Церковные СМИ и вопросы нравственности Часть1

Белановский Ю.С., Боженов А.В.

 

1. Об этических принципах журналистики

2008 год — это 20-ти летний юбилей церковной свободы. Очевидно, что сейчас начинается новый этап церковной жизни. Церковь заняла прочное место в обществе, наладила взаимоотношения и с государством, и с основными традиционными религиями. Большинство наших сограждан крещено в православии, эти люди доверяют Церкви (правда, воцерковленными из них являются, по разным подсчетам, от 3 до 8%). Это говорит о том, что инфраструктура восстановлена, "тылы" готовы, настало время деятельной миссии и катехизации: более 90% населения — это та аудитория, к которой может обратиться Церковь.

В связи с этим трудно переоценить роль церковных СМИ, способных не только "обслуживать" православных, быть не только средством обмена информацией внутри Церкви, но, что очень важно, непосредственно влиять на "внешних".

Мы говорим не только о церковно-просветительских СМИ, которые могут обратиться с проповедью к нашим невоцерковленным согражданам на "их" языке — современной культуры и науки. Мы говорим, и это главное, о наших внутрицерковных СМИ, которые являют срез сегодняшнего православия для "внешних". А как еще "внешним" узнать что-то о реальной Церкви, а не о "идеальном прошлом"? От того, каким наше православие будет представлено в наших СМИ — зависит наше будущее.

Попробуем взглянуть на основные принципы православных СМИ через призму Евангелия. Для этого обратимся к наследию митрополита Антония Сурожского, к его беседе "О Евангельском благовестии". Православные СМИ, как им и положено, часто обращаются к Евангелию. Те, кто являются христианами хотя бы несколько лет, уже выучили, запомнили, что Евангелие — благовествование, что Христос в жизнь, в мир принес такую весть, которая превосходит своей красотой, смыслом, творческим "напором" всякую другую. Но если спросить честно самих себя, спросить людей, обратиться к страницам изданий с вопросом: а в чем благая весть в нашем опыте? как мы ее определяем? как мы видим ее в жизни? — то большей частью четкого ответа не получим. Остается открытым вопрос о том, насколько наше понимание, наше знание, насколько разговоры о Евангелии в СМИ являют нам Евангелие в жизни, являют людям именно Благую весть. Как правило, на эти вопросы нам даются ответы "богословского" содержания о примирении с Богом, прощении грехов и многое другое. Все это, конечно, правда; но ищущие, алчущие сердца часто чувствуют, что это — объективная, но не личная, не опытная правда для говорящего.

Остановимся на некоторых аспектах.

Мирской опыт говорит людям, что жизнь — жестока; никакой пощады от человека или от жизни не следует ждать; многое в социуме базируется на том, что естественный враг человеку — его ближний. Небольшие островки человечности — семья, круг друзей — картину не меняют. Для очень многих людей единственный способ прожить — это стать бесчувственным, "железным", чтобы ничего не могло проникнуть в душу, нужно даже в какой-то степени в себе нести не только сознание, но физическое ощущение мертвости. Нужно заранее знать и готовиться к тому, что ради денег, ради идеологии или просто ради прихоти какого-нибудь "шизофреника" тебя сотрут в порошок.

Часто мы уверяем себя, что описанная картина — это достояние "загнивающего запада", которое приводит к "нравственному разложению нашего народа". Но увы — и некоторые стороны нашей церковной жизни, в том числе и часть церковных СМИ, за прошедшие 20 лет вместе с падшим миром приняли закон жизни "человек человеку — волк".

А ведь как бы хотелось бы… можно же нам помечтать… чтобы наша церковная жизнь соответствовала евангельским словам, которое Бог говорит человеку. Мы с вами помним, мы знаем, что Бог сияет Своим солнцем на добрых и на злых, на благодарных и неблагодарных, на любящих и ненавидящих, что для Него все люди — Свои (Мф. 5, 44-46). Как бы хотелось, чтобы наша Церковь стала удивительным и незыблемым островом, где Господь и Его Невеста остаются верными нам до конца. Мы убеждены, что наши православные СМИ должны показать и нам христианам, и "внешним", что — да, мир полон людей, которых можно считать прирожденными врагами, опасностью для жизни, опасностью для цельности души, но, оказывается, что этих людей любит Бог, как отец любит своих детей, а значит, хотя бы тут в нашей Церкви одни люди могут доверять другим людям, говорить друг с другом как братья, говорить честно, открыто, по-взрослому, говорить с надеждой на ответную искренность.

И тут вполне уместно вспомнить этические правила журналистов, которые в некоторой степени отражают указанный момент евангельского откровения.

Любой человек имеет право получать объективное изображение действительности посредством точной и исчерпывающей информации, а также право свободно выражать свою точку зрения при помощи различных форм культуры и коммуникации.

СМИ должны гарантировать людям получение правдивой и достоверной информации, сохраняя подлинный смысл изложенных фактов и событий, вскрывая важнейшие связи и не допуская искажений.

СМИ и непосредственно журналисты разделяют ответственность за переданную информацию. Они ответственны прежде всего перед общественностью, а не перед "хозяином". Журналисты (тем более православные) обязаны во всех обстоятельствах действовать в соответствии со своим нравственным сознанием.

Общественная роль и степень влияния СМИ на сознание "читателей" требует от журналиста высокой профессиональной честности, которая предполагает его право воздерживаться от работы, противоречащей его убеждениям, а также право участвовать в принятии решений в тех органах массовой информации, где он работает. Профессиональная этика не позволяет журналисту раскрывать источники информации без дозволения со стороны этих источников, выражать частные интересы, способные причинить вред человеку или организации. В этические принципы журналиста входит уважение интеллектуальной собственности, в частности, недопустимость плагиата.

Журналистская этика обязывает СМИ и журналиста исправлять свои ошибки, признаваться в них. Этика дает право "обвиняемым" на ответ и обязывает СМИ к его публикации.

От журналиста требуется уважение к достоинству человека и его праву на частную жизнь, в соответствии с требованиями международного права человека. Журналисты обязаны заботиться о репутации людей, воздерживаться от оскорблений, клеветы, ложных обвинений.

Профессиональная этика обязывает журналиста профессионально и с достаточной степенью компетентности (соответствующей образованию журналиста) подходить к рассматриваемой им теме.

Профессиональные нормы предписывают журналисту уважать интересы общества, его демократические институты, общественную мораль.

2. СМИ и Евангелие

Но православная журналистика не может остановиться только на том, чтобы исполнять общие этические принципы журналистики. Мы призваны к большему, к тому, чтобы из Божественного Откровения извлечь опыт жизни, дать людям свидетельство, что вообще ни один из окружающих нас людей и тем более ни один из церковных людей никогда не может быть нам врагом в сущностном и глубоком смысле слова. Да, даже в Церкви люди часто оказываются "хищными зверями", они могут поступать жестоко, безумно, но мы должны свидетельствовать, что у нас один и тот же Отец, что каждый из нас равно любим Богом и каждым из нам равно дорожит Церковь, и что мы внутри Церкви уж никак не можем враждовать друг с другом. Такой взгляд может показаться детскостью, незрелостью, — пусть; но мы убеждены, что именно это та высота, к которой христианская журналистика должна стремиться и хоть сколько-нибудь приближаться.

Евангелие вот еще о чем говорит. В окружающей нас жизни до человеческого достоинства мало кому есть дело. Но мы видим в Евангелии, как Бог относится к человеку: с глубочайшим уважением, не как хозяин к рабу, не как языческий бог к людям, которые ему подвластны, но совершенно по-иному. Господь говорит нам, что мы можем быть недостойными детьми, блудными сынами, но перестроить отношения с Богом так, чтобы стать теми, кто по отношению друг к другу живут в "параллельных мирах" — никогда. Любовь Божья никогда такой перестройки не допустит, это — невозможная вещь. Дело Церкви, одна из ее задач — строить жизнь своих членов так, чтобы стремиться к братству во Христе. И именно СМИ тут принадлежит совсем не малая роль.

Многим из нас иногда кажется, что было бы проще перейти на законы "мира сего", использовать то, что дает нам опыт "мира": отступить от братства, от родства, взглянуть на Церковь как на "корпорацию", у которой свои интересы, где людьми по-своему дорожат, как "тружениками", коллегами, коллективом, но где допускается а priori, что человек может и навредить "корпорации". Конечно, жизнь "корпорации" — это серьезнейший этический прогресс по сравнению с "законом джунглей". И опять же этические правила журналистики вполне подходят сюда, вполне отчетливо помогают выстроить работу СМИ внутри "корпорации".

Но Евангелие не дает нам право так жить, оно говорит о других началах — о любви. То, что должно идти от сердца, нельзя заменить тем, что идет от чьих-то интересов, будь то деньги, идеология, "хозяин". Бог требует от нас — требует беспощадно, с беспощадностью любви, которая знает, что есть вещи, которых купить нельзя или продать нельзя — достоинства, полного человеческого достоинства.

В этом мире люди могут друг друга унижать, не признавать достоинства другого человека, — Бог всегда его признает; и требует уважения к этому достоинству, и как бы вызывает его каким-то чудом из тех глубин, где оно зарыто.

Необходимо понимать, что достоинство человека и нашей Церкви — не в славе, не в величии, не в победе, не в успехе, ни в "чистоте рядов", не в наличии единомыслия, (по вопросам, не затрагивающим догматику и нравственность) — все это служит для оценки человека и организации в обычной жизни; можно быть "ничтожеством" в глазах людей — и обладать всем достоинством человеческим и достоинством Церкви. Христос родился в побежденной, оккупированной стране, презренной, затоптанной, в порабощенном народе, в сословии, которое ничем не было славно, — и сохранил все величие Божественное. Значит, можно сохранить достоинство человека и достоинство Церкви, где бы ты ни оказался, на какой глубине этого поражения и сокрушения ты бы ни оказался.

Евангелие поражает тем, что открывает нам изумительную солидарность Бога с человеком. Солидарность значит, что Он от нас не отмежевался тогда, когда можно было бы стыдиться нас, Он не отвернулся от нас тогда, когда можно было с отвращением отвести взор, — Он остался с нами. И вот в Церкви и в Церковных СМИ так же должна быть эта солидарность, не смотря ни на что. Нам пора перестать отмежевываться от тех, кто в наших глазах "нецерковен", от тех, кто "идет не в ногу".

(продолжение следует)

 

Киевская Русь

Добавить комментарий