Протестанты против произвола чиновников в странах зарубежной Азии

Роман Лункин

 

Одним из ярких примеров идеологического противостояния власти и протестантов, составляющих религиозное меньшинство, является ситуация в Киргизии до весенней революции 2005 года, когда среди победителей были и сами евангельские верующие. Влияние протестантизма, который в советское время был представлен лишь маргинальными группами баптистов и пятидесятников, выросло в Киргизии многократно. Более того, политико-экономическая позиция протестантов стала заметным общественным явлением. В августе 2001 года был проведен международный форум бизнесменов-протестантов, в котором приняли участие предприниматели из Австрии, Германии, Голландии, Кореи, Индии и стран СНГ. Его целью было установление контактов, которые должны способствовать развитию экономики Киргизии через инвестиции в частный сектор, и поддержка бизнесменов-христиан. За свободное развитие частного бизнеса и построение демократического общества выступали лидеры наиболее крупных общин Бишкека и республики – пастор Церкви Иисуса Христа Василий Кузин, община которого насчитывает около десяти тысяч верующих и включает в себя 25 филиалов по районам республики, в том числе и на традиционно мусульманском юге Киргизии, а также пастор национальной киргизской церкви «Иса» Сергей Жулев, представители адвентистов, баптистов, лютеран и корейских пресвитериан.

Активизация протестантского сообщества вызвало резко отрицательную реакцию со стороны киргизского правительства и президента Аскара Акаева, которые объявили евангельских верующих своими политическими противниками. В 2002 году администрация президента Киргизии заявила о необходимости пересмотра законодательства о религиозных организациях в стране, так как «развитие протестантства» стало представлять наибольшую опасность для сохранения стабильности. Киргизские власти выразили опасение в связи с тем, что представители евангельского сообщества уже открыли в стране 240 религиозных центров (мечетей в Киргизии насчитывается около 950). По мнению членов государственной комиссии по религиозным делам Киргизии, дальнейшее увеличение числа протестантов, «контролируемых из стран, не являющихся региональными союзниками республики, может привести к межрелигиозным столкновениям». Вместе с появлением такого рода заявлений, усилилось и давление на протестантов со стороны власти, которые пытались ограничить в правах и пресечь деятельность самых влиятельных общин. Наконец, в 2003 году несколько тысяч прихожан известной в Бишкеке Церкви Иисуса Христа предъявили президенту Акаеву ультиматум – если власти не прекратят преследовать евангельские церкви, то верующие попросят политического убежища заграницей. В своем письме главе государства члены церкви обвиняли власти в использовании «экономических способов давления на верующих», а также в том, что «разжигается национальная рознь, происходит ущемление прав национальных меньшинств, происходит преследование инакомыслящих по религиозным и национальным признакам. Власть внедряет своих агентов и пытается разрушить Церковь изнутри, используя для этого Службу национальной безопасности, Комитет по делам религий при правительстве». Лидеры общины, в особенности, отмечали дискриминацию по отношению к киргизам, принявшим христианство, которая поощряется режимом Акаева. Возмущение верующих вызвало и то, что налоговая инспекция обязала церковь выплатить налог, насчитанный задним числом за несколько лет с пожертвований, который платили в церковную кассу прихожане. Сумма налога составила 5 миллионов сомов (или 122 тысячи долларов США). Действия чиновников, поставившие церковь на грань выживания, вызвали сомнения в добросовестности не только представителей отдельных органов власти, но и самого президента, за которого лидеры общины ранее молились, как за «Богом данного правителя». Глава церкви Иисуса Христа пастор Василий Кузин заявил в дополнение к ультиматуму своих прихожан Акаеву о том, что президент должен обязать «подчиненные ему ведомства устранить имеющиеся нарушения, восстановить нарушенные права и свободы и оказать содействие Поместной церкви Иисуса Христа». В противном случае «большинство ее прихожан будут вынуждены просить убежища в истинно демократических государствах».

Затяжной конфликт церкви Иисуса Христа и киргизских властей неожиданно завершился вместе с революцией «тюльпанов» в Бишкеке в марте 2005 года. Во время революционных событий, когда президент Аскар Акаев вынужден был бежать из республики, протестанты поддержали временное правительство, свергшее акаевский режим. Прихожане церкви Иисуса Христа молились, прежде всего, о том, чтобы от «престола были удалены люди лукавые, бесчинные и беспорядочные, которые используют власть для «гнусной корысти»; чтобы у власти стояли люди, которых заботит судьба страны и народа». Во время богослужений, проходивших в Бишкеке, охваченном волнениями, верующие молились о том, чтобы «Господь дал мудрость и разумение временному правительству, взяв власть в свои руки, употребить ее для созидания страны и наведения порядка». Для поддержания новой власти и общественного порядка были созданы добровольные дружины, состоящие из верующих-христиан, которые в вечернее и ночное время осуществляли патрулирование по районам города. Церковь Иисуса Христа объявила о том, что она молиться «против разделения в правительстве», за «помазанников, которые будут заботиться о своей стране», а также о том, «чтобы церковь могла беспрепятственно и безбоязненно возвышать свой голос в Евангелии». Предыдущая борьба за свои права и развернувшиеся в Киргизии события заставили протестантов почувствовать себя активными участниками процессов демократизации киргизского общества, и, безусловно, помогли церковным лидерам выработать более жёсткую политическую позицию.

В представлении протестантов разных стран власть существует для того, чтобы обеспечивать свободу вероисповедания, богослужения, осуществления верующими различных конфессий миссионерской и социальной деятельности. В соответствие с этой системой ценностей, евангельские группы возлагают на любую власть большие надежды. Сталкиваясь с социальной несправедливостью, с ограничениями, которые чиновники накладывают на их социальные проекты, аренду помещений для богослужений, проповедь и миссию, протестанты первыми ощущают «нецивилизованность» власти, ее неправедность, а, значит, необходимость изменить ее природу с умеренно (или жестко) авторитарной на демократическую. Маргинальные для власти требования лидеров протестантского движения становятся важными в силу того, что у евангельских церквей вырабатывается четкое представление о том, как менять власть и в каком направлении. Методисты или лютеране менее активно, а харизматы-пятидесятники более смело и энергично стараются влиять на власть. Даже церковь, состоящая из нескольких тысяч активных баптистов или пятидесятников, но не обладающая поддержкой большей части общества, способствует размыванию авторитарного порядка в процессе неизбежно возникающих социально-политических конфликтов.

 

 

Russian review

Добавить комментарий