Божьи благословения в истории российского предпринимательства

Зайченко А.С.

 

Истоки чудес

 

Ученые уже давно пришли к выводу, что христианская вера обладает мощным позитивным потенциалом не только морального, но социального и экономического оздоровления общества.  Уверовавший человек, который серьезно воспринял свои обязательства перед Богом и видит необходимость их исполнения в семье, труде, общественной жизни, будет использовать их по совести с полной самоотдачей, усматривая в этом высокий смысл лично для себя.  Такой человек становится социально активной личностью, ускоряющей развитие или перестраивающей общество в соответствии со своими новыми представлениями.

Историческая специфика русской христианской оппозиции состоит в ее, необычной для окружающих,  духовно-церковной активности и экономическом динамизме.  Негосударственные христианские церкви в России были ориентированы на претворение в практику Божьих предписаний о человеке. Церкви, земле, собственности, отношениях в производстве, семье и быту.    В то же время, кем бы ни считали себя сами последователи таких сект как старообрядческая, субботническая, духоборская, молоканская, баптистская,  меннонитская , в обществе они являлись носителями более демократических социальных установок, более прогрессивных экономических отношений.  В этом качестве их характеризуют созидательная идеология, психология и особенно хозяйственная активность.

Как и у протестантов Западной Европы XVI-XVII вв., в российских церквях неофициального христианства XVIII-XXI вв. сформировалось мировоззрение личности, осознающей свою индивидуальность, права и обязанности перед Богом и людьми, самоценность человека, полагающегося на свою активность, инициативность, трудолюбие, “здравый смысл”.  Как и западные протестанты-пуритане, многие представители гонимых русских сект исповедовали “евангелие отречения” т.е., с одной стороны, аскетизм в быту, отказ от удовольствий жизни, трудолюбие, а с другой — бережливость и стремление к накоплению. Например, личное поведение и потребление христововера было ограничено заповедями: 1) Вина и пива не пейте.  2) Блуда не творите.  3) На крестины, свадьбы и веселы беседы не ходите.

Для того чтобы поднять себя в собственных глазах, в глазах окружающих, сектанты исповедовали умеренность и строгость нравов, аскетизм личной жизни, чистоту тел и своих жилищ (как храмов Божиих).  Это стремление к самоутверждению через отрицание враждебно относившегося к ним окружения, послужило дополнительным (помимо доктринальных установок ценностно-идеологического мировоззрения) и мощным стимулом социальной и экономической активности.  Именно такая активность способствовала массовому появлению в среде российской христианской оппозиции успешных хозяйственных предприятий.

 

Вера дивные дивы творит

 

В нашей истории созидательный потенциал глубокой личной веры проявился в многочисленных и очень успешных хозяйственных проектах российских протестантов, к которым в данном контексте можно отнести староверов, молокан, духоборов, баптистов и последователей других христианских течений, долгое время преследовавшихся государством и православной церковью. 

Большое трудолюбие и хозяйственная хватка отличали староверов. Декабрист А.Е. Розен, сосланный  в 1830г. в Забайкалье, был удивлен их зажиточностью: «Поля и обработка полей представляют совершенство, между тем как в недальнем от них расстоянии селения и пашни старожилов показывают крайнюю бедность и разорение. «Отчего соседи ваши так бедны?» — спросил я хозяина моего. — «Как им не быть бедными, — ответил он, — когда в рабочую пору петух пропоет с зарею, то мы уже на поле и пашем в прохладе, а сторожил (православный) только что просыпается да принимается варить для себя кирпичный чай; пока он дотащится до поля, солнце уже высоко; мы оканчиваем первую упряжку и отдыхаем, а он в жар мучит себя и скотину свою; ни у него, ни у коня нет сил, так и запашка жалкая. Сверх того, старожилы пьянствуют, не берегут копейки, от того и не собирают капиталов».

 Н.А. Некрасов, знавший о сосланных в Сибирь староверах по рассказам вернувшихся из ссылки декабристов, посвятил им вдохновенные строки в поэме «Дедушка»:

Чудо я, Саша, видал:
Горсточку русских сослали
В страшную глушь, за раскол,
Волю да землю им дали;
Год незаметно прошел -
Едут туда комиссары,
Глядь - уж деревня стоит,
Риги, сараи, амбары!
В кузнице молот стучит.
Вновь через год побывали,
Новое чудо нашли:
Жители хлеб собирали
С прежде бесплодной земли.
 
Так постепенно в полвека
Вырос огромный посад -
Воля и труд человека -
Дивные дивы творят!
Как там возделаны нивы,
Как там обильны стада!
Высокорослы, красивы
Жители, бодры всегда,
Взросшие в нравах суровых,
Сами творят они суд,
Рекрутов ставят здоровых,
Трезво и честно живут,…
 
Это стихотворение Н.Некрасова неслучайно и в прошлом, и сегодня не включено в список не для изучения, но и прочтения в школе. 

Твердые, основанные на Евангелии религиозные, моральные и этические установки русских староверов, их стремление самоутвердиться и утвердить себя в глазах враждебного окружения в качестве людей, наделенных божьей благодатью, способствовали их активному предпринимательству в доступных для них по закону сферах деятельности: сельском хозяйстве, коммерции, промыслах.  Так, в 19-м и начале 20 веков в России появились многочисленные династии преуспевающих купцов, банкиров, заводчиков: Третьяковых, Рябушинских, Сытиных, Гучковых, Солдатенковых, Морозовых и многих других.  Многие из них стали широко известны своим меценатством и благотворительностью. Например, комплекс московских типографий Сытина по своей производительности обогнал лучшие мировые достижения американской компании Херста. Производственные достижения и социальное обеспечение рабочих на предприятиях крупнейших российских предпринимателей Сытина и Рябушинского были одними из самых передовых в мире для своего времени.  В начале ХХ века предприниматели из старообрядцев, несмотря на столетия гонений и малочисленность, составляли большинство от общего числа российских миллионеров.

 

Чудеса, разбросанные во времени и пространстве

 

Религиозные “отщепенцы” (термин, возникший именно в те времена и именно по этому поводу), переселяемые царскими властями, брали с собой не деньги, а сильную личную веру, духовные и моральные ценности, психологические установки и хозяйственные навыки. сложившуюся между ними систему отношений.

Практически везде, где было много свободной земли, где царский и религиозный гнет официального православия не ощущался так сильно, возникали успешные хозяйственные проекты российских протестантов. Известно, например, что в хозяйственном освоении Южной Украины крестьяне-молокане сыграли очень важную роль. Они давали основную массу товарного хлеба, овощей и фруктов в этом районе; в их хозяйствах значительного развития достигло тонкорунное овцеводство, многие промыслы.  То же можно было сказать о Приамурье, Закавказье и других районах России.  Хозяйства меннонитов, последователями одной из разновидностей европейского  протестантизма, на Юге России (особенно мукомольные предприятия) по своей продуктивности приближались к западноевропейским образцам. (Опять же: вся эта информация в России не публиковалась и была доступна лишь для отдельных исследователей).

Очень часто по соседству с бедным православным селением располагалась богатая деревня из сектантов переселенцев, которая служила показательным примером хозяйственного значения высоких нравственных норм, основанных на сильной вере.  В этой связи характерен пример, приводимый А.Е.Розеном в “Записках декабриста”.  В Бакинскую губернию на поселение была сослана группа русских молокан, их поселению власти дали уничижительное название “Пришиб”.  Жители этого села, отличаясь завидным трудолюбием, сплоченностью, дисциплиной, абсолютной трезвостью, стремясь доказать себе, и окружающим свою избранность перед Богом (“за что и пострадали от безбожных властей”), сумели за несколько лет отстроить новое село, купить тягловый и домашний скот, выйти на местные рынки и занять на них прочное место.  Село “Пришиб” стало самой красноречивой агитацией в глазах окружающих в богоизбранность поселенцев-молокан, истинности и благодатности их веры.  Начался приток новообращенных.  Встревоженный таким поворотом событий губернатор после неоднократных обращений в Петербург, добился высочайшего одобрения контрпропагандистского проекта.  Из лучших солдат-ветеранов Астраханского полка были отобраны добровольцы (все православные) на поселение в десяти верстах от с. “Пришиб”. Солдатам выписали невест из России, они получили субсидии на застройку, приобретение скота и инвентаря.  Новое село назвали не без умысла “Православное”.  Местные власти оказывали новым поселенцам явное предпочтение в виде налогов и торговых льгот. Идея проекта состояла в том, чтобы в мирном хозяйственном соревновании утереть нос раскольникам и отщепенцам. Однако пьянство, гульба, драки и разорения не обошли стороной новое поселение.  Через 10 лет уже новый губернатор с грустью рапортовал в центр, что “Православное” находится в запустении и привычной для России нищете.  Лучшие работники и их семьи перебрались в с. “Пришиб”, переняв веру сектантов.  Государственное пропагандистское мероприятие закончилось провалом. (Сведения об этом российские власти долгое время держали под запретом. Книга А. Розена была издана только за границей). И сегодня русские молокане — жители «Пришиба» (в составе уже независимого Азербайджана) ведут очень продуктивное, многоотраслевое  хозяйство. Практически по всем показателям производства они продолжают занимать ведущие места.

 

Баптистские колхозы

В советское время генератор экономического процветания в среде протестантских общин продолжал действовать.  Уже в 20-х годах в стране образовались многочисленные «сектантские коммуны». Например, в 20-х годах ХХ века весьма процветающими были коммуны баптистов и евангельских христиан такие как “Вифания”, “Гефсимания”. Организованные на принципах первых апостольских церквей, крестьяне “Гефсимании” вели высокопродуктивное животноводство, являясь эталонным хозяйством для крестьян Тверской губернии. Ее животноводческая продукция регулярно экспонировалась как образцы лучших достижений на Выставке Достижений Народного Хозяйства СССР. А.И. Проханов, посетивший коммуну в это время, мечтал о создании таких хозяйств по всей России не только как образцов экономического роста и процветания, но и как центров успешной евангелизации. Но коллективизация и репрессии коммунистов в одночасье покончили с этими высокопродуктивными хозяйствами.

В наше время явление высокой степени хозяйственной выживаемости и экономической мобильности христианских общин подтверждается примером села «Неудачное» в Новосибирской области, населенное меннонитами. Как и в случае с «Пришибом», видно  стремление властей через название села унизить жителей деревни. Они, как и подавляющее большинство российских протестантов, стремились вести «жизнь чистую»» не пить не курить, не совершать блуда, были трудолюбивы, экономны и скромны в бытовых притязаниях. Очень скоро жители села «Неудачное» стали преуспевающими, их реальные доходы были в несколько раз выше, чем у работающего населения соседних сел.

 

Твердое основание успехов

Принципы ведения своего бизнеса евангельские христиане России  всегда черпали непосредственно из Библии. Их основная часть базируется на доктринах личных отношений между верующим и Христом, Спасения через веру, всеобщего священства и других заповедях Евангелия. Но образцы некоторые норм поведения брались и из Ветхого Завета. Вот что сказано только в одной книге Священного Писания, Притчах Соломоновых: “Передай Господу дела твои и предприятия твои совершатся” (гл. 16,3).  “Неверные весы — мерзость пред Господом, но правильный вес угоден Ему” (гл. 11,1).  “За смирением следует страх Господень, богатство, слава и жизнь” (гл. 22,4).  “Немного поспишь, немного подремлешь, немного, сложа руки полежишь и придет как прохожий бедность твоя, и нужда твоя как человек вооруженный” (гл. 24,34).

Благодаря таким качествам христианства как глубокая убежденность в святости библейских истин, его беспредельным возможностям все объяснить, верующий человек приобретает в своих глазах ореол сверхобычности, “избранности”.  Результатом получения личностью Божественного дара в виде постоянного призыва к самосовершенствованию появляется такое раскрепощение от сковывающих уз, которого нельзя добиться никакими обычными средствами социальной активизации.  В этом смысле евангельское христианство играло и играет новаторскую роль, служит генератором мощных социальных и экономических преобразований.

Такая надежда оставлена Создателем и для России.

 

 

www.Gazetaprotestant.ru

Добавить комментарий