Лечите нас быстрее!

Татьяна Батенёва

Одной из важных составных частей приоритетного национального проекта «Здоровье» является строительство в регионах новых медицинских центров по оказанию высокотехнологичной медицинской помощи населению. По постановлению правительства первые четыре таких центра должны войти в строй уже в текущем году, но регионы стали сомневаться в этом. Они выполнили первую часть своей работы и замерли в ожидании, когда их подхватит центр. А в центре вышла заминка, решать которую, видимо, придется вмешательством Дмитрия Медведева.

Регионы соперничали за право получить новые центры на свою территорию, невзирая на затраты. По условиям, предложенным Минздравсоцразвития РФ, на местах должны были взять подготовку площадки, подвод коммуникаций, строительство нулевого цикла, обучение и создание социально-бытовых условий для персонала. Центр же взял на себя поставку и монтаж модулей будущих центров, оснащенных всем необходимым оборудованием. Более 20 регионов боролись за право получить престижную стройку. Первыми выбрали Пензу и Астрахань (кардиохирургические центры), Чебоксары и Краснодар (центры травматологии и ортопедии).

— Площадка рядом с областным онкодиспансером, на проспекте Строителей, подготовлена, подведены все коммуникации, — сообщил «Известиям» начальник отдела технадзора Управления капитального строительства Минздрава Пензенской области Валерий Родионов. — Пока ждем расчетов по нагрузкам на фундамент.

— Сетевой график работ на стройплощадке рядом с краевой клинической больницей выполняется неукоснительно, — отрапортовал заместитель начальника департамента здравоохранения Краснодарского края Сергей Стриханов. — Краевой бюджет выделил на стройку 250 млн рублей. Параллельно готовим кадры, обучаем молодых докторов на лучших центральных базах. За счет этого уже резко увеличили количество высокотехнологичных операций в травматологии, ортопедии, эндопротезировании.

— Стройплощадка у нас практически готова, проведена линия электроснабжения, закуплена новая котельная, — рассказал первый заместитель министра здравоохранения Астраханской области Халил Галимзянов. — Нам выделены 22 места в целевой аспирантуре, с сентября молодые врачи начнут учиться на лучших базах в Санкт-Петербурге, Самаре, Новосибирске. Договорились и об обучении нескольких врачей в кардиохирургической клинике в Германии.

А в Чебоксарах на сайте Минздрава Чувашской Республики уже опубликовали и общий план, и строительный макет будущего центра.

— Поэтажный план центра был прислан из Росздрава, — пояснил «Известиям» главный специалист Евгений Салмин. — На его основе в институте «Чувашгражданпроект» был создан примерный объемный макет. Дальше будет разработан рабочий проект здания.

Сейчас работы на объектах практически заморожены — строить фундаменты нельзя, пока не пришлют из центра расчеты по нагрузкам на них. А выполнять их пока некому — генеральный подрядчик, которого должны были выбрать по конкурсу, еще не выбран. Тендер, объявленный Росздравом в мае, не состоялся — ни один из двух его участников не смог выполнить условия, поставленные конкурсной комиссией. В конце июля пройдет новый конкурс, в августе подведут его итоги. Теперь, когда создано новое Федеральное агентство по высокотехнологичной медицинской помощи, все эти функции перейдут от Росздрава к нему. На создание нового агентства, укомплектование его кадрами и передачу дел может уйти не меньше трех месяцев. Так что, по всей видимости, объявленные сроки пуска первых четырех центров, если не будут предприняты экстренные меры, будут перенесены на следующий год.

Чем новые центры будут отличаться от тех, к которым привыкли?

По замыслу авторов проекта, в них будут тиражироваться новейшие медицинские технологии и применяться зарубежный опыт медицинского менеджмента. И если первое еще можно встретить в наших лучших медицинских центрах (особенно хирургического профиля), то со вторым у нас повсеместно беда. Те, кто бывал в лучших европейских и североамериканских клиниках, обращает там внимание на четкость и скорость работы. Пациента стремятся как можно быстрее обследовать по жестким стандартам, быстро прооперировать или пролечить и как можно быстрее выписать — подчас еще не отошедшего от наркоза. Долечивание и реабилитацию, как правило, перекладывают на амбулаторное звено или на самого пациента и его лечащего врача. У нас же нередко и до операции, и после нее больные лежат в больнице неделями, оборот койки невелик, экономические параметры лечения врачей не волнуют — за это с них не спрашивают. Тем не менее у западной модели есть как горячие сторонники, так и не менее горячие оппоненты.

— Наши хирургические пациенты совсем другие, — изложил «Известиям» свою точку зрения один из авторитетных хирургов. — Там хирургическое лечение стремятся провести как можно раньше, у нас тянут до последнего. Наши больные — очень запущенные, поступают на операцию с несколькими сопутствующими заболеваниями. Поэтому, прежде чем прооперировать, мы стараемся их подлечить. Если бы у нас не было общетерапевтических отделений, смертность после операций была бы намного выше.

Академик Лео Бокерия: «Нам нужно делать в 6 раз больше операций на сердце»

Создание новых высокотехнологичных медицинских центров — важный шаг в развитии современной отечественной медицины. Об этом и о проблемах, которые предстоит решить, директор Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. Бакулева РАМН, академик Лео Бокерия беседует с обозревателем «Известий» Татьяной Батенёвой.

вопрос: Строительство новых центров должно сделать более доступной самую современную медицинскую помощь всем россиянам независимо от места жительства. А каковы наши потребности в современных операциях на сердце?

ответ: На протяжении последних 11 лет мы ведем такую статистику. У нас численность населения составляет около 145 млн человек, значит, по стандартам Всемирной организации здравоохранения, нужно выполнять каждый год не менее 145 тысяч операций на открытом сердце. Кроме того, требуется примерно 300 тысяч интервенционных вмешательств.

в: Давайте поясним читателям, что это такое.

о: Это вмешательства, которые осуществляются через сосуды, — ангиопластика, стентирование и т.п.

в: Получается, каждый год в помощи кардиохирургов нуждаются до полумиллиона россиян.

о: При аритмиях мы должны имплантировать примерно 600 кардиостимуляторов и около 150 кардиодефибрилляторов на 1 млн человек. Кроме того, в стране зарегистрировано 276 тысяч пациентов с пороками сердца — это все так называемая отложенная патология, накопившаяся за долгие годы. Плюс каждый год рождается 8,5-9 тысяч детей с врожденными пороками — если им не оказать помощь вовремя, 70% умрут в первый год жизни.

в: А сколько операций малышам выполняется в год сейчас?

о: В нашем центре в прошлом году выполнено 1300 операций новорожденным и детям до года, а всего в стране — около 1600. Реально необходимо 5000 операций в год.

в: Сколько же всего выполняется операций на сердце за год?

о: Всего около 25 тысяч операций с аппаратом искусственного кровообращения (АИК). Но я должен подчеркнуть, что за последние 10 лет мы прошли большой и эффективный путь. В 1996 году всеми центрами было выполнено всего около 6000 операций с АИК. А за прошедший год только наш центр с филиалом в Перми выполнил более 6000.

в: Одна из серьезных проблем: пациенты с сердечно-сосудистой патологией у нас очень тяжелые, случаи запущенные. Улучшит ли ситуацию строительство новых центров?

о: Несомненно, улучшит. Даже сегодня мы видим, что контингент больных в нашем центре все более сложный, потому что относительно простую кардиопатологию сегодня оперируют в очень многих клиниках. Я думаю, что лет через 10, когда начнем выполнять 60-70 тысяч операций с АИК в год, ситуация значительно разрядится.

в: При таком количестве операций мы приблизимся к лидерам?

о: Конечно, мы не догоним скандинавские страны, Германию или Францию. Тысяча операций на 1 млн человек — это минимальный уровень, в США сегодня выполняют 1620 операций на 1 млн человек, немногим меньше в Европе, Новой Зеландии и т.д. Но не будем забывать, что подобные операции в США делают 870 центров, а у нас — менее 80. Вот почему я от всей души приветствую строительство новых центров.

в: Нередко можно слышать упреки, что высокотехнологичные операции сегодня доступны лишь жителям Москвы, Санкт-Петербурга и еще двух-трех крупных городов, но не жителям дальних регионов.

о: Надо говорить правду — это не врачебная проблема. За это должны отвечать власти регионов, которые обязаны знать потребность своего населения в подобных операциях и финансировать их. Когда появится достаточное количество профильных больниц, когда врачи будут обеспечены хотя бы самым необходимым для таких операций, тогда можно будет предъявлять претензии им: у тебя все есть, почему больные не получают необходимого лечения?

в: Многие пациенты боятся операций на сердце, предпочитая оттягивать их до последнего. Считается, что операция тяжелая, риск велик, а качество жизни изменится не очень: зачем рисковать?

о: Категорически неверно: и мировой опыт, и наш показывают, что эти операции возвращают человеку здоровье. Риск, конечно, есть, но при многих видах операций смертность у нас равна 0. И чем раньше операция выполнена, тем риск меньше. Мы удлиняем продолжительность и существенно повышаем качество жизни. Наши пациенты часто говорят: «После операции я стал другим человеком». Есть и колоссальный экономический эффект — все это давно подсчитано. И чем раньше оказана такая помощь, тем лучше и для человека, и для его семьи, и для страны.

Нацпроект отвечает и слушает

Сообщения собкоров «Известий» комментирует руководитель Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития (Росздравнадзор) Рамил Хабриев:

— Специальная рабочая группа Росздравнадзора по координации приоритетного национального проекта «Здоровье» ведет мониторинг реализации проекта. Отзывы с мест говорят об успешной в целом реализации намеченных мероприятий. Однако опасения, высказываемые специалистами «Скорой помощи» из Калининградской области, требуют серьезного внимания. Хочу проинформировать читателей «Известий», что ежемесячно приемка автомобилей «скорой помощи» на «ГАЗе» проходит с участием комиссии Росздравнадзора, в составе которой есть и врачи-практики, и представители Национального общества врачей скорой медицинской помощи. До настоящего времени серьезных нареканий не было.

Прорабатывается и такой серьезный вопрос — как оснащение автотранспортом сельских участковых врачей. Это поручение дано первым вице-премьером Дмитрием Медведевым. Надеемся, что в 2007 году и сельские врачи получат автотранспорт.

Во многих регионах успешно подготовились и к установке нового диагностического оборудования, которое поступает туда. Но нас, к примеру, беспокоит положение дел в московских городских поликлиниках № 17, 26, 32, 61, 125, 192, 204, 211, 213, 214, 148, 170, 208, в противотуберкулезном диспансере № 5 г. Москвы, где ремонт рентгенкабинетов до сих пор не проводится. Причина в отсутствии проектно-сметной документации. Еще в марте-апреле 2006 г. эти учреждения заключили договоры на подготовку проектно-сметной документации рентгенкабинетов с ООО «Инеко-медиал проект», своевременно оплатили счета. Но по состоянию на конец июня проекты так и не представлены. Главные врачи не проявляют необходимой требовательности.

В Московской области подготовка к приему диагностического оборудования в целом удовлетворительная, за исключением МУЗ «Ликинская городская больница», где в назначенный срок не подготовлен рентгеновский кабинет. Из-за этого новый маммограф простаивает в коридоре поликлиники уже два месяца.

Все замечания и вопросы, касающиеся реализации нацпроекта, можно направлять по адресу: 109074, Москва, Славянская площадь, 4/1, а также по телефону: 8-495-29854801 или e-mail proekt@roszdravnadzor.ru

Известия

Добавить комментарий