ВТО ударит по нашим карманом

Елена Шишкунова

Судьба нашего сельского хозяйства под угрозой. Европа и США не разрешают нам поддерживать сельское хозяйство как мы хотим. Снизим субсидии — дешевые продукты из Европы разорят наших фермеров. Откажемся — отложим вступление в ВТО. «Известия» выяснили, что принесет ВТО каждому из нас.

Помните анекдот? Приходит муж домой и говорит: «Жена, я в партию вступил». А жена ему в ответ: «Вечно ты во что-нибудь вляпываешься». Примерно так же у нас оценивают участие России во Всемирной торговой организации. Кто-то говорит — вступим, а кто-то — вляпаемся. И уже понятно, что сколько бы ни усердствовали политики, выторговывая самые лучшие условия нашего вступления и тем самым отодвигая его сроки, в скором будущем нам всем жить в новой экономической реальности.

В среду в Женеве главный российский переговорщик Максим Медведков снова торговался по поводу того, на каких условиях нам вступать. Он сказал, что «все переговоры могут быть завершены до конца года». Впрочем, государственные «оракулы» в своих предсказаниях ошибались уже не один раз и не два. И на этот раз главный камень преткновения — уже не пограничные переходы в Абхазии и даже не пиратские диски, а поддержка сельского хозяйства. Медведков пытается согласовать государственные субсидии в размере $9,2 млрд ежегодно, но члены ВТО против. И это при том, что сами тратят на поддержку фермеров гораздо больше.

Но какое бы решение ни было принято, после нашего вступления в ВТО потребитель выиграет. Может, не сразу, но приход иностранных конкурентов сделает продукты дешевле, технику — лучше, а кредиты — доступнее. Хотя в нашем МЭРТе и обещают, что будут бороться с недобросовестной конкуренцией, используя «защитные, антидемпинговые, компенсационные меры и субсидии».

Самое чувствительное у нас сельское хозяйство. Российские производители и сейчас не всегда могут устоять перед дешевым импортом. Именно поэтому на переговорах разгорелись жаркие споры. Мы хотим тратить на субсидии до $9 млрд в год, хотя Евросоюз поддерживает своих фермеров более чем на $22 млрд. Но и такие условия наших коллег не устраивают.

Мясо

Своего мяса нам, как известно, всегда не хватало. Мы импортируем и свинину (в основном из стран Евросоюза), и говядину (из Бразилии), и мясо птицы (США, конечно). В прошлом году, по данным таможни, Россия купила 1,31 млн тонн мяса (на 3,5% больше, чем в 2005 году) больше чем на $3 млрд.

Чтобы вдохнуть жизнь в российских сельхозпроизводителей, еще в 2003 году российское правительство пошло на радикальные меры — попросту ввело квоты среди государств-поставщиков. Тогда эта мера имела успех: поставки импортного мяса сократились. США и Евросоюз, конечно, возмутились и даже пригрозили воспрепятствовать нашему вступлению в ВТО, но вскоре привыкли. Тем более что квота на каждую страну была даже выше средних объемов импорта.

Сейчас нам свое мясо девать уже некуда, так что до 2009 года квоты точно не отменят. Потом их действие могут продлить, а могут и отменить. Но даже в этом случае, обещают в Минэкономразвития, «сохранится достаточная тарифная защита нашего мясного рынка, которая будет значительно выше существующей внутриквотной пошлины». Другими словами, ставки пошлин станут чуть выше, чем сейчас.

Впрочем, не все производители в этом так же сильно уверены. К примеру, вице-президент Росптицесоюза Сергей Лисовский (он-то, кстати, и намерен составить конкуренцию американским куриным окорочкам) уверен, что со вступлением в ВТО Россия потеряет отрасль, если только не введет специальный закон для всех продовольственных сетей, который обяжет их размещать на полках прежде всего российские продукты. Он даже снял документальный фильм о вреде ВТО, который в МЭРТе назвали контрпродуктивным. Но о новых правилах для торговых сетей в правительстве тем не менее уже задумались.

Что это означает для нас с вами? Вряд ли с открытием границ импортеры завалят нас мясом. В общем-то дальше некуда. Сейчас импортная продукция поставляется и по квотам, и вне квот, и контрабандой тоже. На данный момент для российского правительства главная задача — пустить наше мясо в переработку.

Фрукты

Овощи и фрукты в России — главный двигатель инфляции. Зимой они традиционно растут в цене (не сезон), а последние годы стали «подводить» и летом. Есть надежда, что после вступления в ВТО ситуация изменится к лучшему. «Россия либерализует условия поставок на свой рынок не произрастающих у нас овощей, фруктов и орехов, в особенности овощей и фруктов в зимний период», — отметили в МЭРТе.

Больше половины всех съедаемых нами овощей и фруктов — это импорт. Причем в последнее время объемы поставок из-за рубежа все растут. К примеру, если в 2000 году российские граждане скушали 1,8 млн тонн фруктов, то в прошлом уже больше 3,5 млн тонн. Больше всего потребители уважают яблоки, бананы и цитрусовые, и если таможенные ставки будут снижены, импортеры обещают наполнить рынок под завязку. И цены снизить соответственно.

Алкоголь

Тенденция такова, что российские граждане постепенно переходят с «беленькой» на более дорогие и благородные напитки. Со вступлением в ВТО власти только расширят народную тропу к виски и коньяку. За них теперь производители будут платить пошлину не два евро за литр, а полтора.

Заградительная пошлина на спирт не снизится (сейчас это 100%, но не менее 2 евро за литр), а вот ставки пошлин на иностранные вина сократится с 20 до 12,5%. Разве плохо, если ассортимент станет больше, а цены ниже? Ведь наши производители хорошее вино делать до сих пор так и не научились, а приличное импортное дешевле 100 рублей за бутылку днем с огнем не найдешь. Так что наши власти, можно сказать, всеми силами прививают населению культуру пития.

Лекарства

На импортные лекарства России придется снизить пошлины с 15% до 5—6,5%, а на лекарственные субстанции, из которых в основном производят свою продукцию отечественные компании, до 2—3%. Кроме того, отечественным производителям нестандартных препаратов (трав, настоек) придется задуматься о будущем. Замглавы департамента торговых переговоров МЭРТа Андрей Кушниренко заявлял «об уменьшении этого рынка почти до полной ликвидации». Импортеры, в свою очередь, получат в поставках настоек полную свободу.

По данным агентства «Фарм-эксперт», в натуральном выражении импортных лекарств в аптеках треть, а в ценовом — больше 70%. Многие лекарства в России просто не производятся, поэтому, если облегчить их доступ на российский рынок, мы от этого только выиграем.

Эксперты, правда, сомневаются, что лекарства сильно подешевеют. «Снижение пошлин не отразится на цене товара в сторону уменьшения, так как растущий неудовлетворенный спрос (рынок растет на 30% в год), а также постепенное смещение потребительского спроса в сторону более дорогих препаратов является своего рода основополагающим фактором постепенного увеличения цены на лекарственные средства», — объясняет директор по маркетинговым исследованиям «Фармэксперта» Давид Мелик-Гусейнов.

Иномарки в небе…

В течение семи лет после вступления в ВТО пошлины на гражданскую авиатехнику будут снижены с 20 до 7,5 (для дальнемагистральных широкофюзеляжных самолетов) — 12,5% (для всех остальных). Это очень большая поблажка для иностранных производителей, но, с другой стороны, и семь лет — срок немаленький. За это время, может, и отечественное авиастроение выберется из кризиса, по крайней мере, у государственной Объединенной авиастроительной корпорации наполеоновские планы.

Уже объявлено, что Россия намерена составить конкуренцию иностранцам в производстве региональных, ближне- и среднемагистральных самолетов. Большие надежды — на семейство Sukhoi SuperJet 100 (бывший RRJ).

«Пошлины на ввозимые самолеты иностранного производства регулируются специальным приложением к протоколу о вступлении в ВТО, и Россия пока не планирует его подписывать, — отмечает руководитель аналитической службы агентства «АвиаПорт» Олег Пантелеев. — Таким образом, пока мы сможем сохранить действующий уровень пошлин, а российские авиастроители смогут пользоваться всевозможными поблажками. К примеру, возможны дотации из бюджета».

Но семь лет рано или поздно истекут, и российская авиаотрасль может столкнуться с серьезными проблемами. «Снижение пошлин может погубить целые подотрасли», — говорит Пантелеев. По его словам, было бы логично отказаться от запретительных пошлин на VIP-самолеты, которые в России даже и не думают производить, а также «пустить» к нам A380 и смягчить условия поставок Боингов-787 и A350. В производстве подобных машин мы не очень-то конкурентоспособны, и было бы глупо отказываться от хорошей иностранной техники. А вот Боинги-737 и A320 имеют аналог в России — Ту-204.

Так что, судя по всему, летать нам с вами на «Боингах» и «Аэробусах», что, согласитесь, в условиях тотального старения российского авиапарка не так уж и плохо.

…и на земле

По данным, представленным Ассоциацией европейского бизнеса в России, с начала года продажи иномарок выросли на 70% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Причем из пяти лидеров продаж три автомобиля — иномарки отечественные, то есть собранные с участием зарубежных производителей на территории России. Это и есть будущее российского автопрома. Без участия иностранцев российским производителям все равно не выжить, и вступление в ВТО тут ситуацию не ухудшит — потому что некуда.

Условия нашего присоединения к ВТО предполагают, что пошлины на ввоз готовых автомобилей снизятся с нынешних 25 до 15%. Вроде бы повод порадоваться тем, кто «Тойоты» принципиально заказывает из Японии, а БМВ — только в Германии. Но пошлины — не главная составляющая цены, отмечают эксперты. Тут имеют значение емкость рынка, готовность потребителя выложить за машину определенную сумму, курс доллара, наконец. Так что существенного снижения цен на готовые заграничные иномарки мы не дождемся.

Для менее привередливых автолюбителей подойдут и русские иномарки, которыми в ближайшие несколько лет иностранные производители обещали заполнить весь рынок. Те льготные условия, на которых они пришли и продолжают приходить в Россию (режим промсборки), глава МЭРТа Герман Греф пообещал им сохранить. «Нам удалось сохранить право использовать льготный период, предусмотренный вступлением в силу инвестиционных соглашений по автопрому, до окончания срока действия этих соглашений», — говорил министр. Так что Россия еще успеет вырастить свое поколение иномарок, прежде чем к нам хлынут их зарубежные двойники. И, кстати, не стоит ждать, что они так уж подешевеют. Зачем снижать стоимость, раз люди и так готовы платить?

«Плазма» будет доступнее

После вступления в ВТО импортерам бытовой техники и электроники также облегчат жизнь. Ставки пошлин обещают перевести на «платежеспособный уровень», чтобы исключить «серые» и «черные» схемы.

В России «серого» и «черного» импорта хоть отбавляй. Взять хотя бы мобильные телефоны. О том, что у нас чуть ли не 90% всех сотовых аппаратов ввозились по-серому (то есть под видом товаров, которые облагаются низкой пошлиной), заговорили после серии громких скандалов несколько лет назад. Как-то за один раз управление «К» МВД изъяло со складов тридцать тонн нелегально ввезенных мобильных телефонов — около миллиона трубок. После этого чиновники не раз обсуждали, не обнулить ли пошлины вовсе (сейчас они составляют 5%), но так и не решились. После вступления в ВТО процесс, видимо, пойдет.

«За последний год степень прозрачности рынка вообще и некоторых его сегментов в частности повысилась», — отмечает директор по связям с общественностью Ассоциации торговых компаний и производителей электробытовой и компьютерной техники РАТЭК Антон Гуськов. Остаются, правда, сложности с фото- и видеокамерами (не больше 21% от их общего числа ввозятся в Россию легально), а также ноутбуками (48%), но со снижением пошлин, надеется Гуськов, и этот вопрос решится. И государство наконец получит свой законный доход.

В конечном счете выиграет и потребитель. «Таможенные платежи закладываются в себестоимость, и если их доля снизится, то может снизиться и цена товара», — отмечает представитель РАТЭК. На руку нам и то, что конкуренция на рынке бытовой и компьютерной техники настолько жестокая, что производители и торговые сети используют любую возможность для привлечения клиентов. А лучшей приманки, чем низкие цены, еще не придумали.

Обувь

В русле подготовки к вступлению в ВТО пошлины на обувь уже начали снижать. Помимо заботы о потребителях, эти действия направлены также на борьбу с «серыми» схемами. «Когда в 1996 году ввели пошлину на обувь в размере 20%, официальный импорт стал резко сокращаться, а количество продаваемой обуви на рынке осталось прежним», — вспоминает исполнительный директор Союза производителей и импортеров Борис Фантаев. Официальный ввоз обуви упал через 2 года в 10 раз, а государство стало терять ежегодно более $100 млн.

Чего только не придумывали поставщики! Вот одна из таких «серых» схем: за границей покупается старый трейлер, загружается обувью и следует к российской границе. Растаможка, как правило, производится на одном из таможенных терминалов внутри страны, поэтому грузовик безо всяких препятствий пересекает границу и движется дальше. В условленном месте его встречают партнеры, перегружают обувь в другую машину, а трейлер выбрасывают. Всё — обуви нет!

В 2006 году пошлину понизили до 10%, но только для обуви, которая стоит больше 15 евро за пару (остальные платят по прежней ставке). Снижение пошлин сразу показало рост официального импорта. «Это вполне приемлемый уровень», — отмечает Фантаев. Понятное дело, импортеры не откажутся, если пошлину снизят еще больше, а особенно если ее распространят и на дешевую продукцию тоже. Но это может противоречить интересам отечественных производителей.

В настоящее время внутренние потребности в обуви почти на 70% удовлетворяются за счет импорта.

Берите шубы, пока не поздно!

Мех и кожу тоже освободят от дополнительных поборов, но, как поясняют в Минэкономразвития, речь идет не о готовой продукции, а о сырье — чтобы наши производители с помощью дешевых импортных «полуфабрикатов» сами шили куртки, дубленки и шубы.

Для тех же, кто манто отечественного производства все равно не наденет никогда в жизни, со вступлением в ВТО ничего не изменится. «Останутся практически неизменными пошлины на готовую одежду», — категоричны в МЭРТе. Впрочем, до вступления в ВТО время еще есть, и поставщики уже подсуетились. Пошлину на меховые изделия снизили с 20 до 10%, правда, пока только на 9 месяцев. Соответствующее постановление по коже ожидает своего часа в МЭРТе. Так что, пока в ВТО не вступили, стоит поторопиться. Дальнейших поблажек уже не будет!

Кредиты дешевле не станут

Вопрос, допускать ли филиалы иностранных банков в Россию, стал едва ли не самым скандальным на переговорах. Пустить — значило бы поставить наших банкиров в заведомо худшие условия по сравнению с иностранными конкурентами. И мы «отвертелись», как любил говорить ныне покойный первый зампред ЦБ Андрей Козлов. Иностранные банки, как и сейчас, будут работать в России с помощью своих «дочек», то есть по российским законам. Кроме того, Россия оставила за собой возможность ограничить присутствие иностранцев в российской банковской системе — если иностранных денег будет больше 50% (сейчас — около 18%), то «дверцу» прикроют. Таким образом, вряд ли со вступлением в ВТО для нас с вами что-то изменится — кредиты, к примеру, не станут дешевле. Ведь иностранные банки и сейчас приходят в Россию, и нашим банкирам приходится бороться с ними за каждого клиента. Так что только выбирать и радоваться можно уже сейчас.

Со страховыми компаниями все иначе. Через девять лет после вступления России в ВТО иностранцам разрешат открывать у нас свои филиалы — и тут уж кто не подготовился, тот и виноват. Перед нами вроде тоже откроется богатый выбор страховщиков, но, как отмечают эксперты, западные гиганты о прибылях думают больше, чем о клиентах. Так что для нас массированный приход иностранцев может быть чреват подорожанием страховых услуг при одновременном снижении их качества.

Известия

Добавить комментарий