Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2007 год

Выдержки по проблемам свободы совести

1. О количестве и тематике обращений граждан.

<…> Напротив, почти не изменилась доля жалоб, связанных с реализацией гражданами их права на свободу совести. Дополнительная трудность работы с этой категорией жалоб в том, что поднимаемые в них вопросы, порой, умело "маскируются" должностными лицами, например, под хозяйственные или имущественные споры.

6. Право на свободу совести

В 2007 году исполнилось 10 лет со дня принятия Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях". Участники международных научно-практических конференций, организованных по инициативе Уполномоченного в Санкт-Петербурге и Перми, констатировали, что закон в целом позволяет обеспечивать соблюдение прав человека на свободу совести и является стабилизирующим фактором в диалоге между национальными и конфессиональными группами российского общества.

И все же, как показывает отчетный год, факты необоснованного ограничения прав верующих и религиозных объединений, проявления бюрократизма и необъективности при рассмотрении их обращений в органы власти и в органы местного самоуправления по-прежнему имеют место.

В 2007 году к Уполномоченному обращались представители 20 российских церквей и религиозных организаций. Как и прежде, наибольшее количество жалоб поступало от протестантских церквей и других условно причисляемых к "нетрадиционным" конфессий. Были, однако, обращения и от представителей так называемых "традиционных" религий – мусульман, православных, иудеев и буддистов. Практически неизменными остаются и волнующие верующих вопросы: возвращение церковной собственности, выделение земельных участков и выдача разрешений на строительство культовых зданий, произвол со стороны представителей силовых ведомств, некорректность или нетерпимость отдельных средств массовой информации.

Новым же поводом для обращений верующих к Уполномоченному стало введение в некоторых субъектах Российской Федерации обязательного преподавания учебного предмета "Основы православной культуры" в государственных (муниципальных) школах.

Сохраняли остроту проблемы межнациональной и межрелигиозной нетерпимости, насилия и вандализма на религиозной почве. Сообщения о фактах подобных противоправных действий появлялись в федеральных и региональных средствах массовой информации, содержались в обращениях граждан к Уполномоченному. Оперативно реагируя на эти сообщения, Уполномоченный направлял соответствующие запросы в федеральные и региональные органы власти, в органы внутренних дел и прокуратуры.

Поступавшие из правоохранительных органов ответы оставляют в целом двойственное впечатление. С одной стороны, факты противоправных действий, совершенных на религиозной почве, вроде бы не остаются без внимания, по ним проводится расследование, возбуждаются уголовные дела. С другой стороны, случаи, когда расследование по таким делам доводится до логического конца, а виновные лица устанавливаются и несут наказание, по-прежнему единичны.

В сентябре 2006 года были совершены нападения на синагоги в городах Астрахани и Хабаровске, а также на мечеть в Ярославле. Во всех трех случаях факты совершения преступлений сомнений не вызывали, а признаки их направленности на возбуждение национальной и религиозной вражды были, казалось бы, налицо. Тем не менее, уголовные дела по этим фактам были возбуждены только после вмешательства Уполномоченного. При этом оба дела о нападениях на синагоги были быстро закрыты за невозможностью установить виновных. После повторного вмешательства Уполномоченного дела были открыты вновь, но, судя по всему, расследуются неохотно и особой перспективы не имеют. По делу о нападении на мечеть виновные лица были все же установлены. Им было предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 282 УК РФ (действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды) и назначено наказание в виде условного лишения свободы и исправительных работ.

В целом представляется, что органы власти не уделяют должного внимания вопросам обеспечения безопасности молитвенных помещений культовых зданий и предметов культа. В итоге верующие, собираясь на богослужения и религиозные церемонии, порой не чувствуют себя защищенными государством, обоснованно беспокоятся о сохранности собственности своих религиозных организаций, в том числе имеющей немалую историческую и культурную ценность.

В свою очередь, недостаточная активность и результативность работы правоохранительных органов при раскрытии преступлений, совершаемых в отношении религиозных организаций, духовенства и верующих, порождает у преступников иллюзию безнаказанности.

Уполномоченный уделяет постоянное внимание вопросам выделения земельных участков для строительства культовых зданий, а также возврата культовых зданий, национализированных в советское время. Обращения по этим вопросам поступает к нему регулярно. Такое положение не удивляет. Земельные участки, особенно в крупных городах, ценятся высоко, а права на национализированные культовые здания их новые владельцы защищают всеми мыслимыми и порой даже немыслимыми способами. Нередко плохо приспособленные к мирским тяжбам религиозные организации имеют немного шансов преуспеть в их разрешении.

В отчетном году в результате вмешательства Уполномоченного были восстановлены права мусульманской общины г. Костромы и евангельских христиан-баптистов г. Мурома Владимирской области. Напротив, до сих пор не нашли своего положительного разрешения и потому остаются на контроле Уполномоченного аналогичные конфликтные ситуации в городах Москве, Астрахани, Воронеже, Красноярске, Моршанске, Рязани и Тамбове. В ряде случаев тяжбы о выделении земельных участков под культовые здания и о возврате культовых зданий длятся уже много лет. Следует подчеркнуть, что затяжной характер подобных тяжб нередко является прямым следствием неправильных и непродуманных решений органов власти. Показательна в связи с этим ситуация в г. Минусинске Красноярского края.

В 2005 году старообрядческая община г. Минусинска обратилась с просьбой об оказании содействия в возращении принадлежавшего ей ранее здания Вознесенской церкви, построенной еще в 1911 году на средства старообрядческой общины и, больше того, руками самих прихожан. В 1992 году здание, являющееся памятником истории и культуры, в нарушение установленных законом правил было приватизировано. Все многочисленные обращения верующих в администрацию Красноярского края и к главе администрации г. Минусинска оказались безрезультатны.

В своем обращении к губернатору Красноярского края Уполномоченный просил рассмотреть вопрос об инициировании иска о признании недействительной приватизации памятника истории и культуры – Вознесенской церкви и о возврате его в государственную собственность для последующей передачи верующим.

Еще летом 2005 года Управление имущественных отношений администрации Красноярского края обратилось в краевой Арбитражный суд с иском о признании приватизации указанного здания недействительной и о возвращении его в государственную собственность. На момент подписания настоящего доклада вопрос продолжает рассматриваться в судах различных инстанций: решение об удовлетворении иска то принимается, то отменяется, и конца тяжбе не видно. Верующим приходится проводить религиозные обряды и церемонии в квартирах и иных непригодных для этих целей местах, в то время как церковное здание, превращенное его незаконными собственниками в склад, разрушается и приходит в упадок.

В отчетном году Европейский Суд по правам человека вынес три постановления по жалобам российских религиозных организаций. Все в пользу заявителей. Удовлетворены: жалоба объединения Свидетелей Иеговы (г. Челябинск) на препятствия со стороны органов власти к проведению религиозных собраний; жалоба Саентологической церкви (г. Москва) на отказ в перерегистрации; жалоба церкви евангельских христиан "Благодать Христова" (г. Чехов, Московская область) на действия органов местной администрации, ограничивающие деятельность религиозной организации.

Стоит отметить, что во всех перечисленных случаях верующие ранее обращались за защитой своих прав к Уполномоченному. В его заключениях, направленных в органы власти и местного самоуправления, содержались конкретные рекомендации по устранению нарушенных прав верующих. Эти рекомендации выполнялись властями либо частично, либо игнорировались вообще. В итоге именно нежелание властей прислушаться к рекомендациям Уполномоченного вынудило верующих обратиться в Европейский Суд по правам человека. В свою очередь, Европейский Суд по правам человека, рассмотрев эти обращения верующих, указал на ранее уже выявленные Уполномоченным факты несоблюдения органами власти действующего российского законодательства о свободе совести, а также ст. 9 и ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Принимаемые в пользу российских верующих решения Европейского Суда по правам человека – свидетельство определенного "нездоровья" российской практики применения собственного законодательства о свободе совести. Характерно, однако, что, даже получив в Европейском Суде решение в свою пользу, верующие, как правило, не могут добиться восстановления своих нарушенных прав. Нелепость ситуации в том, что присужденные заявителям компенсационные денежные выплаты (достигающие порой 90 тыс. евро) Россией обычно производятся, но их нарушенные права все равно не восстанавливаются.

Таким образом, механизм исполнения Россией решений Европейского Суда по правам человека явно нуждается в совершенствовании. Эта задача должна стать первостепенной для Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека. Иначе дела о несоблюдении Россией собственного законодательства о свободе совести будут и впредь становиться предметом рассмотрения в Европейском Суде с вполне, увы, предсказуемым результатом.

В этом контексте следует упомянуть о решении Коптевского районного суда г. Москвы, признавшего "экстремистскими" ряд трудов исламского богослова Саида Нурси. Творчество С. Нурси имеет высокое духовное значение для современного исламского мира, а сам автор входит в число виднейших знатоков и толкователей Священной книги мусульман Корана. Его сочинения издаются во всех мусульманских странах, а также в России.

Председатель Совета муфтиев России, выражая свое неприятие того, как готовился и начинался судебный процесс "над религиозными книгами", в письме на имя Уполномоченного просил защитить мусульман и их веру от гонений, предотвратить вмешательство светского суда в проблемы духовного и вероисповедного характера.

Обращает на себя внимание, что исходное в этом деле обращение прокуратуры Республики Татарстан в Коптевский районный суд (2006 г.) инкриминирует гражданам в качестве нарушения Конституции Российской Федерации и законов просто сам факт их собрания на частных квартирах для ознакомления с религиозной литературой, в том числе с богословскими трудами С.Нурси. Эти труды были признаны судом экстремистскими только на основе заключения социально-психологической и психолингвистической экспертизы, проведенной сотрудниками Института языкознания и Института психологии РАН. Представленные же стороной защиты многочисленные экспертные заключения российских и международных религиозных центров и богословов, светских научных центров и религиоведов были судом проигнорированы.

В своем обращении в Коптевский районный суд Уполномоченный просил отнестись с особым вниманием и осторожностью к решению вопроса, затрагивающего религиозные права и свободы граждан и законно действующих религиозных организаций. Обращение Уполномоченного было также оставлено судом без внимания.

В итоге 21 мая 2007 года Коптевский районный суд вынес решение о признании 14 сочинений С. Нурси "экстремистской литературой". Кассационная инстанция оставила решение суда в силе, а верующие уведомили Уполномоченного о подготовке обращения "против Российской Федерации" в Европейский Суд по правам человека.

Острую дискуссию в обществе вызывают проблемы реформирования сферы государственного (муниципального) образования, мировоззренческого многообразия предметов гуманитарного цикла, возможного присутствия в школьной программе предметов религиозного содержания. Эти проблемы находят отражение и в почте Уполномоченного.

Преподаватель одной из средних школ в Челябинской области С., член местной адвентистской общины, сообщила Уполномоченному о намерении администрации школы уволить ее с работы в связи с религиозными убеждениями. После вмешательства Уполномоченного конфликт был устранен.

Родители учеников Себян-Кюельской национальной эвенкийской школы, Республика Саха (Якутия), пожаловались на школьную администрацию, которая запрещала их детям посещать воскресную школу, организованную Ассоциацией церквей евангельских христиан. По обращению Уполномоченного районной прокуратурой внесено предостережение в адрес администрации школы, которая в итоге отменила свои незаконные запреты.

Наибольшую обеспокоенность у граждан вызывали участившиеся в отчетном году нарушения принципа светскости государственного образования. В своих коллективных и индивидуальных обращениях к Уполномоченному граждане возражали против введения в школах ряда регионов Российской Федерации преподавания обязательного курса "Основы православной культуры".

Недопустимости нарушения конституционного принципа светскости государства и образования, а также необходимости неукоснительного соблюдения органами власти законодательства о свободе совести было посвящено одно из заседаний Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации. По предложению Уполномоченного этой же теме был посвящен состоявшийся в редакции "Российской газеты" обмен мнениями между представителями различных религиозных и мировоззренческих групп.

Проблемы, связанные с введением в общеобразовательных школах преподавания обязательных предметов завуалированного религиозного содержания, возникают не только в России. Так, в 2007 году Европейский Суд по правам человека в рамках дела "Фольгере и другие против Норвегии" рассмотрел обращения родителей, возражавших против обязательного преподавания в норвежских начальных школах предмета, предполагавшего изучение христианства и религиозной философии. Европейский Суд признал включение этого предмета в обязательную программу норвежских школ неправомерным и нарушающим Конвенцию о защите прав человека и основных свобод.

Это решение Европейского Суда по правам человека является прецедентным. В случае вероятного обращения российской родительской общественности в Европейский Суд в связи с введением в ряде субъектов Российской Федерации обязательного преподавания в общеобразовательных школах "Основ православной культуры" или любых других предметов завуалированного религиозного содержания, решение суда, по-видимому, окажется не в пользу России. Причиной этого будет как раз то, что указанные предметы введены как обязательные.

Credo.ru

Добавить комментарий