Духовные аспекты общенациональной испорченности

Михаил Ситников

Коррупция как особый способ существования для неправового государства

Обсуждение традиционной для нас проблемы коррупции длится годами и десятилетиями, не принося при этом сколько-нибудь заметной пользы. Чередование властей, смена государственного строя на фоне неистребимого беззакония не особо влияют на образ жизни населения нашей страны. Не отражаются, как принято говорить сегодня, «на росте позитива в процессе эволюции общественного менталитета». Однако при постоянном, а временами достаточно бурном обсуждении этой проблемы нам удается успешно избегать ее осмысления. Ведь до сих пор, несмотря на то, что понятие «коррупция» принято считать однозначно негативным, обращение именно к ней с той же категоричностью воспринимается большинством из нас таким достоинством, как умение жить. С латыни, подарившей нам название этой «нормы» – corruptio, кроме значения «подкуп», переводится еще и как «порча». То есть, испорченность в результате использования каких-то властных и иных статусных возможностей или преимуществ с целью достижения личной или институциональной материальной выгоды. В русском языке определение такого явления звучит еще наглядней в словосочетании «продажа души», что наиболее близко к сущности коррупции. Потому что нелегитимная система отношений, которая вытеснила в России систему нормальных правоотношений, основанную на праве, законе и морали, несомненно, представляет собой патологию духовного порядка. Из того же ряда, что подлость, измена, предательство – в общем, «христопродавство», как говорили на русском Севере совсем еще недавно.

Когда еще в 2003 году в очередном послании Федеральному Собранию российский президент связывал коррупцию со спецификой или уровнем культуры отношений, присущей нам во всем, он был абсолютно прав. Так же, как прав был и митрополит Кирилл (Гундяев), который годом раньше, на XIV Рождественских чтениях заявлял, что все российские проблемы проистекают от «криминализованности хозяйственной жизни… и повсеместной коррупции». Но ни президент, ни митрополит не могли или не захотели сказать главного. Впрочем, таковы уж свойства нашего светского и духовного руководства: ни светские, ни религиозные российские институции в изучении этого явления никогда не углубляются далее симптомов, не идут далее чего-то, вроде «лечения сифилиса зеленкой». Они поочередно клеймят наиболее кричащие примеры преступной практики, но меньше таких примеров от того не становится, и вместо одного особо зарвавшегося и пойманного за руку участника коррумпированных отношений тут же появляются десятки и сотни других. Правда, и пойманные, до поры неуловимые, – всего лишь «стрелочники», которым по давней отечественной традиции приходится отвечать за более серьезных «машинистов». Сам же источник болезни, лежащий, как ни странно, на самой поверхности, остается не просто незамеченным, но и тщательно оберегаемым самим обществом. А то и сакрализуемым, с чем в последнее время доводится сталкиваться все чаще.

Наиболее наглядным и громким прецедентом участия в коррумпированных отношениях религиозных организаций за последние годы был скандал вокруг Элладской Православной Церкви. Митрополит Аттический Пантелеимон и митрополит Фессалиотидский Феоклит обвинялись в оказании давления на суд с целью освобождения уголовных преступников, архимандрит Яков Йосакис уличался в торговле наркотиками и хищениях церковных ценностей, а заодно был посредником между своим руководством и государственными структурами и т.д. Если вспомнить о высоком государственном статусе православной Церкви в Греции, то можно себе представить, какого уровня откровенности надо было достичь падению служителей Церкви, чтобы их деятельность была вынесена на суд светского общества. И насколько высоко значение религиозной морали в греческом обществе, чтобы такое падение нельзя было закамуфлировать неприкосновенностью церковной организации для оценки происходящих с ее участием преступлений. То ли дело в России, где примеры коррумпированных отношений с участием религиозных деятелей и целых организаций вместо того, чтобы грянуть громом с неба на головы гражданского населения, открыто освещаются в СМИ или представляются с высоких трибун. Да еще в качестве особых достижений и успехов, выдаваясь за позитив, скрываясь то под видом «процесса национального и духовного возрождения», то под сенью «возврата собственности религиозных организаций», то совсем просто – под эгидой …религиозной практики.

«Совсем просто» потому, что с этим видом коррупции сталкивается практически каждый верующий россиянин, независимо от конфессии, к которой он принадлежит, за редкими исключениями, быть может, приверженцев нескольких некоррумпированных сравнительно малых религиозных организаций, именуемых главенствующей конфессией вкупе с антирелигиозниками «сектами». К примеру, прямая связь величины «пожертвований» с оперативностью и качеством отправления обрядов (погребения, религиозного брака, освящения помещений, средств транспорта и т.д.) не только не секрет для российского православного, мусульманина и проч., но и воспринимается всеми, как едва ли не «богоданность». Глубина абсурдности такого действа, как покупка «духовного товара», совершенно не воспринимается абсолютным большинством россиян, имеющих дело с религиозными организациями. Если же кто-то, будь то мирянин или священнослужитель, задумывается об этом, да еще, не дай Бог, высказывает мысль, что оптово-розничная «торговля благодатью» в самой сути своей отдает кощунством, то такого немедленно записывают чаще всего в сумасшедшие, но, случается, и в еретики.

Так что же говорить о соблюдении принципа «ты мне — я тебе» в особо крупных масштабах, когда мощное религиозное объединение предоставляет свои услуги государственной власти для достижения желаемого результата на выборах или в проведении других пропагандистских кампаний? Ведь делается это в обмен на исключительно материальные блага – финансовые и правовые льготы, а теперь и на отчуждение общенациональной собственности, что несоизмеримо с «мелкими» интересами даже иных отдельных олигархов.
Абсолютная весомость материальных аргументов в современной России не делает никаких исключений для отечественных религиозных организаций, выстраивающих свой имидж на спекулировании высокими идеалами. Утверждать, что такой вид внутригосударственных или государственно-религиозных отношений, как системная коррупция, не может быть способом существования государства и общества, конечно же, нельзя. Примером тому служит вся российская история с редкими купюрами периодов правления отдельных правителей-реформаторов, вроде Петра или, скажем, Горбачева. Или история некоторых стран Азии и Африки, в которых до сих пор сохраняются средневековые принципы государственного устройства. Однако в системной форме и в таких тотальных масштабах, в каких существует она в современной России, коррупция полностью исключает в государствах действия права. Этим и объясняется причина, по которой и сегодня из десятилетия в десятилетие законодатели и наращивают «вавилонскую башню» отечественного законодательства, а затем высокие чиновники растерянно причитают: «Почему же закон не работает?» Но он и не должен работать! Потому что коррупция, основанная на преследовании каждым ее участником исключительно собственных выгод, прямо противоположна праву, которое гармонизирует общественные отношения, защищая интересы всех их участников. Выражаясь наиболее понятным нашему обывателю языком, коррупция – это когда «по понятиям», принятым в отдельной субкультуре. А право – когда «по закону», основанному на морали и справедливости.

Таким образом, в условиях коррупции тоже можно существовать. А кое-кому можно жить при ней очень даже припеваючи. Уровень получаемого блага зависит всего лишь от того, чтобы не продешевить, продавая собственную душу, честь и совесть. А тем более не промахнуться, выставляя на торги имя Божие. Если вспомнить о неизмеримых до сих пор запасах сырья или стабилизационном фонде, в условиях коррупции кому-то какое-то время можно оставаться даже весьма состоятельными материально. Ведь далеко не бедны были, наверное, торговцы в храме до того, пока не изгнал их оттуда Христос. Так что не парадокс, что в храме России, иной раз парадоксально оскверняемом с использованием имени Христа, им тоже пока неплохо.

Портал-Credo.Ru

Добавить комментарий