему что-то интересно, он готов заниматься этим часами и не утомляется — это первый признак безграмотности родителей. Он утомляется, просто вы этого не видите. Беда таких стрессов в том, что негативный результат накапливается и проявляется неожиданно.

в: Какие признаки неблагополучия в здоровье должны знать родители?

о: Любые нарушения сна (ребенок спит беспокойно, разговаривает во сне, потеет, часто просыпается или никак не уснет или, наоборот, сел ужинать — и заснул), любые страхи — темноты, бабы-яги и т.п. Повторяющиеся навязчивые движения, подергивания рук, плеч, ног, покряхтывания, постоянные пошмыгивания, запинки в речи. И если эти симптомы не единичные, а повторяются изо дня в день — это признаки неблагополучия.

Перегрузки есть, а поблаженствовать некогда

в: Сейчас многие дети не хотят идти даже в первый класс — они-то когда успели переутомиться?

о: Лет 30-40 назад не было детей, которые не хотели идти в первый класс. Сейчас таких 83% среди тех, кто прошел дошкольную гимназию! Это не значит, что с ребенком не надо работать до школы — но как, в какой форме, сколько? Многие мамы стремятся «дать как можно больше» — водят ребенка по театрам, выставкам, развлечениям. Но постоянное эмоциональное подстегивание — это тоже нагрузка.

в: И что тогда делать? Вообще ничем ребенка не «нагружать»?

о: Если одним словом выразить, как родители должны относиться к ребенку, я бы выбрала слово «адекватно». То есть в соответствии с возрастными возможностями и индивидуальными особенностями. В каждом возрасте есть очень разные дети.

в: Вот, к примеру, агрессивные дети, злые, постоянно конфликтующие со сверстниками — откуда они берутся?

о: Считается, что агрессия — это почти всегда ответ на жестокость, давление. Недавно на отдыхе я наблюдала русскую семью: муж с женой, молодые, видимо, успешные. И мальчик трех лет, которого они звали официально Василий и которого допекали и изводили бесконечными и непомерными требованиями: не так сел, не так повернулся, не туда положил вилку… И чуть что он делал не так, ему говорили: «Вон из-за стола, подонок! Пошел вон, скотина!» Я не могла вмешаться по этическим соображениям. Но если бы могла, я бы сказала: «Уважаемые родители, вы получите ответ по полной программе лет через семь или даже раньше!» Потому что это скручивание пружины не может длиться вечно, оно чревато одним — тяжелейшим неврозом и ответной агрессией. Вы бы видели выражение лица ребенка, с которым он бил и пинал свой мячик, когда, наконец, выскакивал из-за стола! Он обязательно принесет агрессию и в школу.

Учитель и родитель не могут быть врагами

в: Откуда тогда неврозы у детей мягких, добрых родителей?

о: Но это ведь может быть и неявная агрессия в маске мягкости. У меня был на приеме ребенок, мама которого рассказывала, что она не золотая, а бриллиантовая, никогда не ругает ни за поведение, ни за плохие оценки. Но сын плохо спал, плохо ел, у него были страхи, навязчивые движения — весь комплекс невротических расстройств. Выяснилось, что при малейшей ошибке, проступке сына мама так страшно огорчается, что ложится на диван и «умирает». Это самая бессовестная форма давления на ребенка. Но есть и еще более сильная форма — отлучение от себя. «Уйди от меня, я тебя не люблю», — говорят малышу, не подозревая, что наносят ему тяжелейшую травму. А если ребенку-подростку говорят «Я тебя видеть не могу!», не стоит удивляться, что ребенок этому верит. И очень часто подростки говорят: «Мои родители меня не любят, я им не нужен». К сожалению, культура взаимоотношений в семье, взаимоотношений родители-ребенок, учитель-ребенок, учитель-родители подчас очень низка.

в: Редкие родители не жалуются на школу, на учителей своего ребенка.

о: Учитель и родители часто рассматривают друг друга как противников. Существуют даже тренинги так называемой «черной риторики», в которых с удовольствием участвуют и педагоги: на них учат, как настоять на своей точке зрения, как взять верх над противником и т.п. А уж «убить» учителя насмешкой, сарказмом родителю ничего не стоит. Но если учитель и родители начинают войну, жертва в ней одна — ребенок. Учитель и родители могут быть только союзниками.

в: Все больше детей, которым ставят сложные психоневрологические диагнозы, — их действительно стало рождаться больше?

о: Думаю, что налицо гипердиагностика, своего рода «мода на диагноз». Вот сейчас, к примеру, чуть не каждому первокласснику ставят «синдром дефицита внимания с гиперактивностью». Но у большинства детей это возрастные особенности, связанные с функциональным развитием мозга. И если ребенок 5-7 лет часто отвлекается, не доводит дело до конца, быстро теряет к чему-то интерес, это не значит, что его надо лечить! Более того, правильная дошкольная подготовка с учетом их особенностей даже детям с истинным синдромом дефицита внимания позволяет абсолютно нормально адаптироваться к школе.

Терпение в аптеке не купишь. А жаль!

в: Еще одна беда: многие дети не умеют общаться, конфликтуют со сверстниками и из-за этого не любят школу.

о: Реализуя в школах новую программу ранней профилактики наркотизма «Все цвета, кроме черного», которая развивает навыки общения, мы убедились, что дети не знают элементарных речевых формул: как попросить о помощи, как выразить сочувствие, обиду или восхищение. Мы спрашиваем: «Если тебе непонятен материал, как ты скажешь об этом учителю?» Чаще всего отвечают: «Я не скажу». А это тоже стресс: они не знают, как признаться в непонимании, чтобы не вызвать гнева или насмешки. Но этому можно научить… Обучения нет без права на ошибку. Это должны понять и учителя, и родители.

в: Какую ошибку родителей вы назвали бы самой типичной?

о: Мы часто от детей хотим того, чего сами не делаем. Если в семье не читают, почему ребенок должен читать? Если окружающие не трудятся, его нельзя научить трудиться. Нельзя научить аккуратности, если близкие неаккуратны. И еще: нам часто не хватает терпения. Как только ребенок перестает соответствовать нашим представлениям, притязаниям, мы выражаем недовольство. Расти, взрослеть — тяжелый труд. И если родители внимательны и терпеливы, они должны понимать: всему свое время.

Какая вы мамочка?

Сотрудники Научного центра психического здоровья РАМН провели исследование формирования материнского поведения и его влияния на психическое развитие детей раннего возраста — с этапа беременности до достижения ребенком возраста 4 лет. Результаты оказались ошеломляющими: поведение лишь 3-4% матерей можно назвать по-настоящему материнским. Другие своим поведением провоцируют различные отклонения в психическом и физическом развитии ребенка.

— Материнство — не только биологическая, но и социальная функция, комментирует результаты руководитель исследования доктор медицинских наук Галина Козловская. — Его ценность определяется обществом. Поэтому кризис материнства, который мы наблюдаем, — это, без сомнения, кризис социального свойства.

Психологи выделили четыре типа материнского поведения.

Надежная мать — всегда обращается с ребенком спокойно, доброжелательно, безотказно приспосабливает свою жизнь к нуждам ребенка, создает у младенца чувство безопасности, доверия к людям и миру, ощущение, что он любим.

Тревожная мать — их около 15% — наполнена гипертрофированным чувством ответственности, фиксирована на физическом здоровье ребенка в ущерб психическому, ограничивает его контакты с окружающим миром. Не спускает ребенка с рук, но гиперопека лишь мешает его развитию.

Депривирующая мать (депривация — отказ, лишение. — «Известия») — сознательно отказывает ребенку в своем внимании, игнорирует потребности ребенка. Выяснилось, что таких матерей больше половины.

Мать, отстраняющаяся от воспитания полностью или частично, всегда занята, ей недосуг. Ребенком, как правило, занимается няня или бабушка. В основе такого поведения недостаток ласки, желания общаться — то есть просто любви к ребенку.

Болезнь века: ожирение

Из каждых 100 российских детей еще до школы у 16 отмечается избыточный вес. В младшем школьном возрасте он есть у 21% мальчиков и 24% девочек. В 80% случаев возникшая в детстве полнота не покидает человека уже никогда.

Чрезмерный жир особенно у детей приводит к развитию сердечных заболеваний и диабета в молодом возрасте. Кроме того, происходят изменения со стороны других внутренних органов (дыхательной, мочевыделительной, костно-мышечной систем, желудочно-кишечного тракта, центральной нервной системы, трофические поражения кожи). У многих нарушается половая функция, ожирение может быть и фактором риска ряда онкологических заболеваний.

Причины детского ожирения — ошибки взрослых: неправильное вскармливание грудных младенцев, неправильное питание детей дома и в школе, увлечение сладостями, в том числе и сладкими газировками, а также «мусорной едой» — чипсами, сухариками, разными булочками, гамбургерами и т.п.

Болезнь века: кариес с первого зуба

По статистике уже в 3 года около половины российских детей страдает кариесом, к 12 годам — более 70%, причем каждый такой ребенок имеет не менее 4 кариозных зубов, к 16 редко у кого нет хотя бы одного удаленного зуба. К 35 годам лишь 1% россиян имеет здоровые зубы.

Провоцирует развитие кариеса стрептококк, живущий в полости рта. Он превращает сахара в кислоту, которая разъедает эмаль зубов. В рот ребенка стрептококк попадает, как правило, в самом раннем возрасте от взрослых — если мать или бабушка облизывает соску, дает что-то ребенку из своего рта, со своей ложки или вилки. Бурное развитие кариеса провоцирует подслащенное питье — соки, компоты, чаи, — которое ребенку часто дают ночью. Многие родители не озабочены гигиеной полости рта ребенка, не приучают его чистить, полоскать зубы, а также регулярно посещать стоматолога.

Принято считать, что больные молочные зубы вообще лечить не нужно — «сами выпадут». Зубы-то выпадут, но кариес останется во рту навсегда. Кроме того, нелеченый кариозный зуб — постоянный источник инфекции, которая может вызывать самые разные болезни — от гастрита до менингита, от проблем с сердцем до бесплодия.

Известия

Добавить комментарий