Российский формат

Вячеслав Никонов, президент Фонда «Политика»

И в жизни, и в политике очень важно правильно оценивать свои возможности и исходя из этого строить свои планы и стратегии. Чтобы не переоценить свои силы и не перенапрячься, не проявить самонадеянность. И чтобы не испытывать комплексов, ставить высокие задачи и добиваться большего.

Современную Россию часто называли и называют «Верхней Вольтой с ракетами», подчеркивая, что она слаба и ее место в клубе великих держав, в «большой восьмерке», весьма условно. Одновременно с этим существует и прямо обратное представление о России: как о возрождающейся сверхдержаве, способной поддерживать паритет чуть ли не со всем остальным миром. Оба эти мнения ложны. Россия — не Верхняя Вольта и не сверхдержава и не имеет шансов в ближайшее время ими стать.

Хорошим поводом и отправной точкой разговора о месте нашей страны в мире может служить недавно выпущенная Институтом мировой экономики и международных отношений РАН книга «Мировая экономика: прогноз до 2020 года» под редакцией академика Александра Дынкина.

Экономический прогноз довольно оптимистичен для всей Земли. В ближайшие полтора десятилетия темпы прироста глобального ВВП составят 4,2-4,4%, что выше, чем в начале XXI века. Россия будет развиваться быстрее — в среднем на 6% в год. В расчете по паритету покупательной способности рубля мы были четвертой экономикой накануне распада СССР, стали десятой к 2000 году, а к 2010-му окажемся седьмыми, обойдя по ходу Бразилию, Италию и Францию. В 2020 году российский ВВП будет пятым на планете, опережая английский и германский и уступая только показателям Китая, США, Индии и Японии. Тогда на Россию будет приходиться 3,2% от мирового ВВП. Не сверхдержава, но страна, вполне соответствующая статусу «восьмерки».

Конечно, по ВВП на душу населения мы уступаем и будем уступать другим участникам клуба. Если в 1990 году Россия по этому показателю была 37-й — рядом с Венгрией и Тайванем, то к рубежу веков скатилась на 59-е место — между Турцией и Ботсваной. В 2010-м, по прогнозу ученых, мы поднимемся на 47-е место — после Хорватии и впереди Чили, а в 2020-м — с 26,8 тыс. долл. на душу — на 40-е, догнав-таки Португалию и Объединенные Арабские Эмираты. Однако следует заметить, что в десятку стран — лидеров по среднедушевым доходам из нынешней «большой восьмерки» входят только США и Канада, остальные ее члены занимали и будут занимать места во второй и третьей десятках, заметно уступая таким государствам, как Люксембург, Катар, Норвегия, Гонконг, Ирландия, Австрия, Исландия.

Демографическую проблему авторы прогноза не склонны преувеличивать, полагая, что и в 2020 году нас будет больше 140 млн человек. Основания для этого есть. Меры по стимулированию рождаемости и снижению смертности уже потихоньку начали давать свой эффект, как и все более осмысленная миграционная политика. Но при этом рост населения в других странах — прежде всего развивающихся — продолжится, а это значит, что доля россиян среди живущих на планете будет сокращаться — до 2% и ниже.

Политический прогноз делать сложнее, чем экономический, больше переменных и неопределенностей. Но здесь тоже есть некие константы, которые вряд ли сильно изменятся к 2020 году. Мы по-прежнему будем самыми большими по территории, единственным в мире не просто евразийским, но и евротихоокеанским государством. Энергетическая сверхдержава — не стратегия развития, а констатация факта. К 2020 году природные кладовые России не сильно оскудеют, а энергопотребление в мире возрастет на треть по сравнению с нынешним уровнем. Россия будет в ядерном и космическом клубах, хотя сами они будут менее эксклюзивными, количество их участников заметно прибавится.

Какую модель экономической и политической системы мы имеем шанс обрести? Американскую, германскую, шведскую, китайскую? Полагаю, что все-таки российскую. Наш генетический код, наша исконная матрица будут при всех общественных переменах стремиться воспроизвести самих себя. В России будут демократические и рыночные институты, государство с весьма слабым разделением властей, что заложено в Конституции и вряд ли изменится; с неформальным правом, часто берущим верх над формальным; с повышенным уровнем коррупции и чиновничьего предпринимательства. Страна окажется все сильнее интегрированной в глобализирующийся мир, постоянно испытывая при этом соблазн идти своим путем. Наша тяга к самобытности, стремление быть похожими только на самих себя будут вызывать привычное раздражение со стороны наших западных партнеров, которые всегда ждали от нас подобия и послушания.

Пятая экономика в мире к 2020 году — не слишком ли оптимистичен такой прогноз? Думаю, что нет. Схожие выводы содержались в вышедшем четыре года назад и ставшем уже классическим прогнозе развития мировой экономики, который подготовила компания Goldman Sachs. Он тоже давал нам 5-6-е место, только немного позже. Но и мы пока растем быстрее, чем предсказывалось.

Итак, исходя из адекватной оценки места России в сегодняшнем и завтрашнем мире, у нас не должно быть оснований ни для глобального прожектерства, ни для самоуничижения. Россия — не сверхдержава, но она, безусловно, одна из великих держав. У нее достаточный потенциал для того, чтобы укрепляться в качестве самостоятельного, суверенного центра силы.

А сам мир, судя по всему, будет двигаться ко все большему концерту великих держав, которые постараются не доводить отношения друг с другом до опасной черты. Как не стали они это делать на встрече в немецком Хайлигендамме, накануне которой страсти били через край.

Известия

Добавить комментарий