Назло безнравственным соседям

Михаил Берг

 

Петербург, известный как культурная столица России, решил стать законодателем не только культурных норм (победа в культуре – пройденный этап), но и нравственных. При всемерной поддержке Смольного здесь разрабатывается так называемый "Нравственный кодекс петербуржца", который, по замыслу авторов, должен уже к осени появиться в четырех вариантах: полная версия (ее должно утвердить Законодательное собрание, и тогда она станет частью городского устава), адаптированные версии для детей и для слепых, а также краткое резюме — в виде драгоценной вкладки в паспорт.

Для тех, кто еще помнит "Моральный кодекс строителя коммунизма", документ, который должен помочь петербуржцу уточнить свои нравственные принципы, покажется очень знакомым. Чтобы стать по-настоящему нравственным, истинный петербуржец (а вслед за ним, очевидно, и каждый россиянин) должен поддерживать в себе "здоровое чувство патриотизма и любви к городу, стране, выраженное в образцовом  выполнении гражданского долга", вести "работу по духовному, нравственному совершенствованию своего характера", использовать "в своей речи только нормативные выражения, его русский язык: чистый, точный, вежливый, немногословный, красивый и простой".

Понятное дело, что истинный петербуржец уже "свободен от пагубного влияния вредных привычек: табакокурения, алкоголизма, наркомании, либо прилагает все усилия к тому, чтобы навсегда освободиться от них", а в качестве увлечения (хобби) выбирает "только общественно-полезные, социально-важные и безопасные виды деятельности".

Цитировать этот документ хочется бесконечно. Он льется как песня из ведра, а читается как шутка бесшабашных блоггеров. Такой он весь неправдоподобно румяный, сдобный, правильный, точно колобок из советской печи со знаком качества. Как говорится, сам бы ел, да не могу не поделиться с ближним.

Конечно, можно посмеяться над чиновничьими играми в поощряемую на самом верху инициативу: пока президент Медведев размахивается, словно русский богатырь, чтобы начать нешуточную борьбу с коррупцией, и уже составляет первые бесценные документы, мы тут на месте подсуетимся и примем "Нравственный кодекс", способный победить не только мздоимство, тотальную бесчестность правящего Россией (и, конечно, Петербургом) класса чиновников, но и правильно сформировать понимание принимаемых наверху решений "нравственными гражданами" внизу. Ведь истинный петербуржец "являет собой пример всемерного соблюдения законов общества", а каковы нравственные законы нашего общества, всем и так известно.

Увы, российская власть, развратившая народ, лишенный честной информации о происходящем в стране и мире, лестью о его бесконечном нравственном превосходстве над всеми остальными, особенно неправославными народами, пожинает сегодня колючие плоды своей политики. Как при Карамзине единственным словом, определявшим российское общество, было "крадут", так и сегодня окруженный со всех сторон злыми эстонцами, грузинами и сбитыми с толку наивными украинцами российский гражданин представляет собой что-то бесконечно далекое не только от "Морального кодекса строителя коммунизма", но и от тех же христианских заповедей, главным хранителем которых объявляет себя огосударствленная РПЦ.

Есть очень простые способы оценить нравственность общества. Как известно, нравственность проявляется прежде всего по отношению к слабым, детям и старикам. Какие у наших стариков пенсии, какое у них замечательное медицинское обслуживание, известно давно, особенно по сравнению с теми, кто, как коршуны, кружит со своими ПРО над нашими головами. Но дети, цветы жизни, как с ними? И здесь Россия без сомнения чемпион — такого количества детей-сирот в детских домах нет нигде в мире. То есть в большинстве стран, которые принято называть цивилизованными, детских домов нет вообще. Их нет прежде всего в протестантских странах, таких как ненавидимая сегодня в России Англия и бездуховные США. Вместо них длинные многолетние очереди на усыновление этих самых сирот, а если по тем или иным причинам сироты еще не усыновлены, то живут в специальных патронатных семьях, называемых фостеровскими. И за право быть даже такой промежуточной семьей в этих странах идет борьба. У нас же число сирот в детских домах с годами не уменьшается, а растет.

И как в этом смысле выглядит Петербург или там столица нашей родины, лужковская Москва? Лидеры, лидеры по высоконравственности. В Чечне всего 1 процент детей-сирот попадает в сиротские учреждения. А вот в лужковской Москве — 30 процентов: почувствуйте разницу! А в культурной столице, готовящейся стать образцом и эталоном нравственности? Здесь цифра совсем запредельная — 46 процентов. То есть почти половина детей, оставшихся без родителей, оказываются никому не нужны и попадают в детдома. Вот так и получается, что Чечня, коррумпированная и вообще кадыровская, в 46 раз нравственнее северной столицы и в 30 раз нравственнее белокаменной и златоглавой.

Могут ли спасти положение игры типа "Нравственный кодекс петербуржца"? Вряд ли — они такое же лицемерие, как и вся остальная политика безнравственного и бессмысленного режима, установившегося в России в новом тысячелетии. Сперва надо перестать строить из России небесный Иерусалим и спуститься с небес на землю. Увы, грешную и давно больную. А потом думать, можем ли мы учить хоть кого-нибудь на личном примере. Делать из детей сирот мы умеем. А вот говорить и слушать правду – нет.

 

Грани.ру

Добавить комментарий