Леонард Свит: Церковь оказалась не готова к приходу Google World

Леонард Свит, американский писатель футуролог, развивающий собственную метафору "google world" для описания процессов, происходящих в современном христианстве. По его мнению  церковь перешла из эпохи Гуттенберга в эпоху Google, которая характеризуется качественным изменением структуры и способа потребления информации. Недавно Леонадр посетил Ригу и мы смогли встретиться с ним, чтобы побеседовать о судьбе современного христианства.

 

 

Современное христианство в кризисе, или это его естественный этап?

Я думаю, что у христианства сейчас время выбора. Бог будет управлять будущим христианства, потому что это Его проект. Меня не беспокоит осуществление Божьей миссии в мире, но я обеспокоен состоянием церкви, сможет ли она приспособиться к этим изменениям? Пять столетий мы жили в эпоху Гуттенберга. Сейчас же открывается абсолютно новый способ жизни. Я не говорю о телевидении, потому что оно относится еще к технологиям эпохи Гуттенберга. Я имею ввиду интернет. Церковь еще толком не имеет понятия, как использовать этот ресурс. Я не беспокоюсь за осуществление Божьих целей в целом, но у меня есть беспокойство относительно более локальных вещей.

Как получилось, что сегодня в мировом христианстве господствует либеральный тренд, который и определяет его облик?

Потому что церковь подчинила себя современным парадигмам, которые предлагает жизнь. Христианство стало более "современным", чем "христианским". Опасность заключается в том, что христианство может купиться на эти современные культурные движения, которые предлагает мир.  Я хочу сказать, что церкви очень важно пребывая в этом мире,  оставаться верующими людьми.

Разрушение традиционной системы моральных ценностей — кому это выгодно и к каким последствиям может привести?

Я читаю свою Библию на английском. Тот, кто сделал ее перевод, был пастором и ученым. Этому он посвятил всю жизнь. Но в награду он не получил королевскую пенсию, его убили. Мы сегодня читаем Библию на родном языке и не видим, что в этом сложного. Но в те времена перевод на народные языки был подвигом. Времена изменений, времена выбора — это очень опасное время. И в такое время нужны пророки, которые выйдут на шаг вперед и будут готовы пожертвовать жизнью ради большого дела. Одна из причин, почему мы еще не можем эффективно распространять Евангелие в "мире Google", в том, что кто-то из христиан не стал мучеником ради Христа.

Пост-харизматическое движение идет на спад, "эмерджен-черч" не получили должного распространения. Как Вы думаете, каким будет облик христианства в конце 21 века?

Я думаю, что христианство двигается одновременно в двух направлениях. Это с одной стороны харизматическое движение, особенно в южных частях света и на востоке. Есть и другое — литургическое направление, со всеми ритуалами и обычаями.  Я мог бы по этому поводу устроить длительную дискуссию и поспорить о том, что оба направления идентичны. Но фактом остается то, что они развиваются благодаря тому, что используют интерфейс, соответствующий "миру Google".

Что такое "Google world"?

Цифровой, электронный, в его основе лежит интернет. Такой мир, в котором больше задействовано правое полушарие мозга. Раньше, в эпоху Гуттенберга, было больше задействовано левое полушарие. Правое и левое полушария -это два отдельных раздела головного мозга. Левое отвечает за логическое, рациональное, последовательное мышление. Правое — нелинейный образ мыслей, экзистенциальное познание, творчество, воображение. Обе крайности современного христианства — харизматическое и высокоцерковно-литургическое — обращаются к правому полушарию. Будущее принадлежит людям "правой стороны".

Получается, что эта тенденция сближения харизматических церквей с католической церковью связана имеет не богословские причины, а то, что оба движения апеллируют к правому полушарию мозга?

Самое главное, что у них есть интерфейс, который позволяет им взаимодействовать с современной культурой. И это имеет непосредственное отношение к теологии. В современном пятидесятническом и харизматическом движении имеется страсть, которая есть любовь к Иисусу. Либерализм касается принципов и установленных порядков. Никто не любит принципы, мы людим человека.

Церкви на постсоветском пространстве в растерянности. Первая волна энтузиазма спала, вторая не пришла. Пасторы бросают служения и идут на светскую работу. Плюс усилилось давление государства в некоторых странах. Каков выход из этого кризиса?

То же самое было с церквями в Америке пару сотен лет назад. Государство помогало церквям и они жили на налоги. Потом эта политика прекратилась. Церковь была оставлена на собственное попечение. Это был "безнадежный заплыв", когда пловец должен был неизбежно потонуть. И церкви вынуждены были обращаться к людям, чтобы выжить. Я это называю "свободный рынок" и считаю лучшим, что произошло с тех пор. Сейчас в Америке церкви почти на каждом углу. Американцы поддерживают церкви больше, чем какая-то другая нация. Но это не потому что они обязаны, а потому что хотят делать это. Но потребовалось некоторое время, чтобы это произошло. Я думаю то, что происходит в России — положительный процесс. Люди должны стать взрослыми и научиться, как им любить Бога, церковь и ближнего.

Беседовал Павел Левушкан

 

Baznica

Добавить комментарий