Об одном приговоре американского суда

Зайченко А.С.

Мы публикуем этот материал, поскольку в нем, по нашему мнению, отчетливо представлена американская концепция достоинства государства и личности, показана неразрывная связь между уважением к личности и уважением к государству.

В России мало кто знаком с недавней историей попытки воздушного терроризма, когда преступник зашел в самолет американской авиакомпании с бомбой, вмонтированной в обувь, и попробовал взорвать ее? Знаете ли вы, что суд закончен? Что этот человек был осужден? Слышали ли вы комментарии по этому случаю? Думаю, что нет. Хотя всем, в том числе в России, будет интересно узнать, что сказал судья. Дело вел судья Вильям Юнг, Окружной суд Соединенных Штатов.

Перед вынесением приговора, судья спросил ответчика, хочет ли он что нибудь сказать. После признания своей вины перед судом, обвиняемый Рейд заявил о «своей верности Осаме Бен Ладену, исламу и религии Аллаха», добавив: «Я не буду извиняться за свои действия» и «Я воюю с вашей страной».

Итак, 30 января 2003 г., США против Рейда. Судья Юнг:

«М-р Ричард К. Рейд, выслушайте приговор, который суд выносит вам.

По 1, 5 и 6 пунктам обвинения суд приговаривает вас к пожизненному лишению свободы в тюрьме, находящейся в ведении министра юстиции США. По 2, 3, 4 и 7 пунктам, суд приговаривает вас к 20 годам лишения свободы по каждой статье последовательно (к 80 годам в общей сложности).

По 8 пункту обвинения суд приговаривает вас к 30 годам лишения свободы, которые добавляются к уже имеющимся 80 годам. По каждому пункту обвинения суд налагает на вас штраф в размере 250 тысяч долларов, что в совокупности составляет 2 миллиона долларов. Суд принимает рекомендацию правительства относительно возмещения убытков и требует от вас возмещения убытков Андре Буске в размере 298,17 долларов и Американским Авиалиниям в размере 5.784 долларов.

Суд налагает на вас дополнительный штраф в размере 800 долларов.
Согласно постановлению суда, вы должны находиться под наблюдением в течение пятилетнего срока после выхода из мест лишения свободы. Но пожизненное заключение есть пожизненное заключение, так что данное постановление не будет исполнено.

Данный приговор вынесен в соответствии с нашим законодательством. Это честный и справедливый приговор.

Теперь позвольте объяснить вам нашу позицию. Мы не боимся ни вас, ни ваших сообщников-террористов, ни ваших хозяев мистер Рейд. Мы американцы. Один раз мы уже проходили через огонь. Сегодня мы слышали здесь слишком много разговоров о войне. Здесь, в суде, мы общаемся с людьми, с каждым в отдельности. И стремимся к справедливости.

Вы для нас не вражеская сторона. Вы не воин. Вы террорист. Называть вас солдатом – слишком много чести для вас. Даже если вас так называют государственные чиновники, ваш адвокат, или вы сами о себе так думаете. Вы не солдат – вы террорист. Мы не ведем переговоров с террористами. Мы выслеживаем их одного за другим и отдаем в руки правосудия.

Поэтому разговоры о войне здесь неуместны. Вы большой человек. Но не настолько большой. Вы не воин. Я знал воинов. Вас нельзя отнести к ним. Вы террорист – преступник, виновный во множестве умышленных убийств. Когда вас провожали с самолета в полицейский участок, и вы поинтересовались, где же журналисты, полицейский Сантьяго очень правильно заметил: «Вы — не очень важная фигура».

Вы, действительно, не очень важная фигура.

И ваш адвокат, и наши присяжные, и я пытались понять, что заставило вас совершить этот поступок. Что привело вас в этот зал суда?

Я выслушал то, что вы говорили. И я прошу вас спросить себя, что за непреодолимая ненависть заставила вас совершить этот поступок. У меня есть ответ на этот вопрос. Возможно, он вам не понравится, но, читая протокол заседания, я ясно вижу этот ответ.

Вы ненавидите то, что для нас наиболее драгоценно. Нашу свободу. Нашу личную свободу. Свободу жить так, как мы хотим, идти туда, куда хотим, свободу верить или не верить. Здесь сам ветер несет свободу, от моря до моря. Именно потому что мы ее так высоко ценим, вы находитесь здесь, в зале суда. Чтобы каждый мог видеть, что наше правосудие справедливо и беспристрастно. И именно во имя свободы ваши адвокаты так борются за вас.

Мы, американцы, заботимся о свободе. Ибо мы все знаем, что все эти и будущие процедуры над вами, мистер Рейд, есть мерило наших свобод. Вместе с тем, мы должны не допустить ошибки. Верно то, что мы заплатим любую цену, вынесем любые испытания, чтобы сохранить нашу свободу. Оглянитесь вокруг. Запомните этот суд. Мир не запомнит ваших или моих слов, сказанных сегодня. Послезавтра все будет забыто, но наша свобода останется.

Здесь в этом суде проходит обычный суд. В судах всей Америки, американцы также являются свидетелями обычных судебных дел. Они приходят туда смотреть не войну, а присутствовать на судебных разбирательствах. Сам Президент Соединенных штатов, через своих полномочных представителей – судей, назначаемых лично им, — должен участвовать в каждом судебном разбирательстве и представлять свидетельства, в соответствии с которыми каждое дело будет справедливо рассматриваться. На основании этих свидетельств, присяжные – свободные граждане будут судить демократично с тем, чтобы выразить и адекватно выразить наше национальное чувство справедливости.

Вы видите этот флаг, мистер Рейд? Это флаг Соединенных Штатов Америки. Он будет здесь, когда все, происходившее в эти дни, забудется. Этот флаг – знак свободы. И всегда им останется.

Охрана, уведите его».

Каждый должен услышать то, что сказал этот американский судья. Это — сильные слова, которые обращены как для друзей, так и врагов.

Интересно, а что и как говорят в подобных случаях (которых, к сожалению, было гораздо больше) российские судьи.

Добавить комментарий