Нарколог Виктор Виленский: «Без Иисуса Христа решить проблемы наркомании и алкоголизма не реально»

Руслан КУХАРЧУК

Еще в средине 90-х квалифицированный киевский нарколог Виктор Виленский совершенно не планировал уезжать из столицы. До этого он прошел путь участкового нарколога, ординатора наркоотделения и заведующего наркологическим отделением киевского наркодиспансера. Там было 35 коек, из которых 5 — реанимационные. В отделение попадали алкоголики с психозами (белая горячка), с тяжелыми запоями и наркоманы в абстиненции (ломка). Свою миссию Виктор Юрьевич начал на рабочем месте. Каждый день, выписывая очередную партию пациентов, собирал их на короткую проповедь и молитву. На виду у всего отделения. Сегодня он рассказывает, что уже тогда мечтал организовать христианский стационарный реабилитационный центр. Потому что успел разочароваться в эффективности лечения в светских медицинских центрах.

В Евпаторию Виктор впервые попал в 1997 году. Его пригласила поместная Церковь «Благая весть», чтобы помог начать реабилитационное служение. Тогда вместе с пастором он пошел на прием к мэру города. И городской голова после пятиминутного знакомства заявил: «Это нужное дело, переезжайте в наш город, я помогу с жильем, с помещением под реабцентр».

А еще через год Виктор Юрьевич отказался от должности завотделения в столице и отправился в Евпаторию. Теперь он признается, что когда уезжал в Крым, даже не предполагал, что «настолько там застрянет». «Когда с работы увольнялся, главврач мне сказал, что в течение года я могу вернуться, а он на мое место пока поставит исполняющего обязанности», — рассказывает наш собеседник.

Виленский так и не вернулся. Теперь он возглавляет один из наиболее известных в Украине христианских реабилитационных центров «Свобода», а также является пастором местной мессианской общины «Хава нагила», что переводится «Давайте радоваться».

Вместе с ним в Крым переехала жена Надежда и двое детей. «Надя — очень верный человек и служитель, я благодарен ей за поддержку и мужество, — рассказывает Виктор. — Уже здесь в Крыму у нас родился третий ребёнок. В конце беременности жена чуть не погибла. Сначала была в реанимации в евпаторийском роддоме, а потом в областной больнице в Симферополе. В этот период она сказала мне, что у неё есть понимание от Бога — назвать ребёнка Аароном. Врачи собирались досрочно делать кесарево сечение, уже завезли её в операционную, а потом передумали, и ребёнок появился девятимесячным. Сначала я записал его в ЗАГСе Виктором, а потом всё-таки переписал на Аарона».

Сегодня евпаторийский реабцентр «Свобода» одновременно может вместить на стационар 25 человек в мужском отделении и 10 — в женском. Первые христианские амбулаторные группы для наркоманов и алкоголиков в городе начали действовать еще в 1998 году, а уже через год отремонтированное подвальное помещение приняло первых реабилитантов на стационарный курс. Теперь он продолжается минимум шесть месяцев. Сюда приезжают люди из многих стран бывшего СССР. Некоторые из них до этого уже испробовали множество методов, чтобы оставить наркотики и алкоголь, прошли множество реабилитационных программ. Теперь возлагают надежду на «Свободу».

Виктор Виленский получил четкое призвание от Бога заняться реабилитацией наркоманов и алкоголиков еще в средине 90-х. Однажды он был на ночной молитве в Церкви «Живое слово» (пастор — Анатолий Гаврилюк). Молитва состояла из отдельных условных блоков — за разные нужды. Уже в третьем часу ночи у Виктора появляется мысль-молитва к Богу: «Если есть Твоя воля, чтобы в нашей Церкви было служение освобождения от наркомании и алкоголизма, пусть пастор помолится об этом». И к его большому изумлению в тот же момент пастор вдруг резко прекращает предыдущую молитву и говорит: «А сейчас мы будем молиться о спасении и освобождении наркоманов и алкоголиков».

Виктор Юрьевич Виленский обратился ко Христу в 1993 году. Первый раз с должности завотделения наркологии уволился еще в 1989 году. Тогда же пошел работать психотерапевтом Киевского психодиспансера. Параллельно прошел курсы по иглорефлексотерапии, и активно применял ее. Позже уволился из поликлиники и начал проводить массовые психотерпаветические сеансы, путешествуя по городам Украины и России.

— Вы себя считали экстрасенсом?

— Да, на то время я прошел всевозможные курсы экстрасенсов: и Кандыбы, и Игнатенко. И еще сотрудничал с одним невропатологом. Он владел оккультным лечением очень мощно, делал операции без ножа. Я у него немножко учился. Если бы Бог меня из этого не выдернул, то закончилось бы это не хорошо, конечно.

— Как вы оставили оккультный путь?

— В 1992 году я проводил массовые сеансы в городе Суземка Брянской области в городском Доме культуры. В этом же зале христианские миссионеры проводили служения. Как-то после сеанса они подошли ко мне, мы пообщались. Через два дня начали происходить такие невероятные вещи, что я вынужден был убежать из этого города на ночном поезде, не закончив намеченные сеансы. Теперь я понимаю, что те верующие хорошо за меня помолились… Это был последний раз, когда я проводил психотерапевтические сеансы. Помню абсолютно неожиданное для меня стенание и сокрушение перед Богом спустя несколько месяцев, когда я, находясь один в квартире, вдруг упал на пол и выл, плакал, просил Бога, чтобы Он что-то сделал и изменил в моей жизни…

И в 1993 году я пришел в Церковь по приглашению одноклассника. Однажды я проснулся с необыкновенной радостью внутри и четко знал, что сейчас поеду туда, куда он меня пригласил. Мне сразу понравилась там атмосфера. В конце служения они фактически вытолкали меня на покаяние. Тогда я слабо представлял, что это такое, но молитву произнес. Как раз через пять дней было водное крещение, но сатана делал все, чтобы меня не допустить к этому. Все же утром я поехал на крещение. До сих пор помню очень удивительное ощущение, физическую легкость в те дни.

На следующий день после крещения, в воскресенье, встал утром, хотел позавтракать и как бы слышу голос: «Не ешь». Я же еще не знал, что Бог может говорить. Не поел, пришел в церковь, а там была молитва о крещении в Духе Святом. Тогда же Бог и крестил меня. А поскольку я до этого занимался экстрасенсорикой, сильно меня Господь в тот день освобождал.

Буквально через короткое время после покаяния мне звонят из наркодиспансера и спрашивают, не хочу ли я вернуться и работать завотделением. Я сказал, что подумаю. В это время во Дворце спорта была конференция с участием Давида Хасавэя. Я там служил в группе порядка. Помню, был призыв, чтобы те, кто хотят служить Богу, вышли вперед. Вышло много людей, я — тоже. На следующий день, во время перерыва в конференции, я очень сильно ощутил водительство Духа Святого, Он буквально повел меня в то отделение в наркодиспансере.

Когда я приехал, все были на месте — начмед, главврач, завотделом кадров. Меня хорошо встретили, я сказал, что согласен возвратиться, но предупредил, что уверовал в Бога, что буду больным проповедовать Евангелие, и что если они не согласны, нужно сразу это оговорить. Главврач говорит, мол, нет проблем, единственное, попросил: «Не надо из отделения делать учреждение культа» (улыбается. — Р.К.).

Я стал людям говорить о Боге. Каждый день выписывалось 8-12 человек. Перед выпиской я всегда собирал их и говорил Евангелие, но к покаянию не призывал, пока не произошел один случай. Лечился парень-наркоман из Сургута, 19 лет. Его переводили после медикаментозного первичного курса в отделение социально-психологической реабилитации. Вечером я с ним говорил, он был очень открыт, если бы я предложил ему покаяться, он бы это сделал. Но я подумал, что он не готов после всех этих медикаментов, психика затуманена, может, не стоит, мол, мое дело посеять. Короче, его перевели в другое отделение, и вдруг я узнаю, что через несколько дней он там умер от передозировки. Какой-то наш киевский наркоман принес ширку прямо в палату. Это не редкость: если не следить за режимом, обязательно проникают наркотики.

Для меня это был стресс, я понял, что Бог меня подтолкнул не только говорить людям Евангелие, но и призывать их к молитве покаяния на месте же. С тех пор я принял решение это делать. Каждый день, когда выписывались люди, я их собирал, говорил Евангелие, и мы вместе молились молитвой покаяния. Припоминаю, когда говорил Евангелие, меня как будто что-то душило, чувствовалось духовное противостояние. Да еще, как только собирал 10-12 человек перед выпиской для молитвы, начинал разрываться телефон, звонки, я отключаю телефон, начинали в дверь тарабанить, зовут куда-то срочно, даже в окно стучат — «вас срочно вызывает главврач». Сатана настолько не хотел, чтобы эти люди слышали Евангелие.

Короче, оборот людей был очень большой. Это же острое отделение. Каждый день до 12 человек выписывались. Я их ежедневно перед выпиской собирал. За время моей работы в отделении молитву покаяния произнесли несколько тысяч человек. Этих же людей направлял в известные мне амбулаторные христианские реабцентры.

— Как же вы начали свой реабцентр?

— Первые амбулаторные группы мы начали проводить прямо на территории нашего отделения. Одно из помещений освободила лаборатория, и там решили сделать гостиную для родственников — специально ее оборудовали. Я иду к главврачу, говорю, так и так, предлагаю начать от Церкви христианские группы реабилитации. И он дал добро, плюс еще разрешил проводить такие группы в других помещениях. Тогда мы начали проводить шесть раз в неделю амбулаторные группы для алко- и наркозависимых — молились, читали Библию, общались.

— Когда в 98-ом приехали в Евпаторию, как все началось? Мэр дал добро, исполнил свое обещание на счет помещений?

— К сожалению, наземного помещения он не дал. Хотя мы надежду не теряем, что будет выделена земля и мы сами построим здание. Нам сразу выделили полуподвальное помещение 300 м2, потом мы взяли еще одно. Сейчас у нас 600 м2. Это подвальные помещения в пятиэтажных жилых домах: в одном — мужской центр, в другом — женский центр и некоторые служения мессианской общины там проводим.

— У жителей домов претензий не возникает?

— Были претензии, что мы громко молимся, подавали жалобы, приходили из санстанции, замеряли шум. Но Господь нас хранит. Дело в том, что ночью мы там не молимся. Мы это делаем днем, когда по закону допустим высокий уровень шума.

Недавно нам подарили под Евпаторией участок 30 соток земли, огороженный двухметровым забором из ракушняка, и домик из трех маленьких комнат. Сейчас мы активно осваиваем это подсобное хозяйство, посадили там 30 деревьев, овощи. Конечно, все делаем своими силами. Сарай для скота готовим, хотя пока еще опыта животноводческого не имеем. Придется приобретать (улыбается. — Р.К.). Конечно, это чтобы кормить реабилитантов, чтобы были свои овощи и свое мясо. Потому что аппетит хороший.

— Есть ли условное «сито», через которое вы пропускаете кандидатов на реабилитацию в свой центр? Какие к ним требования?

— Определенное «сито», конечно, есть. Человек предварительно должен пройти медицинское обследование. С ВИЧ мы принимаем. Далее ему предстоит принять участие в предварительных амбулаторных группах. Для этого человек приезжает в Евпаторию, поселяется на квартире и несколько дней ходит на подготовительные группы. Хотя бывают обстоятельства, когда мы принимаем без этого условия. Например, недавно пришел к нам парень пешком из Херсона, ноги избиты. Мы его, конечно, сразу взяли.

— Как проходит курс реабилитации?

— Главное, чтобы человек познал Господа, чтобы у него были близкие отношения с Богом. За это время обычно человек кается, принимает водное крещение, получает крещение в Духе Святом. Ну и, как в любом центре, тут и молитва, и общение, и трудотерапия. Идет активная обработка Божья. И человек рано или поздно становится перед выбором: он хочет меняться или не хочет. Кто хочет — смиряется, идет дальше.

— За счет чего вы живете? Достаточно ли случайных подработок? Может, рекомендуете реабилитантам делать пожертвование.

— В период становления центра основное финансовое бремя несла киевская Церковь «Живое слово», за что мы очень благодарны. А теперь мы пытаемся покрывать большую часть своих нужд самостоятельно. Весной-летом много заказов, это — грубая физическая работа, например, рытье канав, погрузка, разгрузка, вывоз мусора, демонтаж. По городу клеим объявления, мол, выполняем такие-то виды работ. Также рекомендуем, чтобы поступающие на реабилитацию жертвовали по 250 грн. в месяц. Это идет на питание и на коммунальные услуги. Если у человека нет возможности, то берем без всяких денег. У нас всегда есть несколько человек, которые проходят курс без этих пожертвований.

— Не секрет, что традиционная наркология не дает хороших результатов в лечении наркомании. Какова причина? В сравнении с ней насколько эффективнее христианская реабилитация?

— Корень наркомании и алкоголизма — духовный, это поражение человеческого духа, проклятие, чувство отверженности. Без Иисуса Христа решить такие проблемы не реально. Это как без подъемного крана строить высотный дом. «Кого Сын освободит, тот истинно свободным будет.» Свободу дает только Иисус и Дух Святой. Уже даже официальная медицина признала правомочность и обоснованность существования христианских реабилитационных центров.

Официальная наркология в рекомендации по реабилитационным центрам даже включила программу «Пізнай істину», утвержденную Минздравом. Это христианская программа реабилитации — покаяние, познание Иисуса Христа, молитва. Над ней работали ряд верующих экспертов. Так что христианские центры реабилитации по всей Украине могут смело в работе на местах апеллировать к этой программе, утвержденной на госуровне. Сейчас у нас в стране христианских реабцентров уже десятки, и все они имеют большой опыт в этой работе.

— Какой коэффициент полезного действия светской наркологии и христианских реабцентров?

— В светских реабилитационных центрах — лишь 2% стойких ремиссий (освобождение от наркотической зависимости от пяти лет и более. — Р.К.). В христианских реабцентрах — от 50 до 90%. Это абсолютно несопоставимые цифры.

— Как вы оцениваете наркологическую ситуацию в Украине?

— У меня впечатление, что она усугубляется, омолаживается. Появилось много так называемых «легких» наркотиков, психостимуляторов — экстази, ЛСД, трамадол. Развивается индустрия «кислотных» дискотек. Недалеко от Евпатории проводят фестиваль Казантип — сатанинское поклонение. Там «колеса» и «трава» почти узаконены. Как правило, рано или поздно «легкие» наркотики приводят к переходу на «тяжелые».

— Какое время бывший наркоман должен быть христианином, прежде чем идти на «наркоточки» проповедовать?

— Я думаю, что внедряться в эту среду безопасно года через два после обращения. И то — идти с кем-то, не бывшим наркоманом. А если речь идет не о наркоточках, то пусть проповедуют сразу после покаяния. Конечно, жатвы много, а делателей мало…

КАМЕНЬ Краеугольный

Добавить комментарий