Субъективный фактор

Александр Грайцер,

«И плат, который был на голове Его, не с пеленами лежащий, но особо свитый на другом месте» (Ин. 20:7)

Мне нередко приходилось видеть, а то и самому принимать участие в дискуссиях по поводу понимания библейских истин. Такие дискуссии могли возникать спонтанно, допустим, при случайном разговоре на улице, в транспорте, в учреждении или же это могли быть специальные заседания, круглые столы, встречи и т. д. Некоторые из них проходили мирно, некоторые сопровождались бурными эмоциями, когда применялись аргументы отнюдь не теологического уровня.

Не скрою, что и сам я, бывало, пытался перекричать оппонента, спускаясь на его уровень ведения дискуссии, либо сам задавая такой вот уровень базарной перебранки, когда в оппоненте обязательно видишь своего кровного врага. Потом подобные дискуссии стали меня раздражать и я разочаровался в них. Действительно, какая польза в том, чтобы говорить с человеком, который тебя даже и не слышит, а лишь пытается навязать свою точку зрения. Либо ты сам не слышишь или не хочешь слышать, стараясь переубедить оппонента всеми возможными средствами, чтобы польстить своему самолюбию.

Позже в какой-то момент я понял, что это – естественно. Не может культурно вести себя человек, который не обладает культурой общения, слушания, понимания, поведения. Человек ведет себя в соответствии с тем, кем он является. И это нормально, и иначе быть не может. В этом я увидел одну великую вещь: истину о субъективном восприятии истины. И сразу все встало на свои места. На те места, на которых все, собственно говоря, и находилось, но я этого не видел и не понимал раньше.

Теперь если кто-то применяет по отношению ко мне отнюдь не теологические аргументы, я оставляю это на его совести. Мне совершенно не за чем отвечать ему тем же. Я с удовольствием изучаю и наблюдаю само явление. А говорю лишь в том случае, если меня хотят слушать, если мое мнение кому-то интересно, если оно востребовано. Мое мнение – это мое личное дело. И никто его не обязан слушать.

Точно так же, как и я не обязан слушать никого. И если я слушаю кого-то, то только потому, что мне интересно. Или важно. Свобода имеет определенные преимущества, но и свои требования. Не уважая свободу другого, можешь потерять свою собственную.

Когда касаются проблемы понимания и толкования Библии, часто говорят о необходимости учета многих факторов. Фактора времени, ведь последние части Библии были написаны около двух тысяч лет назад, а первые части – много раньше. Изменилась жизнь, изменилось мировоззрение, изменилась культура. Поэтому говорят о различиях в мировоззрении и культуре.

Также говорят о проблемах перевода, о том, что одно и то же слово в различных языках имеет различный смысл. То есть необходимо учитывать и фактор перевода. Все это хорошо. Ибо тот, кто занимается этим, действительно расширяет свои представления, повышает свою культуру и шлифует свое понимание. Он обретает новые знания, что, естественно, влияет на его представления об Истине.

Лично меня смущает во всем этом только одно. Стремление, иногда высказанное прямо, а иногда прочитывающееся в намерении, так сказать, между строк, – прийти к единому мнению, к единому «правильному» пониманию Истины. Давайте поразмышляем, возможно ли такое в принципе?

Понимание истины зависит не только от вышеизложенных факторов. Есть факторы намного более существенные в этом отношении. Какие? Например, жизненный опыт человека. Или индивидуальные особенности его личного восприятия и познания. Например, один человек отмечает все тонкости и мелкие детали, для него это очень важно, ибо в подробностях он познает мир. А другого человека интересуют только глобальные и концептуальные идеи. Его совершенно не интересуют частности. Он их даже не замечает.

Как-то один человек доказывал мне противоречивость, а значит и неистинность Библии. «Посмотри, – говорил он, – одно и то же событие они [евангелисты] описывают по-разному. Матфей пишет, что Иисус въезжал в Иерусалим на двух ослах (ослице и осленке), а Лука пишет, что на одном (на молодом осленке). В милиции при раздельном допросе им бы просто не поверили».

Как бы я хотел иметь такую же цепкую наблюдательность к деталям, как этот человек. Но при этом всегда иметь перед собой и целую общую картину. Ибо человек, сосредоточенный все время на деталях, не может мысленно отойти на достаточное расстояние, чтобы охватить взором всю картину целиком. Возможно, Луке было совершенно не интересно, да и не важно считать ослов при Иисусе. Да и того-то, о котором написал, он вполне мог заметить только краешком глаза так, чтобы отличить последнего от быка.

А Матфей, может быть, был более внимателен. Ему было важно посчитать ослов и быть при описании максимально точным и убедительным. Так, порой в милиции спрашивают у потерпевшего: «В костюме какого цвета был нападавший?» «Не помню, — отвечает тот. — Вернее, не обратил внимания. Да и не до того мне было, чтобы присматриваться к цвету костюма. Сами понимаете».

Существует еще фактор наклонностей или природных способностей человека. Один – любопытен, гибок, подвижен, чувствителен; другой, наоборот, неповоротлив, тугодум. Существенным является также фактор окружения, среды, в которой находится человек, семья, где он воспитывается. Порой этот фактор, как, впрочем, и предыдущий, определяет профессию человека, существенно влияет на его жизнь. Ведь профессия также влияет на образ познания истины, по крайней мере, она влияет на степень развития способностей и приобретения их.

Существует и немаловажный фактор мотивов. А для чего вы, уважаемый, изучаете Библию? Или ходите в церковь? Может быть, вы просто делаете вид, что она вас интересует, а на самом деле вам нужна лишь гуманитарная помощь? А может быть, вы хотите изучить Божью премудрость, чтобы достичь власти над людьми? Или разбогатеть, стать знаменитым, прославиться? А может быть, вам просто нравится девушка (юноша), которая ходит в церковь, и вы хотите ее чаще видеть? Мотивов на самом деле у людей очень много.

Однако, пожалуй, наиболее важным из факторов, влияющих на познание истины, я считаю степень стремления человека к познанию и веру, которая у каждого, как известно, индивидуальная. И в смысле уровня, и по вектору направленности, и по образу проявления, и т. д.

Все эти факторы и множество других, которые я не назвал, можно объединить в один, назвав его субъективным фактором восприятия истины. Так вот, по моему мнению, это самый важный фактор в этом деле. Объективная Истина познается субъективным человеческим восприятием и открывается последнему по мере его отзывчивости.

Давайте на минутку представим себе, что было бы, если бы все понимали Писание одинаково? Согласен, что многие проблемы бы тогда исчезли. Например, может быть, исчезло бы разделение в церкви и все конфессии и направления слились бы в одно русло. Но не возникли бы тогда еще более страшные проблемы? Какие же? Например, застой и деградация.

Всякое новое понимание и толкование, всякое новое откровение не имели бы тогда места. Ибо невозможно всем сразу получить одинаковое откровение. Если бы все объ-единились, то на каком-то усредненном варианте, на каких-то азбучных истинах, которые все были бы в состоянии понять.

Но что в таком случае было бы уготовано новым Энштейнам и Лейбницам, новым оригинальным теологам и философам? Разве не обвинения в расколе существующего единства? Кто бы тогда их слушал, если бы все были уверены в своей собственной правоте и ее достаточности для спасения? Кто бы тогда двигал вперед познание, науку, цивилизацию, искусство, веру, наконец!

Авраама с его откровением никто бы не послушал. За Моисеем никто бы не пошел. Христа бы распяли. Впрочем, Его и так распяли.

Но, пожалуй, Христа бы не распяли, если бы Он был таким, как все. Если бы не принес ничего нового. Если бы не был гениальным реформатором и пробудителем общественного сознания и совести. Если бы Он был в согласии со всеми живущими людьми. Если бы не звал их вперед к совершенствованию. Если бы не говорил: «Не мир Я вам принес, но меч! Вам, почитающим себя достигшими, праведными и самодовольными, тогда как между вами процветает невежество и коррупция, насилие и несправедливость. Храм превратили в торжище и в вертеп разбойников! Пути истины извратили, а пророков изгоняете и убиваете!»

Что, по вашему мнению, заслуживает человек, говорящий такие слова в ситуации стабильности в обществе и согласия между верхушкой церкви и государства? В ситуации почитания вековых традиций, поддерживаемых иерархической системой служителей, сросшейся с государственной властью? Святая страна! Святая традиция! Святая религия! И против всего этого выступает какой-то бунтарь и ниспровержитель устоев, подрывающий единство в обществе и обороноспособность страны!

Чем больше я изучаю Библию, тем больше убеждаюсь в мысли, что она рассчитана именно на личное субъективное восприятие. Судите сами. От одного человека – Адама – Бог производит весь человеческий род. Потом выбирает Бог одного Авраама и производит от него целый народ, избранный для великой миссии. Откровение от Бога получает один, затем передает его остальным. Потом получает другой, но уже иное откровение – и по форме и по содержанию. Потом – третий и т. д.

Все книги, составляющие Библию, различны по содержанию, а в большинстве случаев – и по стилю, потому что их писали разные люди. (Какой смысл был бы в том, чтобы собрать под одной обложкой одинаковые книги, содержащие одинаковую информацию?) И даже если ряд книг в Библии принадлежит перу одного человека, как в случае с Моисеем или Павлом, это книги о разном. И все же все эти книги объединяет глубокое внутреннее единство.

Как стержень, на который нанизываются эпохи, культуры, стили и цивилизации. Стержень, обеспечивающий единство разнообразию и различию. Этим стержнем, безусловно, является Бог, Истина. Но все же именно объективный Бог, объективная истина требует субъективизма, единичности, непохожести, индивидуальности, личности, потому что только индивидуальность способна понять и выразить неповторимое своеобразие бесконечной истины. В богатстве разнообразия открывается слава Бога!

Поэтому я верю в то, что Библия по своему содержанию и богатству смыслов бесконечна. Можно ли в таком случае ее понять? Конечно, понять можно, для того и читаем, и исследуем. Но исчерпать – нельзя. «О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Так непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!» (Рим. 11:33).

Неисчерпаемость Библии состоит в том, что Истина, заключенная в ней, открывается как бы поэтапно, по уровням и в зависимости от меры готовности, способности читателя ее принять. Одно и то же слово, выражение, стих, концепция или идея могут быть переосмыслены читателем или открыться ему совершенно по-новому, в ином значении и смысле, нежели он понимал их раньше.

Истина вовсе не является определенным объемом информации, данным человеку. Истина – бесконечна. Но вот ограниченная способность человеческого восприятия делает из истины доктрину, то есть норму, закон, который и ограничивает эту истину. Бесконечную реку, море, океан истины пытаются поместить в маленький доктринальный аквариум. Чтобы эта истина всегда была под рукой и ее можно было исследовать и препарировать, преподавать и конспектировать. И только личность, субъективный фактор способен проломить стены этого аквариума. И выпустить на свободу, нет, не истину, – она и так свободна, – но человеческое мышление и дух, открыв перед ним необъятные просторы свободной и бесконечной истины!

Существует мнение, весьма, кстати, распространенное, что субъективное человеческое восприятие как раз и ограничивает понимание истины, делает его неполным, частным. Поэтому против субъективизма был организован мощнейший крестовый поход, продолжающийся и по сей день. Субъективизм изгоняли отовсюду: из науки, из религии, из искусства (вспомним хотя бы социалистический реализм) и даже из личной жизни, подчиняя ее требованиям общественной морали (вроде того, что у нас секса нет).

Насколько я могу видеть, до сих пор субъективизм в христианстве, в том числе и в протестантизме, – понятие скорее ругательное, негативное, нежели положительное. Недавно я прочитал статью, которая отстаивала механистический характер богодухновения, вдохновения. Авторы Библии, утверждалось в ней, пребывали в пассивном состоянии, в отключенности ума и парализованности чувств, когда на них снизошел Дух Святой и продиктовал им необходимые слова. Вернее, воспользовался их рукой для написания на бумаге. Это так называемый метод механического письма. Автор статьи доказывал таким образом тезис о непогрешимости Писания. Мол, если субъективный фактор (собственные мысли и чувства писателей) был в момент вдохновения сведен к нулю, это исключало возможность всякой ошибки.

Лично я не исключаю ошибки в поведении праведников даже в моменты, когда на них сходит богодухновение. Поэтому я вполне допускаю метод механического письма, как и то, что, возможно, некоторые книги и были написаны таким образом. В конце концов, Писание же приводит примеры того, как Дух Божий сходил на человека и даже на животное, и они действовали вопреки своей воле. Бог есть Бог и Он – всемогущ.

Но, честно говоря, мне трудно представить, допустим, Давида, когда он выходит на битву против Голиафа или скрывается в пещерах от Саула, пребывая в полной прострации, в отключенности ума и чувств. А ведь именно этот богатый материал осмысления и чувствования Давида использован им в псалмах. Именно преодоление трудностей, ошибок того же Давида, его субъективизм стали содержанием некоторых книг Библии. А опыт жизни Павла с его поворотом жизненной стези на 180 градусов? А кровавый пот молитвы Иисуса в Гефсиманском саду, Его страдания на кресте?! Это что, разве не субъективные человеческие переживания? Царство Божье силой берется! Что означает напряжение всех субъективных чувств, мыслей и желаний? Напряжение и благодаря этому их преображение!

Библия потому и «безошибочна» (если вообще уместно применить к ней подобное определение), что она повествует также и об ошибках, то есть в Библии «все как в жизни». Жизнь противоречива, а не стерильна. Но личные чувства и личные мысли в церквах не приветствуются. Извините меня, но с чем же тогда должен иметь дело Бог, спасая нас от грехов? Разве не с нашими личными душами? И разве не с нашими личными грехами?

Ограниченное понимание истины свойственно каждому человеку и в этом повинен вовсе не субъективный фактор, а объективная реальность. Она являет, что альтернатива субъективизма есть вовсе не объективизм, а нивелирование личности, растворение ее в стадности. Ибо одно и то же явление каждый воспринимает по-разному. Истина всегда субъективна! Почему? Потому что каждое мгновение жизни неповторимо! Каждая душа оригинальна и своеобразна, не похожа на остальные! Кто-то из великих сказал, что Бог на суде не спросит тебя – почему ты не был Авраамом, Моисеем и Иисусом Христом; Бог спросит: был ли ты самим собой? Нес ли ты свою ответственность и свой собственный крест?

Когда человек подчиняется какой-либо «готовой» истине (допустим, догме, доктрине, учению), он начинает следовать за ее провозвестниками, двигаться в их фарватере, проживать, фактически, не свою жизнь, а жизнь своих лидеров. Ведь это они принимают решения, их же последователям остается лишь их выполнять. Это верно во всех случаях, за исключением одного, когда человек следует за Истиной, за Христом. В последнем случае человек приходит к личному Боговедению, к осознанию необходимости познания себя и своего места в Божьем промысле. Фактически, тогда он совершает свой личный путь восхождения за Христом через Голгофу в жизнь воскресения. Это то, что Иисус назвал узким путем вхождения в Царство Отца.

Согласно учению Христа, вы не можете войти в Божье Царство, следуя за каким-либо иным посредником, кроме Него Самого. Любой пастырь, пророк, учитель или подвижник, святой или праведник может лишь только подвести вас к этому Царству, входить же в него и утверждаться в нем вы будете сами. Речь не о том, что рядом с вами не будет товарищей, но лишь о том, что необходимую цену преодоления должны платить лично вы. Если вы хотите быть в Царстве Божьем, именно ваша душа, а не чья-либо другая, должна быть очищена, преобразована и утверждена в истине, реализована в духовных плодах. Свободной и плодоносной должна стать ваша душа, вы сами, а не ваша церковь, ваш пастор вместо вас. Конечно, из этого не следует, что вы не должны ходить в церковь и слушать проповеди. Но из этого следует, что вам необходимо переосмыслить любую проповедь, любую доктрину на предмет ее соответствия требованиям роста именно вашей души, а не соответствия нормам вашей конфессии, деноминации или церкви.

Вы – член прекрасной церкви, обладающей своей неповторимостью и оригинальностью? Прекрасно! Теперь найдите свое неповторимое и оригинальное место в ней. Но свое место, а не чужое. Не угождайте ничьим амбициям и прихотям, не ломайте себя в угоду внешнему порядку и чинной благопристойности. Не спешите становиться угодником у начальства. Найдите себя. Подумайте о субъективном факторе. И тогда вам откроется истина так, как она не открывалась еще никому, потому что это предназначено только лишь для вас! И не пожалейте заплатить за это необходимую цену.

Больше субъективизма – больше истины! Нам, воспитанным на противопоставлении субъективизма и объективизма, это кажется парадоксом. Однако, чем больше человек отказывается от «готовых» истин (фактически, избавляется от иллюзий, что он ими владеет), чем больше он становится субъективным, личностным, – тем в большей мере ему открывается истина и тем в большей мере он способен ее проявлять.

Именно об этом говорит нам Библия! «И Слово стало плотию и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу как единородного от Отца» (Ин. 1:14). На этом пути воплощения, одухотворения плоти, раскрывается уникальность и неповторимость каждого создания. Нет двух одинаковых молекулярных клеток и двух одинаковых отпечатков пальцев. Нет двух одинаковых листочков на деревьях, нет двух одинаковых снежинок. И по мере утончения материи это своеобразие вовсе не пропадает, но, наоборот, увеличивается. У людей разные, непохожие лица, однако еще больше различий и особенностей есть в их восприятии, чувствовании, памяти, представлении, действовании, наконец. Более того, в процессе творчества люди способны создавать новое, отличное от того, что они делали раньше. И эту способность дал им Бог, Который Сам творит все новое.

Иногда мы думаем, что духовные дары, которые дает нам Бог, одинаковы для всех. Дары исцелений приобретаются и проявляются одинаковым способом, говорение на иных языках – одинаковым способом, чудотворения – одинаковым способом и т. д. Конечно, нам, любящим создавать всевозможные доктрины, так было бы проще. Но достаточно посмотреть в Библию и увидеть, что Иисус исцелял болезни по-разному: то возложением рук, то грязью, то словом, сказанным на расстоянии, и т. д. Иные языки потому и иные, что они различны, и в каждом верующем этот дар действует особым образом. И чудо потому и является чудом, что оно уникально. Конечно, есть какие-то общие принципы, которые, впрочем, не следует переоценивать. Вместо этого нам нужно стремиться к совершенству, что было бы невозможным в принципе, если бы истина нам преподносилась в готовом виде и была одинаковой для всех.

Путь Христа в жизни каждого верующего – неповторим. Духовные плоды, приносимые верующим, являются продуктом сотворчества Бога и человека и потому их уникальность вообще не должна вызывать сомнений. Это только слово, дающее название такому плоду, может быть в данном языке одним, например, «любовь», «радость», «вера», «долготерпение» и т. д. Но в каждом конкретном случае и любовь, и радость, и терпение, и вера проявляются по-разному, неповторимо.

Все это, вроде бы, азбучные истины, не нуждающиеся в разъяснениях. Однако нас, словно каким-то магнитом, тянет к копированию, к подражательству, к стиранию особенностей и личной неповторимости. Атмосфера, в которой действует князь воздуха, зачинатель греха, влечет нас к унификации, к обезличиванию. Поэтому за свою неповторимость нужно бороться. Нужно утверждать истину в ее неповторимом и уникальном качестве. И когда Божьи дети победят, не будет проблем с разделением в церкви, ибо каждый будет ценить неповторимую особенность другого и свою собственную. Исключения станут нормой. Каждый будет неподражаемым шедевром человеческой личности. Также не будет проблем с отсутствием свободы в церкви, ибо никто не будет посягать на свободу своего ближнего.

Мирт

Добавить комментарий