Как МЫ с женой попали в переделку (продолжение)

Из книги Билла Гиллэма: ВАША ГАРАНТИЯ НА ВСЮ ЖИЗНЬ

 

Стремление к самоутверждению

У маленького мальчика очень много потребностей, главная из которых – почувствовать себя мужчиной, – почувствовать свою принадлежность к мужскому полу. А если мальчик будет чувствовать, что он не соответствует этим требованиям – у него возникнут проблемы, связанные с самоуважением, с чувством собственного достоинства (вот оно опять – это слово).

Что конкретно я имею ввиду, когда говорю, что мальчику крайне важно почувствовать себя мальчиком? Ну, скажем, пятилетнему мальчугану просто необходимо быть уверенным, что он сможет бросить камень точнее и дальше пятилетней девочки. Ему нужно быть уверенным в том, что он сможет спокойно, “без страха” взять в руки ящерицу или жабу. Вот она тебя пачкает, а ты лишь спокойно размазываешь грязь. Ты даже можешь сесть за стол с грязными руками. И когда девчонки визжат от страха: “У тебя от нее бородавки на руках будут!”, то нам, мальчишкам, только этого и нужно, нам это очень даже нравится. “Ну и что! – говорим мы. – Да хоть по самые локти! Мне все равно!”

Ну что, такие они мальчишки, или нет? И знаете что: во мне до сих пор от мальчишки многое осталось. Конечно же, речь идет не о жабах, но мне приятно чувствовать, что Анабель видит во мне сильного мужчину; знает, что она может во всем на меня положиться; она уверена, что может обратиться ко мне за дельным советом. Она довольна, что ей не приходится одной нести ответственность за принятие решений по проблемам, возникающим в нашей семье. Короче говоря, я считаю, что у меня есть потребность ощущать, что она видит во мне своего мужа, а не мальчика.

И еще: для меня – ребенка – мама была воплощением всех женщин. И вовсе не потому, что она была другая физически. Дело в том, что если мне однажды и суждено было почувствовать себя мужчиной, то я обязательно должен был стать более волевым и сильным, чем женщина-мама! А сделать это было куда труднее, чем взобраться на Эверест! И, вдобавок ко всему, мой отец, у которого я должен был бы учиться мужскому поведению, демонстрировал поведение, прямо противоположное Божьему замыслу. Вот и получалось, что не было на моем жизненном пути ни помощи, ни примера для подражания, – чтобы мне увидеть и почувствовать в себе настоящего мужчину. Поэтому и успешно играть роль “Сам себе господин”, воспринимая себя, как мужчину, я, естественно, не мог. Я сомневался в том, что я вообще мужчина. И все это, закрепившись в моей плоти, стало определяющим фактором в моей жизни на целых сорок лет!

Три вероятных сценария

Во время моих многочисленных консультаций, куда сотни людей приходили со своими проблемами, Святой Дух показал мне, что жизнь мальчика, выросшего в подобном окружении, будет развиваться по одному из трех “сценариев”, или же по двум, а то и по всем трем сразу.

Первый вариант: он может стать гомосексуалистом. Его так могут запугать ненормальные отношения в семье, что он решит, что нормальная, самим Богом ему предназначенная мужская роль – не для него. Он в буквальном смысле откажется быть мужчиной и возьмет курс в противоположном направлении – на все 180 градусов. И, Сам себе господин, он (не без “любезной помощи" Дьявола) станет удовлетворять свою потребность в любви “наилучшим” из имеющихся в его распоряжении способов. Со мной этого не случилось, но случиться могло вполне. Мне приходилось общаться со многими мужчинами и женщинами, которые уже родились свыше, но все еще страдали от искушений подобного рода. Они выросли в семьях, где все было наоборот.

Второй вариант: мальчик может стать очень пассивным. Он не совсем, а только “наполовину” откажется быть мужчиной, и пассивно будет плыть по жизни, удовлетворяя свою потребность в любви теми жалкими крохами, которые достанутся ему со стола сильных женщин и мужчин. Его девизом будет: “Я – пес ничейный, кто позовет – с тем и пойду”. Своего мнения он предпочитает не иметь, потому что чувствует, что если люди будут с ним не согласны – они перестанут его принимать. А этого он боится пуще всего, и поэтому подчиняется их власти, чтобы получить свою порцию любви. Такой человек считает себя порочным, “не таким как все остальные”. И, с подачи Сатаны, он может удариться в гомосексуализм. Он даже может поверить, что на то была Божья воля! Но когда такой человек становиться новым твореньем во Христе, то все, что прежде определяло основу его личности, становится единственным и неповторимым вариантом его плоти. Потребность быть любимым – в человеке от Бога, но Дьявол пытается использовать эту самим Богом данную потребность, и обманом заставить человека обратится к мирскому способу удовлетворения этой потребности – гомосексуализму. Но любой подход к удовлетворению потребности в любви противоречащий Писанию – грех.

Трагедия состоит еще и в том, что в представлении некоторых христиан такое пассивное поведение сходит за благочестие, тогда как фактически – это трусливая, “заячья” плоть. Человек поступает так из страха перед людьми, и движет им стремление заслужить их любовь. Пора прекратить избирать таких людей в руководство церкви до тех пор, пока они не одержат победу над своей собственной плотью. Их жизненное кредо – “и вашим и нашим” – это не живущий в них Христос, – это чистейшей воды плоть.

И моей плоти тоже было свойственно нечто подобное. Я тоже этим грешил, особенно пребывая рядом с сильными мужчинами. И хотя, благодаря пониманию того, кто я есть теперь, во Христе, я уже давно одержал победу над этим свойством моей плоти, – искушение в этом для меня все еще остается.

Третий вариант: это путь рубахи-парня, когда мальчишка хочет любой ценой стать “настоящим мужчиной”. Стиснув зубы, он скажет себе: “Я стану мужчиной. Я смогу. Мне просто необходимо почувствовать себя “настоящим мужчиной”. Я должен им стать”.

Именно этот путь я для себя, в основном, и избрал. Я взбунтовался против засилья маминой власти и пассивности отца. Я изо всех сил старался “преодолеть” свое прошлое, доказывая самому себе, что я – мужчина. Понимаете ли вы, что мною двигала потребность добиться любви?

Помоги себе сам.

Что может предпринять мальчишка, чтобы почувствовать себя настоящим мужчиной? Встав на путь рубахи-парня, я – три вершка от горшка – стал грубить и сквернословить, и при этом страшно гордился собой. И это подействовало, в глазах моих сверстников я стал настоящим парнем. Я просто был вне себя от радости, когда слышал, как старшие говорили: “Слышали, как ругается пасторский сынок?” Сегодня такое уже не пройдет, так как женщины давно уже сравнялись в пошлости и сквернословии с мужчинами, но в моем детстве такое еще здорово срабатывало.

А теперь давайте заглянем в мои школьные годы. Как в этом возрасте можно доказать себе, что ты – настоящий мужчина? С возрастом, как вы понимаете, набор средств должен был расширяться, так как “круг” моих отношений становился сложнее и разнообразнее. Одна из возможностей – занятия спортом.

В небольшом селении в Оклахоме, где прошло наше с Анабель детство, слово “спорт” означало американский футбол, вот я и занялся футболом. Правда, была одна проблема – это мой земной костюмчик. Ростом я был метр пятьдесят пять, весил сорок четыре килограмма, размер воротника — 13-й, и абсолютно никакой растительности на ногах. Если вам достался такой “костюмчик” и вы должны в нем играть в американский футбол – то ваша душа в опасности! И вот он я – на поле, перепуганный до смерти, но играю. Я должен был играть, это было просто необходимо мне, потому что помогало мне себя уважать. Когда же я, наконец, прибавил в росте и в весе и стал играть нападающим – я уже был уверен, что Бог на свете есть. Даже в колледже я продолжал играть, чтобы в разговоре можно было вставить, мол, я играл в футбол за колледж. Бррр, жутко вспомнить! Мне там чуть все ребра не переломали!

Как еще старшеклассник может попытаться “самоутвердить” свое мужское “я”? Ну, конечно же, “соблазнить” старшеклассницу. Но, подождите минутку. Вернемся в первую главу, где мы с вами говорили о том, что мнение ребенка о себе формируется через отношения к нему окружающих его людей. А в нашем доме никто никого ни разу не поцеловал, и пятнадцатилетнее дитя имело нецелованно-девственные губы! Мама даже собаке не позволяла меня лизнуть. Так как же я себя одолжен был ощущать? Нецелованным. Я чувствовал, что меня никто и никогда целовать не захочет. Ох, как мне хотелось поцеловать “женщину”, но я даже не мог заставить себя попробовать это сделать! Мои чувства “заклинило” на этом.

Теперь вам не трудно будет понять, что с женщинами у меня не клеилось. Если, с одной стороны, меня одолевало сильное желание поухаживать за девушкой (сила этого желания достигала десяти баллов), то, с другой стороны, мысль о том, что я что-то не то или не так сделаю и меня отвергнут, пугала тоже – на все десять баллов. Таким образом, все мои сексуальные похождения заканчивались на уровне воображения. И долго еще после того, как спасение стало для меня реальностью, эти особенности моей плоти преследовали меня, мешая научиться “ходить по духу”. Дорого мне обошлось мое стремление во что бы то ни стало доказать всем, что я настоящий мужчина.

“Мне отмщенье”, – говорит ощущающий свою ущербность мужчина.

В процессе формирования плоти я освоил и добавил в свой арсенал еще одно средство – или, точнее, оружие, – которое мне здорово помогало в битве за “самоутверждение” своего мужского достоинства. Я использовал это оружие против тех, с чьей стороны ощущал наибольшую угрозу своему утверждению в мужской роли. Как правило, это были сильные, активные, уверенные в себе особи женского пола. При виде их во мне всплывало все недовольство и раздражение, копившиеся с самого детства. Во мне клокотало страстное желание: расправиться с ними, подавить их морально, продемонстрировать им свое превосходство и почувствовать себя победителем. Как вы помните, “победить” их на сексуальном фронте шансов у меня не было никаких, но выход нашелся довольно быстро. Я мог это сделать при помощи своего острого языка.

Создав меня мужчиной, Бог наделил меня логикой в большей степени, чем типичную представительницу женской половины человечества. Женское мышление в большей степени интуитивно, и женщины более чувствительны. В старших классах школы, схлестнувшись с какой-нибудь “девушкой с характером”, я прибегал к сарказму и сквернословию. Обычно я высмеивал ее перед всем классом, реже – без свидетелей, я издевался над тем, как она одевается, как поет, как выглядит; я мог осмеять прыщ у нее на шее, который она старательно прятала; в общем, все, что угодно, лишь бы вывести ее из себя. Видите ли, ответить мне тем же ей было очень трудно, – ее обезоруживала ее собственная чувствительность. Меня же ее оскорбления ничуть не задевали. Я насмехался над ее выпадами в мою сторону и удваивал поток оскорблений в ее адрес. И когда она срывалась, начинала реветь или орать на меня – вот тут то мне уже было трудно сохранять спокойствие, потому что все во мне ликовало!

Печально, не правда ли? Но оглянитесь вокруг, посмотрите на миллионы семейных пар, как христианских, так и нехристианских, – ведь там происходит то же самое. Девушка с характером выходит замуж за такого рубаху-парня, который страдает оттого, что во всем пытается доказать, и в первую очередь себе, что он – мужчина, и непрерывные “боевые действия” становятся нормой их жизни.

Я вовсе не горжусь тем, о чем я только что вам рассказал. Как раз наоборот. Просто я хотел показать, как семнадцатилетний юноша стремиться к самоутверждению. Вы увидели, как я, “Сам себе господин”, добивался того, чтобы уважать себя. А после того, как я обрел Спасение, весь этот хлам стал для меня тем, что я называю “мои прежние пути-дороги”, моей плотью, которую Сатана будет стремиться использовать в борьбе против меня.


Христианский сайт

Добавить комментарий