«Кто ты — тварь дрожащая или право имеющий?»

Роман Лункин

Тульские «сектанты» и сотрудники Миссионерского отдела Тульской епархии РПЦ МП представляют собой две стороны русской души

В сознании российского общества живет постоянный и трудно излечимый комплекс неполноценности, боязнь обвинений в ущербности государственного устройства, в духовной и мировоззренческой поврежденности Церкви, в неправильности и отсталости исторического пути Руси-России и т.д. Этот комплекс был сформирован еще в советское время, хотя до революции его ощущали западники и радикальные патриоты, видевшие в западных идеях одни беды. Однако в царское время настроения общества в целом, да и идейные мучения и искания интеллигенции, в частности, не были окрашены в болезненные тона, а оставались в русле трудного пути европейского развития. Тогда не было ощущения страшной пропасти, разделяющей нас от Европы, а сейчас такое ощущение есть. Поэтому характерная черта общественных настроений современной России – острая поляризация взглядов (хотя по телевидению этого и не увидишь).

В религиозной сфере эта поляризация происходит в рамках противостояния православных сектоведов и представителей «нетрадиционных» Церквей и новых религиозных движений, которых часто называют «сектантами».

Есть множество примеров антисектантской борьбы и скандалов на этой почве, которые происходили в большинстве регионов страны. Инициаторами критики «сектантов», среди которых смешиваются различные течения – от протестантизма до «Аум Синрике», чаще всего становятся представители епархий – миряне или священнослужители, которые специализируются на сектоборчестве. Для многих протестантских пасторов, очевидно, что подобную политику проводит руководство Московской патриархии, хотя столь резко, как отдельные «сектоведы», церковные иерархи, конечно, не высказываются. Кроме того, самый известный «сектовед» профессор Александр Дворкин, глава Центра св. Иринея Лионского, приезжает в регионы читать свои лекции только по благословению местного архиерея. Справедливости ради надо сказать, что светские журналисты со слов «сектоведов» с удовольствием описывают те ужасы, которые творят «сектанты», а чиновники не придают этому значения, так как для карьеры в России главным остается показать свои хорошие отношения с РПЦ МП.

Конфликт в Тульской области начался неожиданно для представителей епархии, которые вдруг прочитали в прессе о том, что евангельские церкви опасаются погромов со стороны православных после «антисектантских» статей. До этого, по крайней мере, несколько лет появлялись публикации против «сект», но такой реакции не было. Поводом для выступлений пасторов стало распространенное «сектоведами» заявление губернатора Тульской области Вячеслава Дудки (сделанное в начале августа 2007 года) об опасной активизации деятельности протестантских Церквей, а также о наличии в рядах миссионеров «нетрадиционных» общин «шпиона» или даже «агента военной разведки США». В тульской газете «Слобода» была опубликована статья, где на фоне слов губернатора говорилось о «сектах» и перечислялись реальные пятидесятнические и пресвитерианские церкви Тулы. В результате недавно созданное Объединение протестантских Церквей Тульской области (более 30 церквей – баптистов, адвентистов, пресвитериан, пятидесятников и харизматов) обратилось к губернатору с возмущением по поводу деятельности Миссионерского отдела епархии по разжиганию межрелигиозной розни. Свое мнение выразил и целый ряд пасторов Тулы и Тульской области – они и вступили в заочную перепалку с секретарем Миссионерского отдела епархии Алексеем Ярасовым, который невольно стал основным ответчиком за всю «антисектантскую» кампанию. Между тем, в Тульской епархии главными сектоборцами являются скорее Олег Сенин, депутатобластной думы от партии «Родина», который вместе с другим депутатом от «Родины» – Владимиром Тимаковым, вице-спикером думы, организовал фонд «Засечный рубеж» и издает газету «Засечный рубеж», где также публикуются «антисектантские» статьи. Олег Сенин устраивал акции против кришнаитов и раздачу листовок на улицах.

Помимо этого, в июне 2007 года сотрудники Миссионерского отдела Тульской епархии по благословению архиепископа Тульского и Белевского Алексия (Кутепова) вошли в состав членов Общественной палаты Тульской области. Возможно, кому-то это покажется удивительным, но председателем Комиссии по защите прав граждан в области общественной морали и духовной жизни ОП Тульской области стал глава Миссионерского отдела Тульской епархии протоиерей Олег Кузьминов, а его заместителем – сотрудник Миссионерского отдела, религиовед и журналист Валерий Отставных. Именно Валерий Отставных от имени епархии заявил о поддержке заявления губернатора Дудки о «шпионах» среди миссионеров «нетрадиционных» религий.

Все это говорит о том, что ситуация в Тульской области созревала давно и реакция протестантских церквей должна была последовать. Но остается неясным, почему в одних случаях протестанты выступают, а в других молчат, ведь «антисектантские» статьи печатают везде. Открыто противостоять профессору Дворкину решилась только пятидесятническая «Церковь Божия» в Ярославле, которая в газете «Екклесиаст» публиковала статью с критикой личности Дворкина. В большинстве других случаев протестантские церкви решаются выступить только тогда, когда затрагиваются их материальные интересы (отбирают землю, Дома молитвы и т.д.) или же статьи в прессе сопровождаются публичной поддержкой со стороны чиновников. Так, в Самарской области Объединение баптистов выступило против назначенного недавно губернатора, который назвал баптистов «сектой», а в Якутии Ассоциация церквей евангельских христиан высказала свое недовольство позицией республиканских чиновников, которые на страницах местной газеты обвинили протестантов в связях с Западом, в распространении тлетворного влияния США и т.п. Можно сказать, что прямо «антисектантская» деятельность православных скорее слишком волнует протестантов.

Большинство пасторов и епископов евангельских церквей России, от баптистов до харизматов, является представителями того крыла российского общества, которое полагает, что в нашей стране должна утвердиться демократия и принцип соблюдения прав человека в сфере свободы совести. Протестанты, как и большинство представителей интеллигенции, полагают, что это естественный путь для России – европейской по своей культуре страны. «Сектоведы», погромы, поджоги, статьи в прессе для протестантов – свидетельство нецивилизованности, дикости, каких-то советских архетипов то ли православного, то ли коммунистического сознания. Исправление этой дикости – дело времени и проповеди, которая сделает свое дело даже в нецивилизованном и невоспитанном обществе, которое еще пока присутствует в России.

Другое дело «сектоведы», которые вполне имеют право выражать свое мнение о других христианских церквях, которые православные считают отпавшими от истинной веры, зараженными бесовской прелестью и вредными для психического здоровья. В рамках РПЦ МП существуют различные богословские позиции – от гибких экуменических до жестких, отвергающих всякую возможность признания за «неопротестантами» (всеми, кроме лютеран, реформатов и методистов) наименования христианской Церкви. Однако даже в трудах радикальных «сектоведов» часто вполне представлена богословская позиция православия по тем «духовным порокам», которые свойственны, по мнению Александра Дворкина или же протоиерея Александра Новопашина – сектоведа из Новосибирска, «неопротестантам» и новым религиозным движениям в лице саентологов или мунитов.

Дворкин, Новопашин, Ярасов и другие «сектоведы» – православные патриоты, которые отказываются чувствовать свою обязанность по отношению к европейской культуре, а значит демократия не имеет для них никакой ценности и не за что оправдываться и оправдывать свою историю. Патриотический идеал, выраженный митрополитом Кириллом (Гундяевым) в концепции «русской цивилизации» или же православными «правыми» в «Русской доктрине», намеренно антидемократичен и направлен против соблюдения любых норм европейского общества.

Эти два разных пути, две различных стороны русской души по-разному отражают и комплекс неполноценности, который сидит в сознании русского человека. Протестанты строят цивилизованный европейский мир вокруг своего прихода, выходя за его пределы, когда их доведут до отчаяния, потому что многие пасторы смирились с существованием в де факто клерикальном полутоталитарном государстве. «Сектоведы» же часто не замечают, как их «антисектантские» обвинения становятся основанием для карательных акций (чаще всего негласных) против неправославных христианских церквей. А когда слово «секта» звучит от человека в форме пожарника, налогового полицейского, милиционера, от сотрудника регистрационной службы, прокуратуры – то «сектоведческая» полемика моментально теряет свое богословское значение, которое она бесспорно имеет. Это скорее основание для комплекса неполноценности.

«Портала-Credo.Ru»

Добавить комментарий