Уровень и качество жизни

Евгений Шлемович Гонтмахер — руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН.

 

80% живут бедно. 20% – трудно

Выражения «уровень жизни», «народное благосостояние», «качество жизни» возникают в речи экспертов, политиков и рядовых граждан ежедневно. Создается впечатление, что все говорящие обладают четким и одинаковым пониманием этих терминов. На самом же деле для описания всех их смысловых нюансов потребуется внушительный том.

В данной статье автор предлагает возможную – разумеется, не бесспорную – трактовку понятия «качество жизни», иллюстрируя ее примерами из многообразной российской социальной действительности.

Если вести речь о качестве жизни нынешнего российского населения, то основным показателем здесь будет степень доступности для всех его социальных и территориальных групп двух базовых вещей: минимально приемлемого потребительского набора и механизмов реализации основных гражданских прав и свобод.

Макаронные изделия vs. посудомоечная машина

Потребление товаров и услуг описывается с помощью понятия «уровень жизни». Последний, в свою очередь, определяется такими общеизвестными параметрами, как количество килограммов/литров мяса, хлеба, молока и т.п., съеденных/выпитых среднестатистическим российским гражданином в год, а также объем оказанных этому гражданину услуг в сфере образования, здравоохранения, культуры, социального обслуживания, жилищно-коммунального хозяйства и общественного транспорта. Все эти показатели формируют состав потребительской корзины, общая стоимость которой сопоставляется с доходами и расходами населения.

Недоступная норма

80% живут бедно. 20% – трудно



Каким же образом набор и соотношение этих параметров определяют качество жизни? Выделим два признака: объем корзины и ее доступность?

Существует потребительская корзина прожиточного минимума, состав и объем которой утвержден специальным федеральным законом. Прожиточный минимум, то есть набор продуктов, товаров и услуг, соответствующий минимальным нормам потребления, разумеется, не создает ощущения жизненного комфорта. Показатель доли населения, живущего ниже прожиточного минимума, ничего не говорит о достигнутом совокупном качестве жизни общества.

А вот если гражданин обеспечен другим потребительским набором – тем, по которому Росстат рассчитывает общедоступный показатель инфляции, – то он попадает в столь пока еще немногочисленный средний класс, одной из отличительных черт которого является материальный достаток. В этот набор, в частности, входит: бескостная говядина, свинина, баранина, колбаса сырокопченая, икра лососевых рыб отечественная, соленые и копченые деликатесные изделия из рыбы, ликеры десертные, коньяк импортный, пиво импортное, обед в ресторане заказной в дневное время, ужин в ресторане заказной (включая спиртные напитки), меха и меховые изделия, духи импортные, мебельные наборы, микроволновая печь, импортный двухкамерный холодильник и т.д. и т.п.

Скольким россиянам доступно это изобилие? По самым оптимистическим оценкам – не более 20%. Это и есть те счастливчики, чье «качество жизни» можно оценить как высокое. Остальные в той или иной степени ограничивают себя даже при покупке продуктов питания, что само по себе создает дискомфорт и качество жизни резко снижает.

Одно из определений бедности вообще предполагает, что человек (семья) является бедным, если он лишен хотя бы одного атрибута благосостояния, – например, посудомоечной машины – который считается общественной нормой, а не роскошью. В рамках подобного подхода постоянно растущее в России расслоение населения по доходам (по итогам 2007 года разрыв между высшим и низшим децилями достиг 16,8:1) создает богатую почву для формирования невысокого качества жизни у подавляющего большинства граждан.

Давление стереотипов

Сила общественной нормы такова, что все, кто не имеет доходов, достаточных для приобретения и обладания «нормальным» (с точки зрения общества) набором товаров и услуг, чье существование не соответствует принятому «качеству жизни», – считаются и чувствуют себя неудачниками, лузерами. Каким образом создается эта общественная норма?

Колоссальную роль здесь, конечно, играют СМИ и кинематограф. Герои популярных сериалов про прекрасную няню или семью Букиных хорошо одеваются и живут в просторных квартирах, оснащенных современной бытовой техникой, с отдельной спальней на каждого члена семьи. Характерно, что все это есть как у преуспевающего столичного продюсера, так и у продавца из обувного магазина в Екатеринбурге, на содержании которого неработающая жена и двое детей.

Кроме того, бывая в гостях, люди невольно сравнивают собственный быт с бытом дома, куда они пришли. Например, обращают внимание на наличие или отсутствие компьютера, обладание которым достаточно быстро становится в представлении населения нормальным и вслед за тем – желаемым. При том что реальную необходимость в компьютере испытывает меньшинство, которое использует его по прямому назначению – в учебных или рабочих целях, для остальных он остается средством развлечения.

Частью общественной нормы благосостояния стал автомобиль, причем уже не отечественных марок, а импортный. При этом в значительном числе случаев это дорогостоящее приобретение явно излишне на фоне, например, недоинвестирования денег в собственное здоровье и (или) образование или недостаточного внимания, которое уделяется детям.

Формируемая «нормативность» перечисленных атрибутов жизни зачастую противоречит не только истинным, первоочередным и существенным потребностям людей (это характерно для любого общества потребления), но и тому, разумеется, что большинство населения не может эту норму реализовать и поддерживать. В результате у этого большинства культивируется мироощущение неудачников. А оно, возможно, составляет один из факторов охватившей общество взаимной ненависти и озлобленности, которая легко перерастает в немотивированную, казалось бы, жестокость, массовый вандализм и мелкое воровство.

Если повышение нормативной планки за счет появления новых атрибутов качества жизни продолжится при одновременном уменьшении шансов у многих из наших соотечественников эту норму себе обеспечить, то можно гарантировать еще более широкое распространение настроений типа «грабь награбленное», дальнейшее отгораживание высокими заборами богатых и тех, кого можно в этом грехе заподозрить, от остального народа. Из всех стран мира такая картинка наблюдается, пожалуй, только в нынешней ЮАР, где почти все белые вместе со своим достатком загнаны в гетто. Означает ли такое существование высокое качество жизни?

Амбициозные планы вывести Россию к 2020 году на принципиально новый уровень гроша ломаного не стоят, если не будет преодолена быстро развивающаяся тенденция к распаду общества на замкнутые группы, как правило, враждебные друг другу. При этом нельзя забывать, что общественный антагонизм увеличивается за счет этнических и религиозных факторов, которые усугубляют социальные проблемы.

Защита гражданских прав потребителей

Кроме обладания материальными благами, зафиксированными в описании потребительских корзин и в общественных нормах, на качество жизни непосредственно влияет реализация законодательно закрепленных гражданских прав и свобод. В Конституции Российской Федерации таких прав и свобод прописано немало. Они делятся на две группы: политические и социальные.

Казалось бы, какое отношение к качеству жизни имеют политические права и свободы? Дело в том, что человеку, который достиг описанного потребительского стандарта, «на десерт» хочется уважения и признания его достойным членом общества, как и полагается по Конституции. Между тем, как известно, наша власть, в том числе местная, имеет свойство сплошь и рядом попирать гражданское достоинство – мелкой, но хамской коррупцией, бездействием в ситуациях, когда надо быстро реагировать на проблемы, дремучестью своих кадров. На высоких государственных уровнях недостатки увеличиваются пропорционально полномочиям.

Ситуацию с соблюдением прав гражданина на занятие предпринимательской деятельностью Владимир Путин недавно охарактеризовал словом «ужас». Аналогичным образом, следовательно, можно охарактеризовать и качество жизни мелкого предпринимателя.

В Конституции закреплено право на «свободу и личную неприкосновенность». В реальной же действительности никто не гарантирован от многомесячной отсидки в СИЗО в нечеловеческих условиях до решения суда. Уже давно значительную часть мужского населения России составляют люди, прошедшие через «зону». Это не может не накладывать отпечаток на качество жизни, оставшейся этим людям на свободе.

Ежедневные преступления, ограбления и убийства подрывают право граждан на личную безопасность и в конечном счете на жизнь. Каким может быть качество жизни в городе, где ребенка страшно одного отпустить в школу, да и взрослые в любой момент могут пострадать от хулиганов? А количественный состав и сила персональной охраны кажутся обратно пропорциональными «качеству жизни» ее владельца.

Среда обитания и зоны благополучия

Тут-то и начинаешь грезить о тихих американских городках, где люди не отгораживаются друг от друга высокими заборами и не окружают себя злыми собаками и где, говорят, хозяева, уходя, могут не закрывать дверей на ключ. Мы, снобы и рабы мегаполисов, любим подсмеиваться над жителями таких городишек, где самое значимое событие в году – проигрыш или выигрыш футбольной команды местного колледжа. Но для тех, кто не одержим страстью во что бы то ни стало быть первым, для кого дом и дети – основная ценность, кто, добросовестно трудясь на неначальственных позициях, незаметно и в то же время эффективно создает ВВП, – для этой прослойки населения именно такая организация жизни должна лежать в основе формирования ее качества.

Качество жизни напрямую зависит и от среды обитания – и не только в экологическом смысле. Речь идет о ландшафте, который либо вызывает агрессию и обостряет негативные инстинкты (те же мегаполисы или промышленные города времен советской индустриализации), либо создает отношения гармонии между человеком и природой. Недаром в любой стране средний класс, удовлетворивший свои первичные материальные потребности, стремится жить на земле, в отдельном доме, а за вид на океан или на заснеженные горы из своего окна готов платить немалые дополнительные деньги.

Затронув соотношение понятий «качество жизни» и «среда обитания», мы должны сказать и о том, что высокое качество жизни не может быть обеспечено территориально-выборочно.

Как упомянуто выше, богатое и успешное российское население начало концентрироваться в гетто («рублевках»); усугубляющееся социальное неравенство, отражением которого и является эта территориальная концентрация, никак не способствует высокому качеству жизни – в частности, тех, кто поудачливее. Однако, безусловно, особенно ярко социальное неравенство, характеризующее российский уклад жизни, проявляется в провинции. Замечено, что в составе федеративной России представлены все типы членов ООН – от близких к Западной Европе наших двух столиц до отсталых Тывы, Бурятии, Калмыкии (к сожалению, это не полный список), ушедших недалеко от слаборазвитых стран Азии и Африки. По-настоящему же высокое качество жизни возможно только в стране, где в любой населенной точке человек ощущает себя не изгоем или лузером, а полноценной личностью, имеющей доступ ко всем благам цивилизации.

Качественное основание

И, наконец, главное. Все атрибуты качества жизни, перечисленные выше, не выполняют свои функции, если в обществе отсутствует ощущение стабильности (а не застоя), веры в завтрашний день и для себя, и для страны. У людей должно быть твердое убеждение, что, несмотря ни на что, впереди будет лучше, чем сейчас. Тогда есть смысл учиться, работать, рожать детей, копить на безбедную старость. Если такое убеждение начинает подвергаться сомнению, то любое здоровое общество, в котором обеспечены признаки высокого качества жизни, просто избавляется, в рамках Конституции, от не оправдавшей его надежд правящей группы и доверяет свою судьбу другим силам, со свежими взглядами и очевидным потенциалом развития. Если же общество допускает паразитирование на себе недееспособных лидеров, озабоченных лишь сохранением собственной власти, – его «качество жизни» останется словосочетанием, бессмысленным переводом, отражением неудачного механического переноса модели одной реальности в другую, устроенную совсем по другим законам.

 

НГ

Добавить комментарий