Роль религии в американской жизни

 Американцы очень хотят, чтобы их президент оказался религиозным, но не слишком

Гордон Робисон, "GULF NEWS",

 

Роль религии в американской жизни — это, пожалуй, наиболее непонятный аспект нашей культуры. На взгляд с Ближнего Востока, мы, американцы, можем чаще всего оказаться обвиненными в коллективном безбожии: Америка, как утверждают многие, является гедонистической страной с минимумом морали и безграничной жаждой секса.

Такой анализ может очень даже удивить европейцев, которые полагают, что религиозность в американской политической культуре дошла до предела. Европейские политики крайне редко цитируют Писание, либо говорят о Боге. Американские же делают это все время.

Это верно в отношении Барака Обамы, постоянно говорящего об отношениях с его пастором, или Джорджа Буша, отрицающего, что по вопросам политики он консультируется с отцом — бывшим президентом, и называющего в качестве своего консультанта "высшего отца".

Религия снова возвращается в центр политических дебатов в Америке из-за неожиданной речи Обамы на минувшей неделе. Доклад был большей частью по расовой проблематике. Обама сделал этот доклад после пламенных выступлений своего пастора (пастор прихода Объединенной Церкви Христа Джереми Райт на кассете произносит слова "Черт побери Америку" за толерантное отношение к нацменьшинствам — "Портал-Credo.Ru").

Главной целью выступления было некоторым образом дистанцироваться от слов пастора. Но выбрав модель отношений "пастор — прихожане", Обама, по определению, поставил религию в центр своей речи о расах. И реакция на эту речь только усилила религиозную составляющую.

Выступление Обамы сегодня сравнивают с выступлением президента Кеннеди во время предвыборной кампании около 50 лет назад. Кеннеди, как известно, был римо-католиком и должен был дать избирателям ответ на прямой вопрос, будет ли он как президент следовать указаниям Папы Римского. Сейчас это звучит достаточно странным, но до 1960 года мы никогда не имели президента-католика и существовал серьезный страх перед тем, что Белый Дом будет контролироваться из Ватикана.

Кеннеди четко определил эти страхи и стоявшую за ними неприязнь на собрании евангелических проповедников в Техасе. Аудитория была выбрана точно: враждебная, которую нужно было убедить. В конце концов, он завоевал Белый дом, и католицизм как политическая проблема отмер.

Но факты об отношении к религии, которые Кеннеди пришлось поставить на первое место, или Обама, которому постоянно задают религиозные вопросы для того, чтобы дистанцировать его от его пастора, либо подтвердить, что он не мусульманин, много говорят о том, как мы, наиболее "в церкви ходящий" народ в западном мире,  рассматриваем религию в общественной сфере.

В некоторых аспектах США напоминают Ближний Восток. Эта страна, где религия находится в центре жизни многих ее граждан, как в культурологическом, так и собственно в религиозном смысле. Уважение общества обретается религиозной практикой, причем это касается даже тех лидеров, о которых лишь немногие скажут, что они верующие в частной жизни. Таким образом, центральная роль религии транслируется в политическую жизнь. Однако на этом сходство с Ближним Востоком для Америки кончается. Несмотря на то, что наши церкви заполнены в обыденной общественной жизни.

Социальное табу

Наряду со свободой слова и прессы, свобода религии является одним из коренных аспектов американской жизни. Это истина для каждого человека. В Конституции особенно указывается, что не требуется религиозного экзамена при занятии государственной должности. Все это хорошо. Но так же и имеет оборотную сторону, ибо порождает социальное табу на обсуждение религии с людьми, которые хорошо в ней не разбираются. И это не самый позитивный аспект.

Итак, мы — религиозная страна, в которой, тем не менее, религия редко обсуждается. В которой люди толерантны, но при этом не обязательно открыты. И эта скрытая правда американской жизни особенно проявляет себя во время президентских выборов.

Как сказал бывший губернатор Арканзаса Майк Хакаби, мы, американцы, очень хотим, чтобы наш президент оказался религиозным, однако чувствуем неудобства, если он окажется слишком религиозным. Иными словами, мы требуем от кандидата укорененности в религии, но находим излишним, когда религия начинает определять его карьеру и амбиции.

Это очень американская идея, считать хорошим делом, когда политик верит в нечто более высокое, нежели государственные бумаги. Как говорил Дуайт Эйзенхауэр: "Американская форма правления не имеет никакого смысла, если глубоко не укоренена в религию, неважно в какую".

Но вы также не должны быть религиозны настолько, чтобы "грузить" своей религией окружающих — это очень не по-американски. И это касается разговоров о вере, либо нахождения рядом с тем, кто мог бы с тобой не согласиться. Наша способность обладать этими двумя составляющими идет рядом со способностями отделять себя, что делает наше общество уникальным.

В университете у меня была хорошая подруга, происходившая из семьи, где все было пропитано религией. Ее воспитание настолько сосредоточилось на религии, что сначала секулярная жизнь студенческого кампуса ее дезориентировала. Знаете, из какого города она приехала? Из Лас-Вегаса. Такое бывает только в Америке.

Credo.ru

Добавить комментарий