Биотопливные амбиции России: покорить мир и диктовать условия

Наталья Трефилова

 

Засадить 10 миллионов гектаров неиспользуемых в России сельхозземель рапсом, производить этанол и диктовать условия поставок биотоплива всему миру.

Президент РФ Владимир Путин убежден, что Россия должна занять «особое» место в ряду стран-производителей биотоплива. «В связи с тем, что значение биотоплива в мировой энергетике постоянно возрастает, особое внимание сейчас будет уделяться странам, которые имеют необходимое количество посевных площадей для того, чтобы обеспечить объем. И среди этих стран, конечно, особую роль будет занимать и Россия», – передают РИА «Новости» слова Путина, адресованные законодательному собранию.

К амбициям чиновников высшей власти скептически относятся эксперты биотопливной отрасли. По словам исполнительного директора Национального биоэнергетического союза (НБС) Ольги Ракитовой, производство биотоплива трудно окупаемо. «Конечно, если вы посадите рапс и будете его сырьем продавать за границу, то встать на ноги будет куда проще. Есть в мире заводы, которые ориентируются именно на такое наше сырье», – поделилась она с Bigness.ru.

Однако, чтобы освоить 10 млн га в России, которые десятилетиями не осваивались, нужна сельскохозяйственная техника и кадры. Это две большие проблемы, которые стоит решить России, прежде чем возделывать земли и выращивать биотопливные культуры.

По словам представителя ОАО «Автосельхозмаш-холдинг» (АСМ-холдинг) Виктора Пашкова «даже в сегодняшнем сельском хозяйстве, которое не очень бурно развивается, потребность технике существенна. Обеспечение тракторами, комбайнами находится на уровне где-то 60%. Причина тому – диспаритет цен на сельскохозяйственную продукцию и сельхозтехнику. Поэтому ее очень сложно приобретать сейчас. Датируемый государством лизинг, просто дотации и просто поддержки сельхопредприятий не дают стопроцентного насыщения техникой», – поделился эксперт с Bigness.ru.

 Нет должного спроса на сельхозтехнику, нет развития этой отрасли машиностроения. По словам Пашкова, если государство возьмется за возделывание дополнительных 10 млн га земель под биотопливо, «мощности для производства техники на заводах найдутся. А вот качество российских тракторов и комбайнов оставляет желать лучшего».

Так что, из-за стремления диктовать условия по поставкам биотоплива мы рискуем вырыть себе яму зависимости от зарубежных стран в поставках сельхозтехники.

Что касается кадров, то с этим еще сложнее, уверяет Ольга Ракитова. В основном неосвоенные сельхозземли находятся в малопригодных для жизни людей районах России. «Почему у нас не осваиваются земли Сибири? Потому что там нет дорог, нет надлежащих условий для существования. Раньше Сибирь на чем держалась? На лагерях и комсомольцах-добровольцах. Не возвращаться же нам к лагерям и высылать на возделывание рапса заключенных! Нам надо развивать эти регионы, чтобы люди там жили, строить жилье и инфраструктуру, платить хорошую зарплату», – рассуждает специалист.

Привлечь россиян в Сибирь из центральных городов, да еще и в сельское хозяйство будет весьма сложно. «Своей рабочей силы там не достаточно. Не такая плотность населения, как в центральной части. Мы живем в основном в городах, в основном в европейской части страны, за Уралом порядка 17% населения страны живет. Спасти положение помогут только очень большие зарплаты», – говорит Ракитова.

Допустим, есть у нас кадры, есть деньги на покупку сельхозтехники – можно подумать и о строительстве заводов по производству биотоплива. Однако и здесь можно влететь в копеечку. «Завод по производству жидкого, самого дорогого, биотоплива стоит много миллионов евро, поэтому не так дешево его строить. Что касается твердого биотоплива (брикеты, пелеты), можно вкладывать и в небольшие производства, но это было выгодно год назад. Сегодня выгоднее наладить крупное производство», – констатирует исполнительный директор НБС.

Производство твердого биотоплива напрямую связано с развитием лесной промышленности, которая в России топчется на месте. В таких условиях нельзя говорить о массовом производстве твердого биотоплива, так как оно делается из отходов от лесопереработки.

Останавливаться на производстве газового биотоплива совсем нецелесообразно – его невозможно будет продать. Оно годится только для своих нужд, таких как обогрев помещения завода, а транспортировать газовое биотопливо сложно.

Производственная сторона дела – только полвопроса. Должны быть приняты и соответствующие законы, регулирующие деятельность производителей биоэнергии. Такой законопроект уже разрабатывался депутатами, однако так и не прошел ни одного чтения в думе.

С таким потенциалом России пока не стоит вообще ставить цель кого-либо обскакать, считают эксперты. «Было бы замечательно, если бы мы могли диктовать условия поставок, например, этанола так же, как по нефти и газу, но то, чтобы этого добиться понадобиться в лучшем случае лет 10-20, а возможно и все 50. Мы слишком сильно отстали в этих вопросах от мира», – считает Ольга Ракитова.

Хотя другой наш собеседник, Виктор Пашков, настроен куда более оптимистично: «Вы знаете, у нас лучше всего развивается то, что делает президент. Президент сказал – играть в теннис – все стали играть в теннис. Президент стал кататься на горных лыжах – все встали на горные лыжи. Так может получиться и с биотопливом, и свое бурное развитие такие заводы получат уже в ближайшее время».

Bigness.ru

Добавить комментарий